Сюжеты

РАВНОУДАЛЕННАЯ МОРАЛЬ «ГАЗПРОМА»

Этот материал вышел в № 29 от 23 Апреля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

У государства увели крупнейшее месторождение Любая борьба с олигархами в России обречена на провал. На место «равноудаленных» приходят новые или хорошо забытые старые. И все потому, что власть просто не может без них существовать. В нашем...


У государства увели крупнейшее месторождение
       

  
       Любая борьба с олигархами в России обречена на провал. На место «равноудаленных» приходят новые или хорошо забытые старые. И все потому, что власть просто не может без них существовать. В нашем государстве олигархи выполняют роль спецназа для особо щекотливых поручений. На выборах, например, пара финансовых воротил может вытянуть рейтинг самого безнадежного кандидата. А в искусстве государственного управления свободными СМИ олигархи вообще незаменимы. Один предприниматель, усиленный естественной монополией, с легкостью выполняет работу целого Министерства печати. Да и платить за выполнение политических заказов нет необходимости
       
       Система оплаты услуг олигархов напоминает торговлю индульгенциями. Грехи отпускают за выгодные для власти действия. В качестве платежных средств принимается все — даже месторождения стратегического сырья. Во всяком случае, видимо, именно таким образом российское руководство расплачивается с «Газпромом» за проведенную операцию по удушению НТВ.
       Впрочем, для того чтобы увести крупнейшие месторождения из-под государственного носа, одного молчаливого согласия мало — нужна продвинутая схема, создающая хотя бы иллюзию полного благополучия и скрывающая банальный увод активов в аффилированные компании.
       
       Отдам активы в хорошие руки
       Разработанные отдельными менеджерами «Газпрома» методы беспроблемной приватизации «закромов Родины» просты до неприличия. Сначала одно из газпромовских дочерних предприятий подготавливает к эксплуатации очередное перспективное месторождение, то есть строит дороги, бурит скважины, обустраивает вахтовые поселки для рабочих. А когда этот самый дорогостоящий этап разработки месторождения завершен, «Газпром» заключает соглашение о создании совместного предприятия с некоей частной компанией и вносит в уставной капитал нового предприятия свою лицензию на разработку месторождения.
       После этого «Газпрому» остается только продать свою долю участия той же фирме за символическую цену или разместить дополнительную эмиссию акций в пользу своего партнера. Результат при этом будет один. Близкая к «Газпрому» частная фирма практически бесплатно получает предназначавшееся для государства месторождение, а правительство списывает затраченные на его освоение бюджетные средства. Теряет при этом только государство, то есть мы с вами.
       Последний подарок щедрого газпромовского руководства — передача сеноманской залежи месторождения «Песцовое» компании «Нафта-Москва» (одному из крупнейших нефтетрейдеров на российском рынке). К слову, запас газа в этом крупнейшем по российским меркам месторождении, по самым скромным прогнозам, около 785 с половиной миллиарда кубометров. В эксплуатационном фонде задействовано 145 скважин, а ежегодный объем добычи «Песцового» — 27,5 миллиарда кубометров топлива. По оценкам экспертов, месторождение имеет стратегическое значение для газоснабжения России.
       
       Брак по расчету (без меня меня женили)
       В подробностях передача столь серьезного приданого осуществлялась следующим образом. До недавнего времени все это богатство числилось за ООО «Уренгойгазпром». Компания на сто процентов принадлежит «Газпрому», и, соответственно, монополист ей вместо родного отца — согласно феодальным порядкам, может и сосватать, не спросив согласия.
       Так, собственно, и произошло. Вначале, как водится, была помолвка — первый зампредседателя правления «Газпрома» В. Шеремет и ОАО «Нафта-Москва» подписали строго конфиденциальный меморандум о том, что будут осваивать Песцовое месторождение сообща, для чего неплохо было бы создать совместное предприятие. А в начале нынешнего года Шеремет начал выполнять обязательства по меморандуму — подписал план работ и распорядился создать рабочую группу для реализации совместного проекта.
       Все эти свадебные приготовления выглядели весьма странно. Невеста в лице «Уренгойгазпрома» была категорически против, поскольку нефтетрейдер «Нафта-Москва» вел себя так, как будто ему нужно только приданое, то есть месторождение, а дальше — хоть трава не расти.
       В своих письмах высшим газпромовским менеджерам генеральный директор «Уренгойгазпрома» Р. Сулейманов привел все возможные доводы против этого брака.
       Из письма Р. Вяхиреву: «О том, что ООО «Уренгойгазпром» должно выступить учредителем нового ОАО и передать ему в качестве вклада в уставной капитал «права пользования участками недр Песцового месторождения путем переоформления на новую организацию лицензии... имущество, а также денежные средства», ООО «Уренгойгазпром» узнало, только получив указанный пакет документов (имеются в виду учредительные документы совместного предприятия. — Прим. ред.), что явилось для нас полной неожиданностью...»
       Из письма начальнику департамента перспективного развития «Газпрома» В. Резуненко: «Прошу Вас направить исчерпывающую информацию о будущем партнере ОАО «Нафта-Москва» и пересмотреть концепцию его участия в создаваемом обществе».
       В общем, новобрачные даже не знали друг друга, а недоверие уже возникло, и небезосновательное. Условия формирования уставного капитала нового совместного акционерного общества были образцово грабительскими. «Уренгойгазпром» должен был не только добровольно лишиться всех вложенных в месторождение средств (сотен миллионов рублей), но и отказаться от стратегического резерва для дальнейшего наращивания добычи. Да и никакой гарантии оплаты уставного капитала совместного предприятия «Нафта-Москва» не представила. Кроме того, передача права пользования участком месторождения запрещена федеральным законом «О недрах».
       Но главное, «Уренгойгазпром» не мог оплатить уставной капитал навязанного совместного предприятия, не хватало активов. В этом-то и заключался подвох. По закону в случае отказа одного из акционеров от приобретения акций (размещенных путем закрытой подписки) они могут быть выкуплены другими акционерами. И если «Уренгойгазпром» их все же не оплатит, любое заинтересованное лицо через суд выставит его вон из совместного предприятия. А лицензия на право пользования недрами останется...
       
       В «Газпром», на ярмарку невест
       Что же представляет собой таинственный партнер, который так лихо сделал предложение «Газпрому», что тот не смог устоять? ОАО «Нафта-Москва» — один из крупных нефтетрейдеров, оцененный в 700 млн долларов и продающий десятки миллионов тонн нефти в год. Средства массовой информации не раз сообщали, что за ним как будто стоял не только «Союзплодимпорт», упоминаемый в связи с солнцевской преступной группировкой, но и «Сургутнефтегаз» — главный стратегический партнер и фактически совладелец «Нафты», который экспортировал через нее половину своей нефти. (Кстати, г-н Богданов, глава этой фирмы, очень любит заявлять, что борется за имидж чистого и честного предпринимателя.) Основными акционерами «Нафты» также называли Ахмеда Билалова (депутат «Единства», в прошлом — руководитель «Диамант» банка) и Сулеймана Керимова (ему приписывают контроль над «Внуковскими авиалиниями» и Федеральным промышленным банком). В общем, компания достаточно рисковая, предприимчивая и агрессивная.
       А что же государство? Оно-то куда смотрело, когда его собственность без всяких конкурсов просто передавали очень предприимчивым людям? В нашем случае ответственность за передачу богатейшего месторождения частной компании взял на себя первый заместитель председателя правления «Газпрома» В. Шеремет.
       Для сотрудников компании участие первого зама в процессе фактического дарения «Песцового» было большой неожиданностью (ранее Шеремет занимался координацией финансовых потоков). Да и с внутренними законами «Газпрома» его действия согласовывались мало. Любые сделки с имуществом естественного монополиста и его дочерних компаний должны базироваться на оценке активов независимыми фирмами после процедуры конкурсного отбора. И в обязательном порядке согласовываться с советом директоров.
       На самом же деле выбор В. Шеремета в качестве подписанта совместных бумаг с «Нафта-Москва», скорее всего, был обусловлен другими причинами. Во-первых, может быть, г-н Шеремет и не стал бы так хлопотать, если бы не частная просьба двух депутатов Госдумы: Ашота Егиазаряна и Сулеймана Керимова. А во-вторых, в скандальных переуступках газпромовского имущества его фамилия мелькает не впервые. В позапрошлом году, например, Шеремет подарил Сургутский ЗСК «Сибуру», председателем директоров которого он по совместительству подрабатывал. Так что можно сказать, что «Песцовым» занимался настоящий специалист...
       Разрастание сугубо частной «Нафты» за счет российских налогоплательщиков — только этап большой операции по переводу контролируемого государством газпромовского имущества в частную собственность. Список потерянных для страны месторождений занимает несколько страниц убористого шрифта. Компании «Итера», например, достались Губкинское, Западно- и Восточно-Таркосалинское, Вынгаяхинское, Ново- и Восточно-Уренгойское месторождения, Еты-Пуровский и Береговой сеноманы, Южно-Русское месторождение. В каждую из этих разработок государство вложило миллионы, получив взамен несколько росчерков пера.
       Газпромовские операции с ценными бумагами оказались подчинены все той же странной логике отказа от собственности. В 1998 году, например, «Газпром» переуступил дочерним компаниям «Итеры» 51% акций компании «Роспан» всего за четыре тысячи рублей. Реальная стоимость «Роспана», разрабатывающего Ново-Уренгойское и Восточно-Уренгойское месторождения, по оценкам экспертов, составляет не менее 400 миллионов долларов. За четыре тысячи, кстати, не купишь даже подержанную бытовку для буровиков.
       Той же «Итере» почти бесплатно достались доля «Газпрома» в компании «Пургаз» и лицензия на месторождение «Ноябрьскгаздобычи». Затратив миллионы на создание инфраструктуры и бурение скважин на Ачимовском месторождении, «Газпром» передал их «Ачимнефтегазу». Запас газа на этом месторождении составляет около полутора триллионов кубометров. Соразмерна этой цифре и сумма потерянной для государства прибыли.
       Непонятно, почему в таких странных обстоятельствах молчит Герман Греф — член совета директоров «Газпрома», почему после первой же операции по передаче месторождений главный ревнитель интересов газпромовских акционеров Рэм Вяхирев не берет за глотку весь совет директоров. Тем более что недавний захват НТВ, по словам Рэма Ивановича, был вызван заботой о газпромовской прибыли. В случае с «Песцовым» от Вяхирева можно было ждать не менее жестких действий. Разбазаривание перспективных месторождений вместе с инфраструктурой — чистой воды благотворительность. Прибылью тут и не пахнет. Просто для лояльных к властям компаний действуют другие стандарты.
       Очевидно, что власть давно сидит на олигархической игле. Ей жизненно необходимы крупные финансовые структуры, перспективные в плане крупного уголовного разбирательства. Она культивирует олигархов примерно так же, как сотрудник спецслужбы опекает своего вороватого информатора, только масштабы другие. Вороватому «агенту», конечно же, все прощают, но он должен отработать... Не будет одного — появится другой. Беда в том, что в демократическом мире не принято переносить такие методы на все общество, а нынешняя российская власть, к сожалению, владеет только этим простым приемом и не в состоянии осуществлять управление другими способами.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera