Сюжеты

СОСТАВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРИБЫЛ

Этот материал вышел в № 28 от 19 Апреля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Просим занять свои места Взяли меня, как чистого фраера, на бану (в смысле вокзале) у ресторана. Нет, и клифт на мне был вполне приличный, и ботиночки со скрипом, и брючата — загляденье. И в этом самом пиджаке (клифте) меня забрали в...


Просим занять свои места
       

  
       Взяли меня, как чистого фраера, на бану (в смысле вокзале) у ресторана. Нет, и клифт на мне был вполне приличный, и ботиночки со скрипом, и брючата — загляденье. И в этом самом пиджаке (клифте) меня забрали в кабаке какие-то два гада. Ну натурально лицом на пол, руки за спину... Сами, кореша, знаете, как это бывает, когда на ментуру нарвешься. Наручники за спиной застегнули и с размаху кинули в черный «воронок». Двое ментов по бокам сидят с наганами, третий сзади едет на мотоцикле с автоматом офигенного калибра. Говорят, их для милиции из авиационных пушек переделывают. С двадцати шагов эта штука слона насквозь пробивает. Приводят меня к следаку, а у него к допросам старая привычка. Предлагает сигарету, зажигает спичку.
       — Вы, — спрашивает, — случаем, не Чикатило?
       — Нет, — говорю, — товарищ, моя фамилия Сергеев. А кто такой Чикатило — так я понятия не имею!
       Короче, не брал я на душу покойника и не испытывал судьбу. А в эту ночь я спал спокойненько и весь ваш МУР видал в гробу! Я ведь тоже не лыком шит — образование высшее. Начальник мне грубить было начал, но напрасно он это делал. Назло ему темню я восемь дней.
       За это время я отказался от следующих милицейских висяков:
       1. Разбойное нападение, совершенное на Илью Муромца неким Соловьем-разбойником.
       — Никак нет, — говорю, — господа хорошие. Это, не иначе, дело рук песельников, которые под фанеру поют. А что ваш Соловей на дерево залез со всей аппаратурой, как некий фартовый гиббон, так вы сами и выясняйте.
       2. Утопление в Волге иностранной гражданки и вдобавок персидской княжны из хулиганских побуждений.
       — Докажите, — отвечаю. — Представьте свидетелей, фотографии, отпечатки пальцев. И самое главное — труп княжны. А нету его, нет и преступления!
       3. Развал шахматной игры в СССР.
       — Прошу прощения, господа, но за это преступление уже в тридцатые годы товарищ Рыков был репрессирован. Мне чужого не надо.
       Но тут, как нож мне в спину, какой-то мент нашел спрятанную у меня в ботинке шариковую ручку. И тут же следователь стал меня главней.
       — Журналист, значит, — говорит он с нехорошей улыбкой. — Здрасьте, здрасьте! Теперь вы нам за все ответите. И за продажный испанский суд, который не выдает нам проворовавшегося олигарха от СМИ Гусинского, и за Березовского с его разоренным ОРТ... Давненько мы вас дожидались. Вот ихние фотоснимки!
       — Не виноват, господин начальник! А карточки первый раз вижу!
       — Не отпирайтесь, нам все известно! Вы — правая рука гендиректора ТВ-6 Бадри Патаркацишвили! Вы вместе с ним разрабатывали гнусный план побега из-под стражи бывшего финдиректора «Аэрофлота» Николая Глушкова!
       — Но вы же понимаете, господин следователь, что если бы этим делом занимался я, он бы всенепременно убег! У меня коэффициент интеллектуального развития такой уникальной мощи, что пальцев на двух руках не хватит сосчитать!
       — Ну, надеюсь, факт своего участия в эпизоде отвратительного покушения небезызвестного журналиста Сергея Доренко на капитана первого ранга военно-морского флота вы отрицать не будете? Когда он протаранил геройского моряка на мотоцикле, потом попытался скрыться с места действия?
       — Я не большой поклонник Доренко, господин начальник, но позвольте узнать: преступление доказано? Доренко парится на киче?
       — Нет покудова. Но дело супротив него уже возбуждено. Об этом по телевизору рассказывают больше, чем об израильско-палестинском конфликте.
       — Значит, в натуре вина всех вышеизложенных лиц доказана так же строго, как и преступление Соловья-разбойника, который, безусловно, является отвратительной личностью?
       Короче, выпустили меня. Сижу я теперь и думаю: а с какой это стати пресса вообразила, что ее разборки сильно волнуют широкие круги трудящегося населения? Причем взялись мы за это дело с таким рвением, что, ежели чуть-чуть не сбавим темпы, то скоро во дворах мамаши чисто конкретно будут предостерегать малых детушек:
       — А с этим мальчиком не водись, у него папа — журналист!
       Покедова!
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera