Сюжеты

ГОРЧИЧНИКИ — НЕ ЛЕКАРСТВО, ЭТО ДЕНЬГИ

Этот материал вышел в № 29 от 23 Апреля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Директор ЗАО «Левашово» Вячеслав Зверев построил коммунизм на своей отдельно взятой территории. Но нравится он не всем ЗАО «Левашово» — одно из немногих сельских хозяйств на Ярославщине, работающее с прибылью. Чтобы удержать совхоз на...


Директор ЗАО «Левашово» Вячеслав Зверев построил коммунизм на своей отдельно взятой территории. Но нравится он не всем
       

  
       ЗАО «Левашово» — одно из немногих сельских хозяйств на Ярославщине, работающее с прибылью. Чтобы удержать совхоз на плаву, директор Вячеслав Зверев построил в своей вотчине целый агрокомплекс. За годы перестройки и постперестроечного периода здесь появились несколько мини-заводиков — по переработке комбикормов, молочной продукции, знаменитый на всю область и соседние регионы колбасный завод, выпускающий более 50 наименований колбас, начиная от обычной вареной и заканчивая деликатесной бастурмой и карбонатом. Даже картошку здесь сажают по иностранным технологиям с применением голландской техники. Но самое главное достижение Вячеслава Валентиновича в том, что он... упразднил деньги. Уже три года местные крестьяне живут при коммунистическом строе
       
       К реальному воплощению коммунистической мечты мы смогли прикоснуться прямо в совхозном магазине. Зашедшие сюда в обеденный перерыв селяне не гремели кошельками, отсчитывая мелочь. Вместо кассового аппарата на прилавке перед молоденькой сельской продавщицей была разложена амбарная книга. Покупатели протягивали девушке замусоленные карточки-»горчичники» — так называется на местном наречии левашовская валюта. Выдав товар, девушка делала две записи. Одну — в «горчичнике», где отмечалось, на какую сумму отпущен товар, другую — в своей амбарной книге, занося напротив каждой фамилии посетившего магазин селянина перечень приобретенных им покупок и их номинальную стоимость. Вариаций не очень много — хлеб белый, черный, макароны, водка. Знаменитых левашовских деликатесов мы на прилавке совхозного магазина не увидели. Оно и понятно — не по карману они селянину. Стоимость килограмма полукопченой колбасы зашкаливает за 70 рублей, цена бастурмы и карбоната приблизительно равна той сумме, которую ежемесячно рисует совхозная бухгалтерия на «горчичнике» левашовской свинарки.
       Еще одна коммунистическая черта, присущая местной экономике, — полная прозрачность расходов местных крестьян. Любая недоверчивая жена может прийти в магазин и проверить, на что потратил деньги ее разлюбезный.
       
       * * *
       Чтобы узнать, как же здешнему люду в светлом будущем, мы отправились в мастерские и на свинокомплекс, где работает основная масса левашовцев.
       Узнав, что мы интересуемся местной валютой, охранники у ворот предприятия рассмеялись: «А, про зверобаксы писать будете!» — и тут же объяснили, что на местном жаргоне карточки, помимо «горчичников», называют зверобаксами в честь их изобретателя — директора совхоза Вячеслава Зверева. Правда, профиль руководителя хозяйства на них не изображен и никаких средств защиты левашовской валюты не предусмотрено. Внешне зверобакс выглядит как обычный клочок глянцевой бумаги, на котором написаны фамилия ее обладателя, цех, в котором он трудится, и следующая фраза: «Задолженность за предприятием на 1-е число» — и указана сумма месячного заработка. Ниже несколько граф для заполнения в магазине.
       «Мы на них смеемся, — говорят работники вневедомственной охраны, — за бумажки работают! Это все равно как при Сталине за палочки-трудодни! А они за свои места держатся, директору не жалуются, может, им так нравится?»
       Увы, как ни вглядывались мы в лица левашовцев, счастья оттого, что они живут при коммунизме, в их глазах мы не видели. Напротив, о новшествах директора люди отзывались без энтузиазма. «Мы уж забыли, как деньги выглядят! — сетовали левашовцы. — В сельмаге набор продуктов небольшой, хлеб — и тот не каждый день бывает, порошок стиральный или мыло — раз в месяц. А уж про одежду и говорить нечего. Даже носков на «горчичник» не купишь!» — «А случись, кто заболеет? Лекарства-то на зверобаксы не дают!» «Я работаю в совхозе больше двадцати лет! — возмущается одна свинарка. — Помню, Зверев говорил, когда строили колбасный цех: «Вы подтяните пояса потуже, построим цех — заживем!» Потом стали строить молочный цех — опять та же песня. Народ уже до ручки дошел, ходит весь латаный-перелатаный, колбасу выпускаем, а сами забыли, когда ее пробовали. В этом году даже к 8 Марта палки колбасы работницам не дали! У нас дети от голода пухнут, а руководство совхозное в натуральных шубах щеголяет, мягкую мебель в свои квартиры покупает!»
       
       * * *
       Совхозная контора, в которую мы отправились, чтобы побеседовать с местными «строителями коммунизма», больше походила на современный городской офис — пластиковые рамы с зеркальными окнами, ковровые покрытия и паркет на полу, новейшие дорогостоящие компьютеры. Да и сами сотрудники совхозного управленческого аппарата резко отличались от ободранных, отощавших крестьян в сторону лощености и упитанности.
       «Да если б не эти карточки, разве были бы мы процветающим хозяйством?! — возмутился заместитель директора Сергей Прокопьевич Коносов. — Сами знаете, налог на заработную плату — 30 процентов! А поскольку мы своим сотрудникам зарплату наличными не выдаем, то и налог можем не платить! Эти деньги идут у нас на развитие производства! Вот недавно трактор за 950 тысяч купили! Не всякий совхоз может себе такое позволить!» — гордо сказал он, указывая на гигантского железного коня, стоящего за воротами предприятия.
       К сожалению, самого президента «коммунистического государства» Вячеслава Зверева застать нам не удалось — с утра до вечера бороздит радетель о народном благе бескрайние российские просторы на своей черной «Волге». Зато удалось поговорить с «независимым экспертом» в лице свежеуволившегося из совхоза скотника-пастуха Александра Михайловича Рогозина.
       «Мне теперь бояться нечего, — рассуждал мужичок, раскуривая свою сигаретку. — Я вам прямо скажу: беспредел это! А что тут сделаешь? У директора контрольный пакет акций, остальные акции — у бухгалтерии и начальства, рабочие практически бесправны. Так что они в своем закрытом акционерном обществе — начальники, что хотят, то и творят, и управы на них нигде не найдешь.
       Устав ждать справедливости, Александр Михайлович просто-напросто написал заявление об уходе.
       
       * * *
       В интернете на сайте ЗАО «Левашово», где танцует, прикалываясь, веселый поросенок, имеется следующая информация: «Обязательства предприятия: все специалисты, работающие в ЗАО «Левашово», обеспечиваются жильем в с. Левашово, достойной заработной платой, социальными гарантиями».
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera