Сюжеты

XXXXXXXX

Этот материал вышел в № 29 от 23 Апреля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Еще раз о реконструкции Большого театра Отмеченное в марте 225-летие Большого театра, несмотря на приличествующие случаю реверансы со стороны политиков и прессы, оставило впечатление натянутости. И дело не в том, что сама дата спорная, —...


Еще раз о реконструкции Большого театра
       
       Отмеченное в марте 225-летие Большого театра, несмотря на приличествующие случаю реверансы со стороны политиков и прессы, оставило впечатление натянутости. И дело не в том, что сама дата спорная, — честно говоря, чем дальше, тем больше начинает раздражать энергичный пиар, которым занимается новое руководство главного театра страны на фоне закулисных конфликтов вокруг архитектурной реконструкции здания.
       Команда во главе с Анатолием Иксановым, придя к власти в главном театре страны в августе прошлого года, многое обещала. И первые несколько месяцев была вынуждена улаживать бесчисленные публичные скандалы, сотрясавшие труппу после предпринятой ревизии художественной концепции. Окончательно справиться с их отголосками, видимо, не удастся никогда.
       Но сегодня набирает силу скандал иного свойства. Речь идет о реконструкции комплекса зданий ГАБТ. Затеянная как возрождение одного из национальных символов России, она вполне может обернуться конфузом.
       
       Возня, которая происходит сегодня вокруг реставрации, вызывает ухмылки уже не только у осведомленных наблюдателей, но и у людей, от театральной жизни далеких, после того, как жестокая драка за подряды на проектные и строительные работы по реконструкции перешла в публичную плоскость. Тем временем, пока архитектурно-строительные и ведомственные кланы воюют друг с другом в коридорах власти и на страницах московских изданий за права на реставрацию национального достояния, утверждение проекта затягивается, а заявленная стоимость работ постоянно растет. Сначала руководство театра говорило о 200 миллионах долларов, теперь называет сумму 350 миллионов, при этом неустанно напоминает, что обновление лондонского «Ковент Гарден», например, обошлось в четыреста. И это, видимо, не предел.
       Как известно, театру уже обещана государственная поддержка на самом высоком уровне, и в государственном бюджете 2002 года, как предполагается, появится для этого специальная строка. Команда г-на Иксанова явно настроена на освоение максимально возможного объема средств из расходной части госбюджета. Об этом можно судить по тому, как новые руководители строят свои отношения со спонсорами и частными меценатами.
       Серия благотворительных выставок, лотерей и аукционов, проведенная ГАБТом в рамках нового «системного подхода» к работе со спонсорами, конечно, привлекает светских обозревателей, но на пополнение внебюджетных фондов театра влияет мало. Сам Михаил Швыдкой признался как-то, что рассчитывает собрать таким образом от силы 5–10 процентов необходимой суммы. Как тут не вспомнить, что, придя в театр с идеями бизнес-реабилитации, директор Иксанов первым делом избавился от показавшегося ему обременительным наследия прежнего руководства — в одностороннем порядке разорвал отношения с Клубом друзей Большого театра, объединявшим его поклонников и спонсоров, крупные промышленные и торговые компании национального масштаба.
       
       Друзья Большого под эгидой клуба помогали театру, финансируя новые постановки и закупку оборудования, учреждая стипендии для молодых талантов. Все это новой дирекции почему-то показалось излишним. Более того, разорвав контакты с членами клуба, администрация ГАБТ лишила их мест в зрительном зале. Столь небрежное, если не сказать резче, отношение вызывает по крайней мере недоумение. Тем более что Анатолий Геннадьвич, по собственному признанию, пришел в театр, чтобы зарабатывать для него деньги...
       
       За ответом на вопрос, кому выгодна подобная «бизнес-реабилитация» Большого, опирающаяся (невзирая на громкие заявления и яркие публичные акции) на государственный бюджет, далеко ходить не нужно. Грамотное «выбивание фондов» с последующим успешным «освоением средств» всегда почиталось первейшей добродетелью крепких хозяйственников, к коим причисляют и Анатолия Иксанова. Между тем совершенно очевидно, что методы ведения бизнеса и собственная репутация перед партнерами не могут быть для г-на Иксанова исключительно частным делом до тех пор, пока он стоит во главе такого учреждения, как Большой театр.
       
       ОТ РЕДАКЦИИ:
       Тема реконструкции Большого театра необъятна сама по себе. И тесно сомкнута с проблемой настоящего и будущего легендарной сцены. Возможно, и рост сметы реставрации вполне оправдан: в Большом, как известно, предполагается реконструировать сцену, устроить подземную часть театра глубиной 9 метров, заменить краснознаменный занавес с державным золотым шитьем, радикально обновить всю сценическую машинерию (вероятно, даже эстетические и репертуарные перемены в Большом театре невозможны без иной, современной, системы софитов, без голографической аппаратуры etc.). Кроме того, театру необходимо полностью оборудовать новый филиал — и интерьер, и «закулисье». И Анатолий Иксанов, имеющий многолетний опыт директорства в БДТ им. Г. А. Товстоногова, взял на себя очень непростую задачу. (Особенно если учесть надежды Министерства культуры РФ — завершить реконструкцию Большого театра за 30 месяцев).
       К сожалению, у нас на памяти опыт реставрации (а то и элементарного ремонта) Третьяковской галереи, Исторического музея, многострадального Архангельского, Пушкинского Дома, Российской государственной библиотеки и проч., и проч.: чуть ли не каждый российский объект такого масштаба, встав на реставрацию, «выпадает из современности» на долгие годы. Хочется надеяться, что Большой театр станет в этом ряду первым исключением. Приглашаем к разговору все заинтересованные стороны.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera