Сюжеты

В НАШЕМ ХОККЕЕ ПОЯВИЛИСЬ БЛАТНЫЕ ЗВЕНЬЯ

Этот материал вышел в № 31 от 07 Мая 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

В НАШЕМ ХОККЕЕ ПОЯВИЛИСЬ БЛАТНЫЕ ЗВЕНЬЯ А раньше была установка: получать синяки и шишки После проигрыша канадцам наш корреспондент встретился с многократным чемпионом мира Вячеславом Анисиным — поговорить о причинах такой игры. Девять...


В НАШЕМ ХОККЕЕ ПОЯВИЛИСЬ БЛАТНЫЕ ЗВЕНЬЯ
А раньше была установка: получать синяки и шишки
       
       После проигрыша канадцам наш корреспондент встретился с многократным чемпионом мира Вячеславом Анисиным — поговорить о причинах такой игры.
       Девять утра. Звоню Вячеславу Михайловичу.
       — Здрасьте (представился как положено). Давайте с вами побеседуем о хоккее.
       — О чем? О хоккее? А разве он у нас еще есть?
       — Ну тогда о том, каким хоккей был и что от него осталось.
       — Хм. Ну забегай.
       ...Вячеслав Михайлович закурил и кивнул: “Включай свою технику”
       
       Авторитет авторитету...
       Недавно разговаривал с Вячеславом Колосковым — президентом РФС. Представляешь, в футболе творится то же самое, что и в хоккее. Абсолютно те же проблемы. В хоккее договорные матчи стали обычным делом. За 15–20–45 тысяч долларов можно обеспечить своей команде победу. Когда я играл, такое просто невозможно было представить.
       Подошел бы кто-нибудь к Анатолию Тарасову и предложил ему сдать игру за хорошие деньги. Ведь ЦСКА его времен зачастую за несколько матчей до конца сезона обеспечивал себе чемпионство. Уверен, человек, предложивший подобное Тарасову, узнал бы о себе и своих родственниках, а также о людях, его приславших, очень многое в весьма крепких выражениях.
       Сейчас за некоторыми клубами стоят криминальные организации. В сущности, мало кто собирается зарабатывать на спорте деньги или как-то отмывать их. Некоторые “авторитеты”, как их принято называть, действительно любят хоккей и переживают за него. Хотя не всегда в нем разбираются.
       Кстати, все эти истории с переходами клубов из высшей лиги в суперлигу весьма фальшивы. Большинство перебрались в когорту сильнейших не совсем честным путем. Каким? Если слушал меня внимательно, то понял.
       
       Отцы о детях сегодня...
       Все это пустило свои корни даже в детский хоккей. Я знаю, что говорю, — у меня тринадцатилетний сын Мишка, лучший нападающий в армейской
       команде своих ровесников. Представляешь, сейчас есть такое понятие, как “блатные” звенья. Знаешь, как “пятая колонна” — здесь “четвертое” звено. Там играют сыновья достаточно обеспеченных и амбициозных людей. Они делают все, чтобы их чада выступали в основных составах.
       Мало того, практически на всех турнирах в детских командах есть так называемые подставы. То есть играют ребята старше положенного возраста. Но с этим на самом деле справиться проще всего. Пробить команды через базы МВД, вычислить подставных и дисквалифицировать клубы-нарушители на определенное время. Один-два показательных случая — и все нормализуется.
       Такое ощущение, что хоккей становится элитным видом спорта. Этакое развлечение для богатых детей. Они теперь составляют основной контингент ребят приходящих, точнее, привозимых на тренировки. Ведь амуниция хоккейная да и лед стоят денег. Вот и приходится талантливой дворовой детворе выбирать “Пепси”, точнее — водку и наркотики.
       А без улицы пропадет хоккей. Не будет естественного отбора. Ведь и Харламов, и Мальцев, и великое множество знаменитых игроков пришли со двора.
       
       ...И тогда
       Однажды я еще четырнадцатилетним мальчишкой в составе армейской команды из таких же мальчишек играл со сверстниками из Америки. Задор тогда был особый — мало того, что играли с американцами, на нас пришел смотреть сам Тарасов. В первом периоде мы забили шайб восемь или девять. Довольные, пришли в раздевалку. Сидим ждем, когда придет Тарасов и похвалит нас. Результат-то какой! Тарасов пришел злой и вместо похвал начал нас отчитывать. Дескать, что это вы устроили здесь фигурное катание, просто объезжаете и забиваете? Это не хоккей. Навязывайте им борьбу. Деритесь в конце концов. В играх с сильным противником это вам пригодится. Короче, всыпал нам по первое число. Представляешь, с каким настроем наша команда вышла на лед. Мы просто размазали их по льду. Шли в лоб, навязывали столкновения, борьбу — бились, как черти. Видел бы ты потом, с каким сияющим лицом к нам в раздевалку вошел Тарасов, — это несмотря на то, что мы забросили всего три шайбы. Великий тренер сказал: “Вот это хоккей”.
       Потом, уже спустя годы, нам стало понятно, почему Тарасов навязывал нам такой жесткий хоккей. Ведь опытного хоккеиста просто так не объедешь, и пробивать шайбу или просто сохранить ее у своей команды можно только силой, помноженной на мастерство.
       Может быть, сейчас в спортшколах по-другому тренируют. Тогда ведь у нас установки какие были: идти один в один, на ворота, в жесткий обыгрыш. Даже особая установка существовала — получать синяки и шишки.
       
       Отцы о хоккее сегодня...
       Я с сыном почти всегда хожу на хоккейные матчи. Знаешь, очень странные ощущения после этих игр. Что смотрел, зачем — непонятно. Нападающие ведут себя так, как будто проходят только туда, куда их пускают защитники, — обычно в угол. И в углах этих начинается возня, мало похожая на хоккей. Четыре человека крутятся, вертятся — эффективности ноль. Надо на риск идти — атаковать, обыгрывать, навязывать борьбу. Ведь класс команды определяется количеством атак с ходу. Забил, не забил — не важно. Вообще принятая сейчас в России оборонительная система один-четыре наводит на мысль, что тренеры дают одну-единственную установку — не ошибиться. Наставники команд просто боятся, что их снимут с работы.
       Голову на отсечение даю — если в Россию привезти любую энхаэловскую команду и поставить против нее хоть “Магнитку”, хоть “Барсов” казанских — наших просто разнесут в клочья. Перестали у нас нормально играть. Взять, к примеру, восстановительный процесс в межсезонье. Куда едут наши хоккеисты “восстанавливаться” (это после двух-то десятков игр — курам на смех)? Правильно — в Эмираты, Грецию, на курорты, проще говоря. А знаешь, как мы восстанавливались? Мы в Канаду и Америку ездили. И не просто так, на мир буржуйский поглазеть, а играть с местными профессионалами. Им, кстати, очки, набранные в матчах с нами, в зачетную сетку шли. И они нам показывали, что такое настоящий хоккей. Руки-ноги ломали, головы рассекали, ограждения нами выносили. Правда, и мы от них в этом плане не отставали. Вот такой обмен трудовым опытом был.
       Помнится, я в “Спартак” пришел. Попробовал там ввести тарасовскую систему физподготовки. Что ты думаешь — заныли все. Гелани Товбулатов (президент клуба) тогда к себе вызывает и говорит: “Ты, Вячеслав Михалыч, помягче с ребятами будь. Времена-то наступили другие. Демократия ведь”.
       У канадцев тоже демократия. Только своя — ледовая, канадская. Эти не будут с тобой особо церемониться. Даже если они терпят поражение или вообще играть не умеют — на льду будут биться до конца.
       Канадцы самолюбивы в любом возрасте. Недавно Парк приезжал в Москву (пузо, кстати, он отрастил себе — дай бог, и сзади, и спереди) вместе с Лефлером, Дионом, Дюпоном и другими канадскими ветеранами и играл против наших молодых игроков — Михайлова, Петрова, Харламова и компании. Россияне проиграли.
       Представляешь, они проиграли Парку — 48-го года рождения, Лефлеру — 51-го года рождения, Диону — тоже 51-го и Дюпону, которому не меньше полтинника...
       
       ...И тогда
       Да, ты поставь нас в ряд. Меня, Петрова, Михайлова — вообще всех ветеранов. И посмотри на нас. Что ты увидишь — куча шрамов на лице и ни одного своего переднего зуба. А теперь глянь на сегодняшних хоккеистов — у некоторых лица, как у фотомоделей. Мы под шайбы ложились, нам головы рассекали. А этим по рукам клюшкой съездят — они валяются по полчаса. Я понимаю — больно, но ведь это хоккей, а не балет.
       Раньше хоккеисты посвящали жизнь своей игре. Знаешь распорядок дня Владислава Третьяка? Он занимался только тремя вещами — ел, тренировался и спал. Тренировка-еда-сон-тренировка-еда-сон. Поэтому он и стал таким мастером. Харламов — то же самое. С нами тренер работал уже после тренировок дополнительно и персонально. И никто не сачковал.
       Когда мы в первый раз приехали играть с канадцами, 1972 год был, к нам в раздевалку забежали местные журналисты с видеокамерами. И первое, что они начали снимать, это наши ноги, этакие накачанные банки. И сравнивать с ногами Бобби Ора. Сейчас же ноги большинства хоккеистов похожи разве что на бедра танцовщика балета.
       
       Лирическое отступление
       Я понимаю свою дочь Марину, которая выступает в фигурном катании за Францию. Эта страна дала ей все. Хотя знаешь, поначалу Маринке очень тяжело было. Она в письмах писала, что все скамейки в Лионе проплакала. Ни денег, ни друзей — одна сумка с вещами и коньками.
       А сейчас Марина Анисина считается одной из самых популярных женщин Франции. Мне тут случай один рассказали. Выходят Марина, Павел Буре, Анзори Кикалишвили и еще кто-то из одного модного кафе. И представляешь, Павла Буре на улице никто не узнает, а к дочке моей человек сорок за автографами подбежали.
       Что говорить, сам президент Франции Жак Ширак ходит на ее выступления. Марину почему-то считают его любимицей. Не знаю, правда это или нет, но то, что она выходит иногда в свет вместе со свитой принца Монако, это точно. Ей сам Жан-Поль Готье костюмы для выступлений предлагал шить. А она отказалась, предпочла русскую портниху.
       Между прочим, дочка моя открывает матчи с участием футбольной сборной Франции. Многие игроки этой команды пытались за ней приударить. Бесполезно. Не любит она французов, и все тут. Просто за мужиков их не считает. Напарник Маринки Гвендаль Пейзера предложение ей сделал. Она его мягко отшила, дескать, что это за мужик такой, который не платит за свою любимую в ресторане. Ты не подумай плохого — денег у Маринки предостаточно, она это из принципа сделала. Психология-то наша.
       
       О деньгах сегодня...
       В “Ладе”, например, один из игроков получает 250 тысяч долларов в год. То же самое в других ведущих российских клубах. Ну не стоят наши игроки таких денег.
       Но в принципе не стоит говорить, что хоккеист, выходя на лед, думает о деньгах. И мысли эти играть мешают. По себе и знакомым сужу — о деньгах на льду никто не думает. Никогда. А вот во время подготовки, уверен, у многих сегодняшних хоккеистов есть мыслишки, дескать, получаю я свои пятнадцать тысяч в месяц и слава Богу, чего тут особо стараться. Зачем напрягаться лишний раз — можно себе позволить кружку-другую пивка выпить.
       Говорят, многие энхаэловцы недовольны, что еще не получили премиальных за выступление на Олимпиаде в Нагано. А у нас, если национальная команда России завоевала второе место? Да в наши времена нас бы к министру вызвали и такой нагоняй бы дали. А тут Паше Буре за, по сути дела, проигрыш на Олимпиаде дали орден. Непонятно, что происходит.
       
       ...И тогда
       Однажды случай такой произошел: Тарасов застукал в туалете с сигаретой игрока Гусева. Застукал он его, значит, и через пятнадцать минут общее собрание команды. Тарасов: “В моей команде курят?! Гусев, вы курите?” Гусев встает: “Да, курю с четырнадцати лет”. Тарасов: “С этого дня вы получаете сорок рублей в месяц”. Гусев абсолютно невозмутимо: “За ЦСКА я готов играть бесплатно”. Понимаешь, бесплатно! Я сомневаюсь, что сегодня подобное возможно.
       
       Эпилог
       Вот чемпионат мира в Германии. Конечно, я уверен в том, что мы, как в Питере, одиннадцатого места не займем. Но и на первое вряд ли сумеем пробиться. Хоккей у нас стал не тот. Выборы эти еще затеяли ни к селу ни к городу. Можно, я их комментировать не буду? Меня друзья уже и так Че Геварой называть стали. Из-за деятельности “революционной”. Только одно могу сказать: рыба с головы начинает гнить. А от нашей, похоже, уже начало попахивать.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera