Сюжеты

ТАЙНА ОТЕЛЯ «КЛЭРИДЖС»

Этот материал вышел в № 32 от 14 Мая 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

О чем поговорили за ланчем премьер-министр Великобритании и обозреватель «Новой газеты» Лондон, 30 апреля. Город неприветлив: людям, ожидающим весны, по-прежнему противостояли тягучий дождь, холодный резкий ветер, вечные сумерки —...


О чем поговорили за ланчем премьер-министр Великобритании и обозреватель «Новой газеты»
       
       Лондон, 30 апреля. Город неприветлив: людям, ожидающим весны, по-прежнему противостояли тягучий дождь, холодный резкий ветер, вечные сумерки — непреодолимая осень, хотя и с майскими тюльпанами вдоль парковых аллей.
       Поставленная задача была под стать погоде: как, прилетев в британскую столицу, задать один вопрос Тони Блэру, премьер-министру влиятельного островного королевства. Вопрос такой: почему с некоторых пор он стал другом нашего президента Путина?
       За какие качества господин Блэр Путина полюбил?
       Каждый российский журналист знает: чтобы взять интервью у главы государства, надо развить в себе монашеское терпение. В Москве чудес с этим не бывает — таков Кремль. Но в Лондоне утром 30 апреля мне выдали именное приглашение — на ежегодный традиционный ланч Лондонского пресс-клуба (основан в 1882 году) с премьер-министром Великобритании.
       Еще раз: за приглашением не гонялась — просто оно, именное, было мне вручено. На 12.30, в «Клэриджс» — старинный лондонский отель. Почему бы не пойти?
       Чудеса тем не закончились. По крайней мере на мой вкус — московско-российский. В 12.20 у главного входа в «Клэриджс» не оказалось никого, кроме пожилого швейцара в серой драповой униформе и высоченной диккенсовской шляпе (обычно в дорогущих лондонских отелях швейцары — седовласые старики, какие у нас давно на покое).
       Швейцар открыл дверь такси и сказал, что если я к ланчу с премьер-министром, удобнее воспользоваться другой дверью отеля, соседней. Просчитала про себя: «Финтит старик. «Коридор» организовывает... А там, на тех дверях, небось будут просеивать через службу безопасности — у них ведь тут свои ирландцы-террористы...»
       И двинулась через главный вход. Быстро убедилась, что зря ерепенилась: единственное, чего хотел старик-швейцар, — это сделать мой путь к премьер-министру удобнее и короче. Специально вернулась на исходные позиции и убедилась. А заодно огляделась: на каких крышах снайперы?
       Их не было. Как и крупночелюстных бритоголовых секьюрити, тяжелых их взглядов, звенящих на всякое железо «рамок», через которые у нас надо непременно каждому пройти, даже если оказываешься в километре от места возможного пребывания президента.
       В 12.45 приехал Тони Блэр. В 12.50 был гонг к ланчу. В 13.00 оперативно расселись по местам. Мой стол — рядом с премьер-министровым. Стали есть закуску — утиное заливное под молочным соусом. Ну ничего... А если честно, так себе блюдо. И господин Блэр тоже ковырялся в большой тарелке. Как и я.
       Зал занимался закуской, и господа, сплошь «руководители СМИ» (на отечественном сленге), даже и не пытались нарушить покой премьер-министра. К нему никто не бежал и вопросов не задавал, пока тот делал вид, что наслаждается закуской.
       В 13.19 глава Лондонского пресс-клуба Деннис Гриффитс представил Тони Блэра залу и дал ему слово. Оно было любопытно по содержанию, но большую часть его составляли признания прессе в любви и шутки на тему, что сегодня «я впервые в жизни пользуюсь очками»...
       За столами прошелестели смешки, Блэру похлопали.
       В 13.35, прямо при говорящем с импровизированной трибунки Блэре, в зал стройными рядами вплыли официанты с огромными тарелками в руках. Это было главное блюдо. Всем одинаковое: небольшой кусок то ли тушеной, то ли вареной нежнейшей горбуши с тремя крошечными картошечками, парочкой веточек базилика и скромной кучкой фасолевых зерен.
       Блэр (у него, как известно, недавно родился четвертый ребенок) сел и принялся за горбушу точно так, как это могут делать у нас небогатые отцы четверых детей. Премьер-министр умял маленький кусок красной рыбы быстро и радостно.
       Премьер-министр был свободен, и я пошла в наступление. Путь к нему продолжал быть чистым и прямым, его не преграждал никто, кроме главного блюда (уже съеденного) и блэровского пресс-секретаря господина Алистэра Кэмпбелла, бывшего популярного обозревателя одной из лондонских газет. Но Алистэр тоже поедал рыбу, и все упростилось.
       Точка зрения премьер-министра Великобритании на мои вопросы о природе любви Блэра к Путину оказалась коротка и исчерпывающа. Премьер-министр ответил: «Любить господина Путина — это работа премьер-министра».
       И все. И действительно, что тут еще прибавить... Работа повара — приготовить рыбу. Работа врача — отрезать аппендикс. Работа одного главы государства — демонстрировать, что любишь другого главу государства. И больше ничего.
       В 14.10 начались речи членов пресс-клуба — до 14.45. Блэр вежливо слушал. В 14.50 он тихо уехал, как и было ранее объявлено в программке, не было никаких массовых вставаний и провожаний, незаметно и по-английски.
       И тут же внесли десерт: кофе-чай плюс кусочек шоколадного торта пралине под кофейным английским кремом. Премьер-министр как раз выходил и в последний раз обернулся к столам, грустно взглянув на недоступные уже тарелки с тортом, которые, будто не видя главу своего государства, несли мимо официанты.
       У каждого — своя работа. И, делая ее, никто не должен мешать друг другу. Это действительно по-английски. Если официант раздает пирожные, ты на его пути, будь хоть премьер-министром, — только помеха.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera