Сюжеты

ТАИНСТВЕННОЕ СПЕЦПОДРАЗДЕЛЕНИЕ УСТРАИВАЕТ БОЙНИ?

Этот материал вышел в № 29 от 23 Апреля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Трагедия в Аллерое заставляет людей брать оружие Все дети мира похожи друг на друга: они никогда не понимают, за что их наказывают. Тем более — за что их убивают ...На полу неоштукатуренного бедняцкого саманного домика с газетным портретом...


Трагедия в Аллерое заставляет людей брать оружие
       
       Все дети мира похожи друг на друга: они никогда не понимают, за что их наказывают. Тем более — за что их убивают
       
       ...На полу неоштукатуренного бедняцкого саманного домика с газетным портретом «просто Марии» на стене лежали четыре трупа. Один — взрослый, трое — до зрелости не доживших. Взрослый был расстрелян в лоб, дети — в виски. Самый маленький из них — крайний слева. Это Шахид Умархаджиев, 11-летний аллеройский пастушонок, выглядящий на 8—9, не больше. Он — из самой бедной в Нижнем Аллерое семьи и поэтому подрабатывал на пропитание тем, что пас общественное стадо.
       Мертвый Шахид смотрит на погасший для него мир открытым правым глазом. Если что и читается в этом взгляде, так только одно: «А почему?..» У него — входное отверстие у правого же виска огромных размеров от калибра 7,69. Голову мальчика страшно тронуть...
       Шахид явно не успел ничего понять. Поэтому объясняться взрослым приходится уже без него...
       Очередная современная чеченская трагедия — убийство сельского пастуха Хожахмета Алсултанова и трех пастушат: его сына Ислама и племянников Шамхана и Шахида Умархаджиевых — случилась так.
       Селение Нижний Аллерой Курчалоевского района знаменито в Чечне тем, что оно — родовое масхадовское. В последнее время село славно и другим. Тут — дом Данди Черхигова, зятя главы республики Ахмада-Хаджи Кадырова. Для справки: Данди всего лишь женат на старшей кадыровской дочке, а бед окружающим — выше крыши.
       Утром 17 апреля Данди приехал в Нижний Аллерой справлять новоселье — он выстроил тут шикарный кирпичный дом. По нынешней чеченской традиции все, кто имеет близкородственное отношение к Кадырову, охраняются, будто папа римский. И поэтому часов с десяти утра по всей дороге, ведущей в Аллерой (а это 5—6 километров), а также по всем окрестным тропинкам выстроились бойцы федеральных подразделений.
       Тем же утром пастух Алсултанов, позвав в помощники детей, погнал коров на завтрак. С Хожахметом, как и положено, были паспорт и справка — специальное разрешение, выданное военной комендатурой, на право пасти скот в определенной комендатурой зоне.
       Еще у них была котомка с обедом — ее нашли нетронутой. Это значит одно: жизнь пастухов не продлилась более чем до полудня.
       Есть в Чечне еще одна традиция последних недель. Тут замечено: носятся по ней некие летучие разведподразделения, экипированные до зубов, в масках, бывает, говорят по-чеченски, бывает, по-русски — как кому услышать повезет... Не знали пастухи, что теперь именно эти разведподразделения сопровождают выезды ВИП-персон по Чечне.
       Может ли при таком стечении военспецов хоть один боевик сунуться в места, куда приехал зять Кадырова?
       Так вот, с утра 17-го летучие разведотряды шныряли по окрестным аллеройским лесопосадкам. Их видели — в камуфляже, с веточками, воткнутыми в шлемы. То у Беркант-Шовди — Благородного Родника (в переводе с чеченского). То у Саид-Ирзе — на полянке на северо-восточной окраине. Эти места — в непосредственной близости от места трагедии.
       ...Сначала в село прибежали раненые собаки — они с утра сопровождали стадо. Потом, после обеда и раньше положенного времени, стали искать свои дворы коровы — они были одни.
       Пастух и пастушата все не шли. Забеспокоившиеся люди побежали к Данди: позвони Кадырову, может, их забрали в часть на сопке...
       Зять позвонил тестю — и, никому ничего не сказав, быстро уехал из Аллероя.
       Как только рассвело и прошел комендантский час, взбудораженное село вышло прочесывать окрестности. Около девяти утра всех четверых нашли. Они лежали в канаве лицами вниз, расстрелянные. Перевернули: только один Шахид смотрел на мир открытым глазом... Остальные застыли в позе «пощади» — пытаясь закрыться от пуль руками.
       Послали в Курчалой за судмедэкспертом и прокурором. Те приехали к вечеру, но особенного ничего не сделали — лишь осмотрели трупы и не сняли никаких официальных протоколов.
       Прокурор подобрал гильзы у той самой канавы и пошел по следам (причем разведследам, когда «след в след») на сопку — оказалось, именно там база того самого разведподразделения. Но внутрь прокурора с гильзами даже не впустили...
       19-го были похороны. Съехались возбужденные люди со всей Чечни. Кричали: «Мы должны отомстить за гибель безвинных детей! Они заставляют нас воевать!»
       Вечером официальные телеканалы сообщили, что это была очередная провокация боевиков и все совершено по личному приказу Масхадова.
       Мы говорили с односельчанами Масхадова 20-го. Они объясняют просто и ясно:
       — Такой приказ невозможен.
       — Но почему?
       — Потому что если бы он его отдал, через час после убийства детей погиб бы сам. Его бы ничто не спасло.
       Спустя сутки после похорон стали появляться еще некоторые подробности — в том числе и от прокуроров, которые сейчас работают в Чечне в невероятных, мало представляемых в Москве условиях.
       17-го утром «охраняло» Данди-зятя разведподразделение ГРУ под командованием подполковника Каменюка — именно так он представляется людям. А еще его зовут Мясником — это кличка, данная самими военнослужащими, видевшими Каменюка—Мясника в деле — на зачистках, в убийствах, грабежах и мародерстве.
       Подполковник ГРУ известен изощренной жестокостью по отношению ко всему роду человеческому, а ныне занят выполнением «особого партийного задания» по дестабилизации обстановки в Чечне, с тем чтобы пожар войны не смог потухнуть в ближайшее время.
       Остается добавить немногое.
       ЧТО у пастуха Алсултанова остались пятеро дочерей.
       ЧТО настоящее имя Каменюка—Мясника нам известно, мы передадим его в Генпрокуратуру. Он действительно подполковник ГРУ.
       ЧТО его разведка если ходит по лесу — то не оставляет в живых того, с кем встретится.
       ЧТО случившееся в Аллерое — чеченский быт.
       ЧТО в пятницу, 20 апреля, в Гудермесе в середине дня на пороге мечети неизвестные взяли да и расстреляли еще трех девятилетних мальчишек,
       ЧТО слишком многим в Чечне хочется воевать.
       ЧТО правый вопрошающий глаз Шихада — это даже не «слезинка Достоевского».
       ЧТО мы зашли так далеко, откуда с трудом возвращаются.
       

       наш спец. корр., Нижний Аллерой, Чечня

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera