Сюжеты

МАСТЕР-КЛАСС АЛЬФРЕДА КОХА

Этот материал вышел в № 29 от 23 Апреля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Главная ошибка Гусинского — не политические кредиты и не ставка не на ту лошадь на выборах президента. Коха нанимать надо было! Кто Кох «Газпрому»? Нанятый клерк. Высокооплачиваемый, даже очень высоко... Но клерк. Перекупи его Гусинский...


       
       Главная ошибка Гусинского — не политические кредиты и не ставка не на ту лошадь на выборах президента. Коха нанимать надо было!
       Кто Кох «Газпрому»? Нанятый клерк. Высокооплачиваемый, даже очень высоко... Но клерк. Перекупи его Гусинский вовремя, и этот жонглер терминами выиграл бы ему всю партию. Слишком уж Альфред Рейнгольдович напоминает гроссмейстера, который, доведя ситуацию до шаха, лихо переворачивает доску и с увлечением переигрывает партию в обратную сторону. До мата. Закажи сегодня доказать, что белым является то, о чем он несколько месяцев подряд кричит: «Черное!» — докажет, дорого не возьмет. (Простите, возьмет. И именно дорого)
       
       Вот он влетает в офис радио «Свобода»:
       — Видели НТВ?! Ну что, душим мы свободу слова?!
       Не душите. Но лучше бы мы этого не видели. (Среднесуточная доля смотрения четвертого канала, упавшая с 18% в последние дни марта до 13,4% на прошлой неделе, — показатель того, что «лучше б этого не видели». Рейтинг программы «Сегодня» в 19.00 тогда, в не лучшее для старого НТВ время, был 8—10%, теперь — 4—5%.)
       Чуть позже в программе «Лицом к лицу» мы — корреспонденты французской газеты «Монд» Агат Дюпарк, американского журнала «Уолл Стрит Джорнал» Джин Уэйлен, шеф московского бюро «Свободы» Савик Шустер и я в качестве представителя российской прессы — задаем главе «Газпром-медиа» вопросы. И выслушиваем его долгие комментарии, снабжаемые настойчивым требованием не перебивать. Подводя итоги, надо сказать: все то, что нам было непонятным, так непонятным и осталось! Впрочем, кто сказал, что задача Коха нам что-то прояснить! Цели-то у него совсем другие.
       — Вы чувствуете себя победителем? — задаю я риторический вопрос. Интересно ведь не что ответит, а КАК.
       — Нет. Победители бывают на войне. А у нас мирное время.
       Фронт, надо полагать, невидимый.
       — Как вам удалось убедить «Кэпитал груп», даже воздержавшись, провести ваши кандидатуры в руководство НТВ? — интересуется Шустер.
       — Мы объяснили, что их деньги, вложенные в акции НТВ, при существующем положении дел могут быть ими потеряны. И гарантировали, что готовы в любой момент выкупить их акции. По цене не ниже той, что была инвестирована.
       — Вы ведете переговоры с «Модерн Таймс Груп» (MTG) (шведская компания, недавно купившая контрольный пакет «Дарьял ТВ». — Е. А.) о продаже пакета акций НТВ?
       Следует пространный рассказ Коха о том, что шведов притащил на хвосте Тернер, включавший их в свой консорциум в качестве европейского партнера, но идея консорциума давно исчезла... После подобного построения ответа впору делать вывод, что вместе с идеей консорциума исчезла с горизонта и МТG.
       — Но шведы факт переговоров только что подтвердили, — уточняет телеобозреватель «Свободы» Анна Качкаева.
       — А разве я его отрицал? — парирует Кох.
       Милейший человек. Пока не зажмешь в угол, ни за что не узнаешь, что он отрицает, а что подтверждает.
       — Альфред Рейнгольдович, — исполнившись нарочитой корректности, я выговариваю каждую букву имени-отчества, — если вы настаиваете на чисто финансовом подходе к ситуации и намерении привести НТВ в порядок с целью последующей перепродажи, зачем было устраивать ночной штурм, после которого из компании ушли звезды, составляющие значительную часть ее «балансовой стоимости»?
       Еще один пространный рассказ о пятничном покушении на Дмитрия Бирюкова. О том, что он, Кох, «как математик», не может не вычислить — из трех версий покушения неабсурдной может быть лишь та, что это безжалостные гуси-стервятники бросаются бутылками на дорогах. (Да здравствует Бирюков в образе подожженного рейхстага!) Из этой словесной казуистики нам следует проложить прямую дорогу к предпасхальной ночи. Если, конечно, мы еще не забыли, о чем спрашивали. Кох если завелся, то обратно к заданному вопросу без путеводителя не выбраться.
       — Вы думали, что уйдут столько человек?
       — Я вам вот что скажу — к нам сейчас каждый день возвращаются... А те, кто остался, этому не рады. Не хотят, чтобы возвращались...
       Еще бы. Место вверху освободилось, и их, засидевшихся в предрассветном эфире, как разжавшейся пружиной, подбросило к потолку прайм-тайма, денег и должностей. Кому ж захочется, чтоб сверху опять пружину прижали!
       Но вообще-то я спрашивала о другом...
       — Вот мне два месяца кричали об этичности, о совести! Что ж вы ничего не кричите об этике и совести тех, кто пришел на ТВ-6? — отбившись от журналистов в эфире, несколькими минутами позже за чашкой кофе сам переходит в атаку Кох.
       С чем-то в его словах приходится соглашаться — слова же не могут быть плохими только потому, что их произносит Кох. Но...
       — Альфред Рейнгольдович, вы же давали оценку тому, во владение чем намеревались вступить. Включая профессионализм журналистов. И можете реально оценить уровень, на котором работает информационная команда, ушедшая с НТВ, и те, кто ушел с ТВ-6...
       — Если б в ТВ-6 вкладывали столько, сколько в НТВ! — парирует Кох.
       — Вот теперь те, кто ушел с ТВ-6, придут к вам, и вы в них вложите! И потом, в старый МХАТ вкладывали, наверное, на порядки больше, чем в какой-нибудь областной театр. Но когда во время войны МХАТ приехал в эвакуацию, вряд ли местным примадоннам приходило в голову кричать об этичности вторжения на их сцену и о нарушении их прав. За счастье считали подыгрывать на вводах!
       — Некорректный пример, — обрывает меня Кох, — то было сталинское время!
       А сейчас какое?
       После нескольких вопросов Кох начинает торопиться. Уже в дверях интересуюсь, будет ли новое руководство четвертого канала требовать возврата кредитов на покупку квартир с тех, кто ушел. По нашей информации, именно этим сейчас шантажируют многих, кому не подписывают заявления об уходе. Но Кох открещивается:
       — Кредиты им давало не НТВ, а «Медиа-Мост».
       А-а! Владимир Александрович! У вас есть шанс потребовать возврата кредитов со всех, кто на четвертом канале остался! Тем более что Кох пообещал за них заплатить. Деньгами «Газпрома» (нашими с вами деньгами), разумеется.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera