Сюжеты

ИНАКОМЫСЛИЕ КАК ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ БОЛЕЗНЬ

Этот материал вышел в № 29 от 23 Апреля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Власть намерена излечить нас от нее? Интеллигент, как известно, отличается от хорошо образованного человека прежде всего тем, что он признает допустимость существования иной точки зрения, отличной от общепринятой и даже от его собственной....


Власть намерена излечить нас от нее?
       

  
       Интеллигент, как известно, отличается от хорошо образованного человека прежде всего тем, что он признает допустимость существования иной точки зрения, отличной от общепринятой и даже от его собственной. Тот, кто полагает, что существуют две точки зрения, одна из которых — его личная, а другая — неправильная, деспотичен прежде всего по отношению к своим близким. Хуже, если такой человек волею судеб становится руководителем. Тогда жертвами его деспотизма и немотивированной самоуверенности становятся коллеги по работе, а в результате, как правило, страдает общее дело. Но совсем беда, если односторонне воспринимающий действительность индивид руководит не фирмой, а целой страной
       
       Нынешняя власть глубоко неинтеллигентна. Она не может, ну хотя бы для вида, как ее предшественница, смириться с инакомыслием, не говоря уже о том, чтобы осознать его необходимость. Да что там инакомыслие; даже элементарную критику в свой адрес наша власть не способна воспринять адекватно: вознегодовав на свое отражение, она по привычке крушит зеркала. И теперь, после беспощадно-тупой расправы со СМИ, входящими в «Медиа-Мост», это стало очевидно для всех. Но это очень своеобразное понимание свободы слова — как опасного хищника, которого необходимо изолировать от публики в клетке нового закона о СМИ и запереть на шпингалет доктрины информационной безопасности, — власть обозначила не вчера и не в Москве.
       Корякский автономный округ. Край России. На территории, равной Московской области, проживают четыре тысячи человек. Из них четыреста выписывают местную газету «Полярная звезда». Тираж у газеты маленький, а проблемы большие. И накал страстей нешуточный. Александр Осипов, главный редактор «Полярной звезды», так и говорит: «Драма».
       «Семь лет я работаю в районной газете, и только три из них прошли относительно спокойно. Проблемы начались, когда я заговорил о том, что далеко не во всех проблемах региона виноваты «московские чиновники, плохо представляющие себе, что такое Север», — так пишут наши окружные газеты, понимая, что такая позиция — гарантия спокойной жизни. Ведь все официальные СМИ Корякского автономного округа финансируются из местных бюджетов. Поэтому критиковать районную власть невыгодно, а столичную — можно.
       Не понравилась руководителю администрации Пенжинского района одна наша публикация, и в октябре 1997 года финансирование нашей газеты было прекращено. Меня попросту выбросили на улицу и восстановили на работе только в 1999 году. А затем в районе сменилась администрация, и меня снова уволили. Обратился в суд, там признали распоряжение о моем увольнении незаконным, однако на работе меня так и не восстановили, хотя по закону были обязаны. Вот уже полгода меня не пускают на рабочее место. Коллеги за меня не вступаются — боятся увольнения. Беззаконие давно уже стало нормой жизни, и любой журналист, пытающийся этому беззаконию противостоять, может оказаться на моем месте».
       Коллег Осипова по-человечески понять можно: если уволят, то либо профессию менять придется, либо место жительства. Выбор небогатый, а край — глухой, далекий, средствами массовой информации не перенасыщенный. Но дело не в географии. Вот, к примеру, Ульяновск — не край света. Ритм жизни хоть и не столичный, но и не приморский. А история — аналогичная. Сергей Титов в недавнем прошлом работал заместителем главного редактора газеты «Ульяновск сегодня», а ныне он — безработный. Хотя сам Титов говорит, что наконец-то сбылась его мечта и он стал «свободным журналистом». Если отбросить браваду, останется лишь горькая ирония. Сменилась власть в городе — сменился и главный редактор городской газеты. Автоматически изменилась редакционная политика. К сожалению, не в либеральном ключе. Сергея Титова новые веяния не порадовали, о чем он посмел высказаться вслух. Его заставили уйти. Опытный журналист, сильный мужик, не пропадет, конечно. Но горький осадок в душе непременно останется.
       «Практически во всех регионах новоизбранная власть начинает работу с установления полного контроля над СМИ, — рассказывает Сергей Титов. — За переделом власти, по традиции, следует передел сфер влияния на общественное сознание: надо заранее подготовиться к новым выборам и обеспечить надежное прикрытие всех своих непопулярных и даже незаконных действий. Все, к сожалению, воспринимают прессу только в одном ключе — как инструмент влияния.
       Грустно, что редакторы и журналисты считают происходящее нормой, приводя для самоуспокоения софистический аргумент: «кто платит — тот и заказывает музыку». Но если уж говорить о тех, кто платит, то дотируемым СМИ платит налогоплательщик, а вот «музыку заказывает» другой человек — глава исполнительной власти. В итоге страна буквально пропитана ложью.
       
       После кризиса 1998 года, когда цена на газетную бумагу за один месяц увеличилась почти в пять раз, а уровни рекламы и покупательной способности населения упали, те газеты, что прежде были независимыми, если не прекратили свое существование, вынуждены были продаться крупным предпринимателям или отдаться властям. И то и другое в условиях России плохо. Власть в России видит в средстве массовой информации лишь рычаг для манипулирования общественным сознанием. Предприниматели же давно поняли, что газетный бизнес прибыльным быть не может, зато выгодно использовать СМИ для политического и экономического манипулирования. А потому учредители СМИ — и власти, и бизнесмены — ведут себя совершенно одинаково, устанавливая жесткий контроль за всем, что публикуется, и эта цензура оказалась нисколько не меньше, чем та, что была при КПСС. Правду сегодня не пишет никто. Как и в советские времена, писать объективно невыгодно, а порой и опасно».
       Галину Ташматову, к счастью, профессиональные невзгоды обошли стороной. Сейчас она работает собственным корреспондентом газеты «Версты» в Краснодарском крае. Но то, что происходит на Кубани, не может ее не волновать. Профессиональное благополучие в наше время — штука непостоянная, изменчивая. Галина это хорошо понимает, ведь перед глазами — судьбы коллег...
       «Прежний губернатор Николай Кондратенко открыто делил все кубанские СМИ на свои и чужие. Причем больше всего от этого деления пострадали, как теперь выяснилось, «свои», потому что они прочно сели на иглу под названием «бюджетные деньги» и абсолютно разучились самостоятельно их зарабатывать. Так, в главной газете Кубани «Кубанские новости», учредителем которой является администрация края, с декабря прошлого года не выплачивают зарплату. В нынешнем году бюджетные средства на поддержку СМИ, входящих в так называемый «краевой реестр», существенно сократили. Новая кубанская власть провозгласила «равную удаленность» от СМИ и заявила, что в ближайшие месяцы сократит количество проправительственных теле- и радиопрограмм, созданных в последние два года. Казалось бы, после волюнтаризма батьки Кондрата должен наступить расцвет кубанской прессы. Однако анализ публикаций районных и городских газет за три последних месяца наглядно свидетельствует о том, что усвоенный в последние годы тон — о власти либо хорошо, либо никак — сохраняется».
       Нынешняя власть от инакомыслия лечит нас страхом — так же, как и двадцать лет назад. Это почувствовали не только журналисты. В Фонд защиты гласности пришло письмо из Уфы от Натальи Азаровой. Она — не журналист, просто интеллигентная женщина. Тем ценнее ее непрофессиональное наблюдение, с которым, увы, нельзя не согласиться.
       «В нас вновь проснулся страх перед государством не за противозаконные деяния, а за нелицеприятные мысли вслух. В марте прошлого года я отчетливо обнаружила, что страх этот сидит в моих генах. Тогда почтальон принес мне правительственное письмо из администрации президента со стандартной отпиской на мое обращение по поводу ареста Бабицкого. Акцию в защиту Андрея на своем интернет-сайте проводила, кажется, «Общая газета». Я подписалась под электронным обращением и указала полный адрес. Но когда в моих руках оказался конверт с пометкой «правительственное», содержание которого мне еще не было известно, внутри себя я ощутила отвратительную суетливую дрожь. Я почувствовала, что называется, на своей шкуре, что смена времен материализовалась. И в первую очередь смена времен коснулась журналистов, суть профессии которых как раз и состоит в публичном высказывании позиции».
       Все верно. Профессионал лучше не скажет.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera