Сюжеты

ПАРА СЛОВ О ТРЕХ БУКВАХ

Этот материал вышел в № 28 от 19 Апреля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Для группы «Ленинград» нет разницы между теми, кто сидит в модных клубах, и теми, кто просто сидит. Те и другие составляют их публику Быть оригинальным сложно. Получается глупо или заумно. Лучше быть простым, как табуретка. На которой...


Для группы «Ленинград» нет разницы между теми, кто сидит в модных клубах, и теми, кто просто сидит. Те и другие составляют их публику
       

  
       Быть оригинальным сложно. Получается глупо или заумно. Лучше быть простым, как табуретка. На которой написано слово из трех букв.
       Потом это назовут рекламным ходом, пиаровской акцией и даже ругнутся словом «конъюнктура». А вы будете долго объяснять, что хотели оказаться в андерграунде.
       Примерно это случилось с группой «Ленин-
       град». Последний альбом «Дачники» выстрелил. Сознательные и досказанные матерно-похабные частушки, которые профессионалы музыкального мира зовут текстами, а некоторые даже лирикой, не звучат сейчас разве что на рынках.
       То, что веселье и мат под игривую музыку «в народе покатит», группа «Ленинград» поняла не первой. Были и панковские «Автоматические удовлетворители», и псевдопанковский «Сектор газа», но лидеры обеих уже на том свете вследствие беспорядочного образа жизни. А Сергей Шнуров — на большой сцене. Возможно, потому, что попадает в такт времени
       
       Лежу, плюю я в потолок,
       Аж проплевал до дырочки.
       Искусствоведы для меня Придумывают бирочки:
       Матюжник или модернист,
       Плевал я на понятия.
       Я посылаю на х...
       Всю вашу пиз...братию.
       — Продолжаешь «дело предков»?
       — Я понимаю, что «Ленинград» — это явление из прошлого. Такие монстры, восставшие из ада. Это сделано специально. Все вокруг живут какими-то воспоминаниями. Ты ж помнишь, что раньше была группа «Алиса». Ты видела тогда ее рекламные ролики, клипы? Ничего же не было. У друга была кассета, ты ее переписывал, и тебя перло. У тебя резонировало сердце.
       — Переписывать кассеты — это да, было. Но какой же это андерграунд, когда недавно вот журнал «Афиша» вышел с вашим диском на обложке. Это уже практически массовая популярность.
       — Нет, почему? Я даю тебе интервью и вообще достаточно много общаюсь с журналистами, потому что просто хочу, чтобы люди, которым это нужно, узнали, что это есть.
       Читал я Аристотеля труды,
       Щас бегаю за пивом б... туды-сюды.
       Бутылку сдал, бутылку взял,
       Вот истины недостижимый идеал.
       — Ты против образования?
       — Мне кажется, будущее за дилетантами. Люди, которые находятся вне социума, злее и голоднее. У тех, кто постоянно не живет в городе, а приезжает сюда из какой-нибудь деревни бороться за жизнь, гораздо больше энергии. Поэтому в основном они что-то реально делают в культуре. Так же и люди без образования — намного мощнее.
       — Сейчас вообще популярно дилетантское искусство. Но существуют же гениальные дилетанты и те, кто подстраивается под волну.
       — Дилетантизм моден, но непопулярен. Это две разные вещи. Достаточно посмотреть на наши хит-парады.
       — Но дилетанты тоже делятся на талантливых и неталантливых.
       — Вообще все люди делятся на талантливых и неталантливых.
       — Ты талантливый дилетант?
       — Я гениальный.
       — Это честно или это чтобы красиво написать?
       — Чтобы написать.
       — Честно.
       Весь этот шоу-бизнес
       Еб..ный мазафака.
       — Сейчас «Ленинград» стал очень популярен. Все чаще приходится сталкиваться с шоу-бизнесом и при этом хочется оставаться в андерграунде. Где компромисс?
       — Все эти разговоры о популярности — по большому счету профанация. Не хочешь быть популярным, ничто тебе не мешает работать грузчиком.
       Я обложился со всех сторон директорами и тур-менеджерами. С людьми разговаривают они. Я даже не знаю, сколько мы получаем денег за концерт.
       — Наверное, немало. И при растущей массовой популярности ты продолжаешь считать себя в андерграунде. Сейчас вообще он есть?
       — Конечно, есть. Если ты делаешь какую-нибудь реально х..евую музыку, которую никто не слушает, сразу можешь причислять себя к андерграунду.
       Где ваши руки,
       Бейте в ладоши, суки!
       — У вас очень странная публика. Это, с одной стороны, пафосные интеллектуалы, с другой — так называемое бычье...
       — Я понял буквально недавно, что вся моя публика — это люди с жизненным опытом, а бычье они или интеллектуалы — это совершенно неважно. Какая разница, сидит человек в модных клубах или он просто сидел и вышел.
       (Выпивает 50 граммов водки, закусывает лимоном.)
       Хотя та публика, которая псевдобогема, мне в последнее время нравится меньше. Я не понимаю, что я могу сказать подростку. Мне интересны люди с опытом. С каким-то зэком мне прикольнее общаться, потому что он интереснее. В каких-то суждениях, вообще в жизни.
       — Но у зэков есть понятия. Многие утверждают, что у этой молодежи понятий нет.
       — Есть, только другие. В массе своей все люди закомплексованы, но среди них есть яркие личности. Среди людей, которые были в пограничных ситуациях, их гораздо больше. Потому что эта богемная молодежь жизни не видела.
       Бывают люди абсолютно без интеллекта, но настолько мощные и интересные!
       Я жил полгода в поселке Бронницы под Новгородом, у одной бабки. Бабушка — песня. У нее сын пожарник был — сгорел на пожаре, помер. Такая судьба у нее. Я с ней общался, и мне с ней было всегда интересно. У нее такой жизненный опыт, который, не дай бог, кому получить.
       Дяди, не испорченные социумом, гораздо правильнее нас. А интеллект человека для меня вообще ничего не значит.
       — А как же «битва интеллектов»?
       — Битва интеллектов вообще ничего не требует и ничем не заканчивается. А вот когда у тебя ножик приставлен к горлу, это да.
       Когда нет денег, нет любви,
       Такая штука эта се ля ви.
       — А ты в душе романтик?
       — Человек, который разочаровался в романтике.
       — Но есть же циничные романтики, а есть романтичные циники.
       — Романтичных циников не встречал, циничных романтиков видел.
       — В зеркале?
       — Да, там тоже иногда.
       — Ты считаешь, есть любовь?
       — В моей любимой книжке, которая называется «Трест Д.Е.» — ее написал Илья Эренбург, — есть замечательная фраза: «Любовь придумал Шекспир». До этого времени любви вообще не было.
       Я считаю, любовь — это вирус, который в Америке победили. Там любви нет.
       — Ты согласился бы когда-нибудь уехать?
       — Нет, ни за что. Мне нравится мутная вода. Я не хочу понятности. В непонятности я себя чувствую лучше.
       — Была недавно на вашем концерте. Первые пять минут все было отлично, такой эмоциональный подъем. Потом меня начала накрывать волна мата и грязи.
       — Да, поэтому я никогда не играю длинных концертов. Много «Ленинграда» — это плохо. Это факт. Это то же самое, что много водки, — тоже говно. Водка — за...бись. Но если ее много — это плохо.
       — От каких болезней и душевных скорбей можно прописать группу «Ленинград»?
       — Против идолопоклонничества. «Ленинград» говорит: «Не сотвори себе кумира». У меня никогда не было кумира. Не хочу.
       — Мат — это энергетика?
       — Да, это очень мощная энергия. Одним словом ты можешь выразить огромный временной период. Но и потом мат — не самое главное в «Ленинграде». Там самое мощное — подача. А мат — просто как один небольшой мазок. Смотришь — отличная картина, но вот здесь красненького не хватает. Берешь и...
       — Почему, когда дети матерятся, они чувствуют себя крутыми?
       — А почему, когда один ребенок побил другого, он себя чувствует крутым? Это такая же фигня. На самом деле это просто табуированная лексика, которую вслух произносить нельзя. Ты можешь думать так, переживать эти слова, но только про себя. Я озвучиваю на сцене то, что многие люди держат у себя за душой.
       — Блевательная эстетика такая? Эффект рвоты?
       — Ну, наверное, да.
       — Раньше были панки — протестовали против устройства общества. Сейчас единственное табу, которое осталось в обществе, — это мат?
       — Я думаю, нет. Я не считаю «Ленинград» протестом. Так и Ницше можно назвать первым панком. Или Сократа. А что? Панк! Протестовал против устройства греческого государства.
       — Ну ты же нарушаешь табу?
       — Но я же артист. Люди, которые приходят «на меня», понимают, что я не вру.
       — А ты правда не врешь?
       — Да нет, вру, постоянно вру. Я не крутой, никого не учу жизни. Я сам не знаю.
       — Тебе просто нравится ко всем прикалываться. Ты пишешь стихи за две минуты, и потом их слушает куча народу. А ты от этого тащишься. Так?
       — Да, мне это нравится. Я только себе часто не нравлюсь, постоянно себя мучаю, злюсь на себя.
       — Как с этим борешься?
       — Пью. В России все пьют. Потому что постоянно меняются жизненные ориентиры. Люди во что-то начинают верить, а в результате это оказывается полным фуфлом.
       Наша страна — это ох...енный клуб самоубийц. Все родились для того, чтобы умереть, все это понимают и бухают, потому что знают, что все равно сдохнут. А за границей они все еще надеются, что придумают какое-то лекарство от смерти.
       — Ты не веришь в нашу политику?
       — Как писал Чарльз Буковски: «Думать о политике — это все равно что пытаться вые...ть кошку». У меня нет телевизора, я не в курсе дел. Друзья-журналисты рассказывают какие-то истории, я удивляюсь. У меня в районе ничего не происходит. Бомбы не валятся, никого не насилуют. Выхожу на улицу — покурил — все нормально.
       Череп, скрещенные кости
       У меня на лбу.
       Видно, боги наплевали
       На мою судьбу.
       — Ты верующий человек?
       — Да.
       — И как вера совмещается с таким вопиющим сатанизмом на сцене?
       — Не знаю, это у НЕГО надо спросить. Вера — это же дар. Я, кстати, раньше хотел быть священником.
       — Это правда или опять врешь?
       — Нет, это, к сожалению, правда. Но я не пошел. Я понял: там такая же фигня, как в армии. Иерархия и все такое.
       — Не получилось вверх, полез в самый низ и самую грязь?
       — Я думаю, из низа легче рвануть куда-то наверх, чем в середине сидеть.
       Я пьяный вечно жрать хочу
       И воняю потом.
       Да мне насрать,
       что денег нет,
       Я не живу по нотам.
       — У тебя двое детей. Как ты их воспитываешь?
       — С одним я не встречаюсь, с другим я живу. Пацан маленький совсем — скоро год будет. Наверное, я хороший отец, он постоянно ко мне приходит, от няньки убегает. Я ему разрешаю все. Он ползает. Уже сломал мне видеокамеру, размочил ноутбук — клавишу оторвал.
       — А он слушает «Ленинград»?
       — Конечно, нет.
       — Вот видишь, ты не хочешь, чтобы твой ребенок ругался матом и пил водку.
       — Он все равно будет это делать.
       Я люблю пиво, я люблю водку,
       Я люблю баб и жирную селедку,
       Я не люблю твоих французских булок,
       Я алкоголик — е...ный придурок.
       — Ты никогда не пробовал писать песни немножко полиричнее? Какие-нибудь философские...
       — У меня в жизни был период, когда совсем не было денег, и я подумал: Серега, пора становиться поп-певцом. Я написал 15 песен, записал три, приехал в Москву, подписал контракт с одной фирмой. Они говорили: «О, Cерега, мы из тебя делаем звезду». А потом подумал: ну на х...я мне это нужно — пошел и устроился на работу. Разорвал контракт, заплатил за юриста 250 баксов и продал все песни Ляпису Трубецкому.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera