Сюжеты

ДОБРЫЙ САМАРИТЯНИН

Этот материал вышел в № 32 от 14 Мая 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

За всю свою футбольную жизнь президент самарских «Крыльев Советов» Герман Ткаченко три раза побывал в судейской. Два раза благодарил, а после недавней встречи в Саратове с «Соколом», скажем так, нелестно отзывался в адрес арбитра встречи...


       
       За всю свою футбольную жизнь президент самарских «Крыльев Советов» Герман Ткаченко три раза побывал в судейской. Два раза благодарил, а после недавней встречи в Саратове с «Соколом», скажем так, нелестно отзывался в адрес арбитра встречи Тараса Беззубяка.
       Через пять дней его команде предстоит самая, наверное, главная встреча круга — с московским «Спартаком». Чисто спортивные раздражители — переход в самарский клуб Тихонова с Бушмановым и лучшее турнирное положение волжан — ярко подкрашены обменом «комплиментами» между двумя президентами клубов.
       Олег Романцев назвал Тихонова с Бушмановым «отработанным материалом», а Герман Ткаченко порекомендовал «лечиться от пагубной болезни, которая общеизвестна».
       Я, честно говоря, пожалел, что встречался с Ткаченко вечером и посреди недели. Он уже отошел от прошедшей игры и был осторожен, но между строк все же читается то, о чем вслух говорить не принято
       
       — Герман Владимирович, многие очень скептически отнеслись к пресловутой договоренности между президентами клубов не работать с арбитрами. Вы теперь — после матча с «Соколом» — как к ней относитесь?
       — Мы с коллегами договорились на тему наших постоянных встреч не говорить, поэтому я могу вам рассказать лишь технологическую часть. Мы и сегодня встречались (10 мая. — Ред.), и я точно знаю — 80 процентов клубов с арбитрами работу не ведут. И в этом уже есть положительный момент. Надеюсь, мы сможем совместным авторитетом убедить оставшиеся 20 процентов играть по правилам.
       — Вам известны эти 20 процентов, и если да, то как вы общаетесь с их представителями?
       — Декларируют честность все. Но я уверен в 12 командах.
       — Ну почему после каждого матча идет речь о том, кого убили, кого не убили?
       — Среди судей есть слабые люди. В среду для меня принципиальнейший матч — полуфинал Кубка с махачкалинским «Анжи». Победи мы — и путь в Европу практически открыт. Но мне не нужна победа любой ценой — мы с махачкалинцами сами по обоюдному согласию выбрали арбитра Валентина Иванова. И я практически не сомневаюсь, что после этой игры никто вам про судейство плохого не скажет.
       — Вы говорите — слабые арбитры. Это что — единственная проблема наших судей?
       — Естественно, нет. Судьи — такие же люди. Как и футболисты, они бывают сильными и слабыми, квалифицированными и не очень. Есть арбитры, которые могут поддаваться давлению. Либо интеллектуальных аргументов, либо неинтеллектуальных.
       — Ну все знают, кого из судей избивали в прошлом году.
       — Я и говорю: всякие есть аргументы. Знаете, лично мне было очень приятно читать Морозова (тренер питерского «Зенита». — Ред.), который после последнего тура жаловался на судейство и говорил, как приятно было играть в Самаре.
       — И все-таки у вас прямо идеальная картина получается. Вспомните свои ощущения после игры в гостях с «Соколом».
       — «Сокол» — очень неплохая команда, достойно выиграла. Победили заслуженно, но на результат повлиял низкий уровень судейства Тараса Беззубяка. К сожалению или к счастью, другой информации о причинах подобного судейства у меня нет.
       — И вы никогда такую информацию не получали? Ну хотя бы предполагали, как реагировать в данном случае?
       — Я был три раза в судейской. После матча с «Зенитом» поблагодарил, после матча с «Анжи»... Какой же это был матч! Баскаков ошибся, не дал пенальти, удалили нашего игрока, но я видел, что он это делает неспециально. Просто неправильно оценил, и я его поблагодарил тоже. Потому что в остальных эпизодах он поступил очень правильно и не дал превратиться принципиальной игре в побоище. Это было важно.
       Третий раз я зашел после матча в Саратове. Может, я был чересчур эмоционален, за что потом извинился перед инспектором Царевым, уважаемым в прошлом футболистом. Но я не извинюсь за содержание сказанного.
       Если еще раз ошибки Беззубяка будут влиять на результат игры, мы сделаем все возможное, чтобы отстранить его от судейства. Разумеется, законными способами.
       Я не исключаю, что экспертная комиссия будет отстаивать честь мундира и оправдает его действия. Спирин, очень уважаемый мною специалист, с мнением которого я всегда считаюсь, дал после игры свою оценку: сказал — в спорных моментах Беззубяк поступил правильно. Для меня мнение Спирина — практически закон, но здесь тот случай, когда я с ним не согласен. Арбитр засчитал неверный гол в наши ворота, не дал два явных пенальти, и вообще все свистки были не в пользу «Крыльев». Может, он, конечно, растерялся — вот пусть разберутся.
       Вообще, вопрос с судейством может быть решен очень скоро — это один из немногих вопросов, по которому поддерживают нашу инициативу и ПФЛ, и РФС. Причем на основе полного взаимопонимания.
       — Вам не кажется, что если бы то же самое Беззубяк сотворил не с вами, а скажем, с тем же «Спартаком», реакция была бы другой?
       — Ну как можно сейчас сравнивать «Спартак» и «Крылья Советов»? «Спартак» — это лидер нашего футбола, это клуб с именем и миллионами болельщиков. Разная степень внимания, пропорциональная заслугам команд, мне абсолютно понятна. Мы новички, наш авторитет нам пока приходится выстраивать. Придет время, и он будет работать на нас.
       — Лично для вас «Спартак» — это еще и нечто иное. Не могу не спросить о ваших словах в адрес Олега Романцева. Или не будем говорить?
       — Мне не стыдно ни за одно слово. Может, некоторые тезисы были эмоционально окрашены, но...
       Я уважаю «Спартак», Романцев, бесспорно, лучший наш специалист. Если наша дискуссия смогла открыть глаза на какие-то вещи, то это пошло всем на пользу. Думаю, впредь мы будем учитывать сказанное, прежде чем поступить так или иначе.
       Я не хочу больше об этом говорить. Он — мой коллега, и хотя бы только поэтому я его уважаю. Тем более что я у него многому учусь.
       Но пьющему всегда труднее, чем трезвому. Прописная истина. Мир лучше войны... Ну тут все ясно.
       — А вы сами пьете?
       — Я выпиваю в меру, чтобы это не влияло на мои высказывания.
       — Мне, например, не понять, что чувствует тренер на скамейке во время игры. Может, так и надо снимать стресс?
       — Знаете, я на скамейке один раз случайно оказался, но больше никогда не сяду. Место президента — на трибуне, среди акционеров. А на скамейке совершенно другая жизнь — сумасшедшая.
       — Герман Владимирович, ну ладно, на скамейке — установки тренера. Но установки на сезон, задачи — тут уж вам слово...
       — Реальной целью был выход в финал Кубка России и место в десятке по итогам чемпионата. Удачный старт для нас — не сюрприз. Кто-то смеялся, кто-то издевался, наши друзья и партнеры расстраивались, но я верил этому тренеру. Он мне предложил такую программу, и я согласился.
       Уже на сборах я видел, что команда выглядит очень прилично. Но корректировать цель по ходу чемпионата не хочу.
       У нас хорошой коллектив, Тарханов говорит, что мы можем прибавить еще. Нам сейчас главное — подтянуть на необходимый уровень клубную инфраструктуру. Все ж было разрушено, и, знаете, не могу не сказать: огромную помощь я получаю от губернатора Титова. Он поддержал команду в самый сложный момент и сегодня очень помогает.
       Думаю, нам удалось создать хорошую команду понимающих друг друга людей.
       — Если говорить о финансовой стороне клубов, есть акционерные общества, есть бюджетники. Вы сторонник какой формы собственности? Вам не кажется, что в зависимости от формы собственности могут быть разные по эффективности концепции развития бизнеса? К своим деньгам относятся иначе.
       — Я — сторонник акционерных обществ. У нас в Самаре 75 процентов частного капитала и 25 принадлежат области. Все-таки футбол — это и социальный фактор.
       Естественно, частный капитал — самый эффективный и прогрессивный. Но оптимален в сочетании с бюджетным.
       — И в то же время все говорят, что футбол не приносит прибыли. Вы можете сказать, зачем футбол Герману Ткаченко?
       — Буду банален — это уже наркотик. Сначала просили помочь, а теперь... Знаете, вот Савик Шустер говорит, что футбол — это жизнь. Так вот для нас футбол — уже смысл жизни. Может, наши семьи стали нас меньше любить за это, но что поделаешь — наркоманы!
       Есть соревновательный фактор, еще есть фактор влияния в регионе, возможность капитализировать социальный фактор. А в целом в перспективе это может стать неплохим бизнесом лет через десять.
       Ведь цивилизованный интерес к футболу со стороны финансовых институтов растет. Конечно, легче всего поднимать команды с историей и тысячами болельщиков: «Спартак», «Динамо», ЦСКА, «Зенит». Питерцы вообще, по моему мнению, самый профессиональный клуб с точки зрения бизнеса.
       Вот в «Спартаке» сейчас новый менеджмент. Люди из пустой народной команды пытаются создать Клуб. Они вот и на первый канал вернулись. Теперь они совместно будут производить — и команда, и ТВ — востребованный рекламодателем продукт. Это — большой плюс с точки зрения бизнеса.
       — Знаете, вы все время апеллируете к логическим выводам из сферы бизнеса, в то время как признаете футбол своим наркотиком, а это уже из области сердца. Скажем, критика в газетах. Головой понимаете или сердцем? Или даже нет — вам кажется, что внимание к вашему клубу пропорционально вашим успехам?
       — Вы любите какие-то провокационные вопросы. Нет, я нормально отношусь к критике. Как говорится, любое упоминание, кроме некролога, приносит пользу. Я обожаю, например, газету «Известия», а ее спортивную страницу считаю лучшей. Но когда они написали, что уровень нашей игры с «Соколом» равен уровню КФК, я просто не согласился где-то внутри, но это мое личное мнение, и все.
       — Ну не КФК, но я не могу сказать, что это был праздник души...
       — А вы не смотрите в лоб. Вы смотрите тенденцию.
       — Мне с СССР сравнивать, что ли?
       — Зачем? Мы начинали с нуля. Тенденция российского футбола очень положительная.
       — Владимир Маслаченко как-то в разговоре со мной сказал, что наш футбол — вообще некое закрытое пространство с вялотекущей диффузией. Одни и те же футболисты, тренеры, и никаких, мол, радужных перспектив нет. А вы излучаете оптимизм...
       — Не согласен. Мы — новые люди, «ЛУКОЙЛ» в «Спартак» пришел, новые люди появились в ЦСКА. Появятся и новые тренеры. Тот же Саша Бородюк, я уверен, станет классным спецом. Александр Федорович (Тарханов. — Ред.) вышел на новый уровень. Я его давно знаю и вижу, как он работает и растет. Здесь я не могу согласиться с Владимиром Никитичем.
       Вот наша игра с «Анжи». Матч закончился 0:0, но после таких игр понимаешь, что счет в футболе — не самое красивое. А Гаджиев тот же? Его всегда знали как специалиста, но считали вторым-третьим номером — вы посмотрите, что он в республике сделал. И сделает много еще, дай бог.
       — Вот вы ожидали такой старт вашей команды?
       — Все-таки у нас много сильных игроков. Те же Тихонов и Бушманов. Они просто прекрасные футболисты. И самое главное — мне очень импонируют их человеческие качества. Андрея Тихонова я вообще считаю одним из лучших спортсменов десятилетия. И я горжусь, что он играет у нас. И я знаю ту пользу, которую он приносит команде не только мастеров, но и нашему подрастающему поколению. Я вижу глаза болельщиков. У него ценности в жизни — такие идеалы советские, что ли, сейчас мало у кого остались: семья, честность, дружба.
       Нет, я очень люблю свою команду.
       — Герман Владимирович, не от каждого президента услышишь столько хороших слов в адрес своих игроков. Вообще, как президент должен выстраивать отношения с игроками?
       — Бизнес бизнесом, но ведь футбол — не рекламное агентство. Каждый из нас должен общаться с футболистами, но это не должно переходить в панибратство и, самое главное, — не сломать репутацию и авторитет тренера. Мне кажется, все же здесь приемлемы обычные управленческие подходы.
       — И система поощрений и наказаний?
       — Ну, слава богу, наказывать пока никого не приходится. Почти.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera