Сюжеты

СКУРАТОВ ГОТОВИЛ ЗАХВАТ ВЛАСТИ

Этот материал вышел в № 32 от 14 Мая 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

СКУРАТОВ ГОТОВИЛ ЗАХВАТ ВЛАСТИ Наш специальный корреспондент Олег ЛУРЬЕ беседует с президентом компании «Мабетекс» Беджетом ПАКОЛЛИ Вот уже три года история с так называемым «делом «Мабетекса» вызывает любопытство как у журналистов, так и...


СКУРАТОВ ГОТОВИЛ ЗАХВАТ ВЛАСТИ
Наш специальный корреспондент Олег ЛУРЬЕ беседует с президентом компании «Мабетекс» Беджетом ПАКОЛЛИ
       

   
       Вот уже три года история с так называемым «делом «Мабетекса» вызывает любопытство как у журналистов, так и у правоохранительных органов России и Швейцарии. Еще свежи в памяти мытарства экс-хозяйственника Кремля Павла Бородина, еще остался открытым вопрос: кто же нажил деньги на реставрации Кремля, еще не все рассказано о том, какие роли сыграли в этом громком деле Борис Ельцин, Юрий Скуратов, Фелиппе Туровер, Юрий Лужков и другие персонажи. Кто ответит на все эти вопросы? Я думаю, что больше всех знает о «деле «Мабетекса» не кто иной, как сам президент «Мабетекса» Беджет Паколли.
       Паколли довольно долго отказывался от интервью, говоря, что он уже неоднократно давал пресс-конференции, где в общих чертах, не касаясь подробностей, рассказал журналистам о том, что происходило в России и Швейцарии в последние годы, а детали, фамилии и прочие нюансы широкому читателю знать, наверное, ни к чему. Он, мол, обо всех подробностях поставил в известность швейцарскую прокуратуру. Но после многомесячных переговоров президент «Мабетекса» согласился рассказать о некоторых деталях этого дела, поставив одно условие: «Все, что я скажу, должно быть опубликовано дословно, без комментариев и какой-либо правки». Ну что же, мы пошли на условие господина Паколли, и вот перед вами наиболее откровенное интервью президента компании «Мабетекс Проджект Интернейшнл»
       
       — Как началось «дело «Мабетекса»?
       — 21 января 1999 года ко мне в офис прибыли генпрокурор Швейцарии Карла дель Понте и сотрудники ее организации. Они искали документы, связанные с Россией и, в частности, с высокопоставленными россиянами. Их интересовал любой компромат. В тот день ничего не нашли. Не нашли ничего криминального они и впоследствии. Этот факт доказывает письмо, которое я получил 12 апреля 2001 года от следователя Дево, ведущего дело Бородина. Обратите внимание на дату: письмо было получено мною сразу же после добровольной экстрадиции Павла Бородина в Женеву из Америки. В этом удивительном документе господин Дево просит меня дать предложения о том, как бы им закрыть это бесперспективное дело и «не потерять лицо». Он спрашивает об этом меня! Человека, чье имя связывают с этим скандалом! Мой адвокат считает, что это беспрецедентный случай в юридической практике, ведь женевская прокуратура, по сути, предлагает мне незаконную сделку: мол, вы, господин Паколли, даете нам компромат на Бородина и Кремль и гарантируете, что не будете подавать никаких судебных исков, а мы со своей стороны «выводим» вашу компанию из этого дела и оставляем вас в покое. Я ответил прокуратуре, что ни на какую сделку я не пойду. Пусть будет суд, и там все станет на свои места. Если я окажусь прав, то они заплатят большие деньги.
       — Беджет, вы уверены, что швейцарская прокуратура проиграет это дело? Может быть, они еще не предъявили всех своих доказательств?
       — Наша прокуратура проиграла уже не одно уголовное дело. Особенно это касается Женевы. Но у них имеется, я говорю о прокуратуре кантона Женева, порочная практика, которая регулярно применяется в тех случаях, когда уголовные дела разваливаются. Следователи доводят обвиняемых до состояния психологического срыва, а потом предлагают ему деловое партнерство. К примеру, у тебя заблокированы на счету 50 миллионов долларов. Тебя терзают допросами, обысками, «сливают» негативную информацию о тебе в прессу. И вот когда ты уже начинаешь понимать, что весь твой имидж, а соответственно, и бизнес рушится, женевская прокуратура предлагает тебе сделку — заблокированные 50 миллионов делятся пополам. Двадцать пять из них забирает себе прокуратура, а оставшиеся двадцать пять возвращают тебе, и обвинения все снимаются. Все, дело закрыто!
       — Но ведь это коррупция!?
       — Да. Но я подчеркиваю, что это официальная коррупция. Это у них принято. Что же касается «Мабетекса», то они ничего не смогли доказать и, естественно, им ничего не удалось заблокировать. У женевской прокуратуры было огромное количество документов, большинство из которых им предоставил некто Филиппе Туровер. Но они ничего криминального там не нашли.
       — Кстати, а что вы можете сказать о Туровере?
       — Лично я Туровера никогда в жизни не видел, хотя он и утверждает, что он хорошо меня знал. Наблюдая же его нынешние действия, могу сказать, что это аферист, который изготавливает и распространяет фальшивые документы. Туровер в свое время имел хороший доступ к администрации швейцарского «Банко дель Готтардо», также он общался с некоторыми клиентами этого крупнейшего банка. Господин Туровер умудрился заполучить чистые формуляры образцов подписей клиентов банка со всевозможными штампами. И в эти формуляры он вписывал фамилии тех людей, которых ему называл генпрокурор России Юрий Скуратов. Потом с помощью компьютера и копировальной техники на них переносились подписи этих людей. Таким образом, они создали псевдосчета и другие документы, которых не существовало в природе. И самое интересное то, что у Скуратова и дель Понте были на руках только «копии» счетов и других финансовых бумаг, сделанные Туровером. А копии проверить на подлинность практически невозможно. Но Скуратова это вполне устраивало, и он начал громкое уголовное дело, дель Понте также активизировалась здесь, в Швейцарии. Но ведь оригиналов документов не существовало в принципе! А им было на это наплевать. дель Понте получила то, что хотела, — рекламную кампанию, которая и стала толчком в ее дальнейшей карьере. А у Скуратова были совершенно иные интересы.
       — А какие цели преследовал Юрий Скуратов?
       — Понимаете, Олег, то, что я сейчас вам скажу, может вызвать очень негативную реакцию в России, так что хорошо подумайте, прежде чем это опубликовать. В действительности же дело было так. В марте 99-го Скуратов передал в Швейцарию конфиденциальный документ о том, что Ельцину осталось быть у власти всего восемнадцать месяцев и сейчас необходимо максимально раздуть дело о коррумпированности президента и его окружения. Тогда к власти придут «нужные» Скуратову люди, и поэтому он просил дель Понте дать как можно больше компрометирующих материалов. Любых. Кто эти люди, на чей приход к власти рассчитывал Скуратов, я не знаю, но догадываюсь. Но факт остается фактом. Из швейцарской прокуратуры и от Туровера пошел шквал фальшивых документов. Помните, счета Ельцина, особняки дочерей и прочая, прочая. Кстати, то досье на российских коррупционеров, которое в 99-м дель Понте передала Скуратову при большом шуме в средствах массовой информации, не имеет никакой документальной почвы под собой. Просто мадам села за компьютер и набрала многостраничный документ, который был так необходим российскому генпрокурору.
       — Получается, что в марте 99-го готовился переход власти к загадочным «людям» Скуратова?
       — Конечно, но он и сам имел президентские амбиции и хотел пройти в Кремль на волне антикоррупционной борьбы. Во всяком случае, Скуратов уверял дель Понте в том, что вскоре в России все будет в руках «его людей» и они будут выполнять все его указания. Для этого необходимо представить Кремль в виде единой криминальной структуры — Ельцин, Бородин и другие... Дель Понте 23 марта 1999 года передавала мне через моего адвоката, который готов это подтвердить, следующую информацию: скажите Паколли, чтобы он говорил о Ельцине, Бородине и других именно то, что мы от него просим, и у господина Паколли не будет никаких проблем со швейцарскими законами. В этом случае мы поможем ему даже получить обратно его кредиты и инвестиции, застрявшие в России. Я отказался. Такие же беседы дель Понте вела и с руководством «Банко дель Готтардо». Последствия уже всем известны.
       — Действительно ли вы оплатили костюмы генпрокурору Скуратову?
       — Конечно, оплатил!! Я расскажу эту историю с самого начала. Мне позвонил Бородин и сообщил следующее: «Слушай, на меня вышел Скуратов и сказал, что ему нужна хорошая одежда. Мол, Скуратов ее оплатит. Я ответил Пал Палычу: сделаем, и тут же нашел хорошего итальянского портного, который в тот момент находился в Москве. К портному в Москве приехал Скуратов в сопровождении большого количества охраны. С генпрокурора сняли необходимые мерки, и он выбрал великолепные и очень дорогие материалы для костюмов, определился с моделями и заказал полные комплекты аксессуаров — галстуки, платочки, носки, обувь и прочие дорогостоящие предметы. Вскоре одна из самых престижных фирм под названием «Дениум» сшила пятнадцать изумительных костюмов и снабдила их комплектами из рубашек, галстуков и так далее. Кстати, в «Дениуме» обшивают только очень богатых людей — миллиардеров, суперзвезд, высших мировых политиков. Средняя стоимость только пошива одного костюма от «Дениума» составляет от 1700 до 2000 долларов. Например, я — человек достаточно состоятельный, но могу себе позволить в год только один-два костюма такого класса. Скуратов же получил их пятнадцать, и общая сумма его счета, который я оплатил, составила 39 тысяч долларов. Бородин получил от меня этот счет и отдал его Скуратову. Естественно, никаких денег я от Юрия Ильича не дождался. Получается, что я подарил генпрокурору России 15 костюмов на сумму 39 тысяч долларов!
       — А может быть, Скуратов не знал, что эти костюмы получены именно от «Мабетекса», или просто был не в курсе их стоимости?
       — Во-первых, он все отлично знал, так как получил от меня счет, но не пожелал оплатить его. Во-вторых, Скуратов не мог не знать, что такие костюмы стоят не меньше 2000 долларов каждый. Потому что человек, который носит на руке золотой «Ролекс», наверняка знает стоимость костюма от «Дениума». А часы из золота марки «Ролекс» я лично видел на руке тогдашнего генпрокурора России. Представляете, сколько годовых зарплат чиновника прокуратуры стоят эти часики! И еще, Скуратов неоднократно заявлял о том, что он якобы отказался от моих костюмов. Это ложь, так как он регулярно давал интервью и выступал в телепрограммах именно в тех самых костюмах от «Дениума».
       — Бородин считает, что всю историю с «Мабетексом» затеял Скуратов с подачи мэра Москвы Юрия Лужкова. Возможно ли это?
       — Я точно этого не знаю, но располагаю некоторыми интересными деталями. Я видел одну телепрограмму, в которой выступал Юрий Лужков. Он давал интервью прямо из своего офиса, который, кстати, тоже я ему построил. В этом интервью Юрий Михайлович заявил, что первый раз слышит про фирму «Мабетекс» и никакого Паколли он не знает. Мне было очень обидно это слышать, ведь мы с ним очень плотно работали в Москве. У нас был общий проект — его фирма «Мосстрой» совместно с «Мабетексом» сделали очень большой объем работ в столице. Мы неоднократно бывали вместе на совещаниях, нас сто раз фотографировали в обнимку, в конце концов, мы даже выпивали с Лужковым и не раз. И вот он заявляет, что меня не знает! Вам мои слова может подтвердить заместитель Лужкова, господин Ресин. Он-то уж точно все знает.
       — Мэр Москвы ставит себе в заслугу полное восстановление больницы в Буденновске, разрушенной бандой Басаева. Я знаю, что у вас есть свое мнение на этот счет.
       — У меня есть не мнение, а факты, подтверждающие, что Лужков обманывает широкую общественность. Когда была беда в больнице Буденновска, я передал на восстановление этого объекта 850 тысяч долларов, причем совершенно безвозмездно. Мы подписали с Лужковым протоколы об этом. Вот они! И именно мои деньги Лужков направил в Буденновск, и именно за мои деньги была восстановлена больница, куплены оборудование, лекарства и все необходимое. После чего Юрий Лужков объявил о том, что он сам восстановил этот объект и никакого Паколли не знает! Мне же мэр Москвы даже не направил простого благодарственного письма. Это очень некрасиво и нечестно.
       — Знакомы ли вы с нынешним президентом России Владимиром Путиным?
       — Я был знаком с Владимиром Путиным в то время, когда он еще работал заместителем Павла Бородина. Но с тех пор я больше с ним не встречался. Отношусь к нему по-прежнему с искренним уважением и считаю, что именно такой президент нужен сегодняшней России.
       — Кстати, а роскошный суперсамолет для президента России тоже ваша работа?
       — Послушайте, Олег! Моя компания просто физически не может выполнить все те работы, которые приписывают «Мабетексу» в прессе. Мы работали в Белом доме, Совете Федерации, Кремле. О Кремле скажу отдельно: у нас не было никаких контрактов на 600 или 300 миллионов долларов, как пишут в газетах. Наш контракт по ремонту Кремля составил всего 82 миллиона за 30 тысяч квадратных метров, это получается всего 2 600 долларов за один метр, как обычный элитный дом в той же Москве. Прибыль же «Мабетекса» от кремлевских работ составила всего 1 миллион 300 тысяч долларов, что вполне прилично для «Мабетекса». И еще очень важный момент. Скуратов всем просто врал, когда утверждал, что мы делали интерьер в Госдуме и Счетной палате. Это не наши объекты, которые почему-то приписывают «Мабетексу». Также мы никакого отношения не имеем ни к президентскому самолету, ни к другим выдумкам Скуратова и дель Понте. Я всегда строил только престижные здания, гостиницы и больницы.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera