Сюжеты

ПОТОЛКОМ ИСТРЕБИТЕЛЯ СТАНОВИТСЯ КРЫША

Этот материал вышел в № 34 от 21 Мая 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

В 1999 году акции ОКБ «Сухой» чуть было не выставили на торги. За 12,5 миллиона долларов. Это даже меньше половины стоимости одного (!) самолета «Су-27», чья цена от 30 миллионов долларов и выше — в зависимости от модификации. А за год...


       В 1999 году акции ОКБ «Сухой» чуть было не выставили на торги. За 12,5 миллиона долларов. Это даже меньше половины стоимости одного (!) самолета «Су-27», чья цена от 30 миллионов долларов и выше — в зависимости от модификации.
       А за год выпускаются десятки истребителей, штурмовиков и бомбардировщиков. Экспорт «Су» приносит стране не меньше 2 миллиардов долларов в год. К счастью, тогда обошлось.
       В 2001 году вице-премьер Илья Клебанов решил завершить начатое. Только в гораздо более крупных масштабах — передать в частные руки не только конструкторское бюро, но и все производство военных самолетов «Су». А это, кроме всего прочего, три крупных завода: в Иркутске, Новосибирске и Комсомольске-на-Амуре.
       Впрочем, иркутский завод и конструкторское бюро уже и так наполовину принадлежат частным вкладчикам. Дело осталось за малым. И, похоже, вице-премьер Клебанов торопится закончить приватизацию стратегической отрасли.
       
       История вопроса
       Большинство заводов ВПК было занесено в специальный перечень предприятий, приватизация которых запрещена. Но в августе 1996 года Борис Ельцин подписывает секретный указ № 1268 «О создании Авиационного военно-промышленного комплекса (АВПК) «Сухой». Месяцем раньше премьером становится Виктор Черномырдин, а вице-премьером — Владимир Потанин.
       Это государственное унитарное предприятие в итоге создается, а в его состав входят ОКБ «Сухой» и четыре завода: ИАПО (Иркутск), КнААПО (Комсомольск-на-Амуре), НАПО (Новосибирск), ТАНТК им. Г. М. Бериева (Таганрог). Три предприятия из них — ОКБ, иркутский и таганрогский заводы — «вовремя» акционировали еще в начале 90-х.
       В ОКБ «Сухой» 51% акций принадлежит государству, 25% — ГУТА-банку, 15% — ОНЭКСИМу, 2% — иностранному капиталу, остальное — мелким частным инвесторам. В иркутском ОАО «ИАПО» 14% акций — государственные, 40% — иностранные, большая часть остальных принадлежит ОНЭКСИМу. (Напомним, что ОНЭКСИМ-банк — детище Владимира Потанина.)
       Заводам в Комсомольске-на-Амуре и Новосибирске повезло — их занесли в стратегический список, и они избежали приватизации. На сегодняшний день завод в Комсомольске — практически единственное прибыльное предприятие в отрасли. И всю эту прибыль планировалось и планируется оттянуть в Москву — в АВПК «Сухой». Поскольку после намеченного акционирования предприятия в Комсомольске-на-Амуре и в Новосибирске собираются сделать дочерними предприятиями московского АВПК. Что означает, что эти заводы не будут иметь собственных денег, и все экспортные контракты пойдут через «маму» — АВПК. То есть в цепочку ОКБ—завод—покупатель попросту добавляется лишний посредник — АВПК «Сухой».
       Надо сказать, что завод в Комсомольске-на-Амуре (КнААПО) — градообразующее предприятие, а бюджет Хабаровского края наполовину формируется из налогов, полученных именно отсюда. Жители Комсомольска собирают 20 тысяч подписей против акционирования КнААПО. К борьбе подключается губернатор Хабаровского края Виктор Ишаев. И в сентябре 1997 года Черномырдин клянется Ишаеву, что приватизации не будет, и обещает отправить в Госдуму соответствующее письмо.
       Такое письмо на имя Геннадия Селезнева действительно готовится. Но вместо него в Госдуму попадает совершенно другой документ — абсолютно противоположного содержания, подписанный руководителем департамента собственности и регулирования естественных монополий В. Некрутенко и руководителем департамента реорганизации промышленности и конверсии В. Михайловым. А 27 декабря 1997 года появляется постановление правительства № 1650 об исключении КнААПО и НАПО из перечня предприятий оборонного комплекса, не подлежащих приватизации, и о преобразовании их в открытые акционерные общества. Одновременно государственное предприятие АВПК «Сухой» преобразуется в ОАО, а контрольные пакеты акций комсомольского и новосибирского заводов должны быть переданы в уставный фонд АВПК. Дело сделано, но наполовину.
       Пока акции АВПК «Сухой» принадлежат государству, правда, передать их в частные руки — раз плюнуть. В нашей стране это уже отработанная схема: способов много — от банкротства до эмиссии акций. К тому же руководителем АВПК и одновременно конструкторского бюро вместо профессионала Михаила Симонова назначается Михаил Погосян, которого считают как раз ставленником тех, кто стремится акционировать производство военных самолетов.
       
       Кто заказчик?
       Если началась эта история при вице-премьере Владимире Потанине, то продолжилась при вице-премьере Илье Клебанове. (Кстати, Клебанов и Потанин давно и хорошо знакомы друг с другом. Когда Клебанов еще возглавлял питерский завод «ЛОМО», потанинский ОНЭКСИМ приобрел большую часть акций этого предприятия.)
       Потанин первым из отечественных олигархов всерьез заинтересовался ВПК — в середине 90-х околоонэксимовские структуры учредили ОАО «Оборонительные системы». В удачные времена потанинского вице-премьерства ОАО активно скупает «оборонку». А дальше — бизнес по-русски: половина предприятий, оказавшихся под крылом «Оборонительных систем», — банкроты. В том числе КБ «Факел» и завод «Авангард», выпускавшие ракеты для комплексов C-300. Хотя некоторым предприятиям — например, ЦКБ «Алмаз» — удалось «спастись».
       С «Алмазом» — отдельная история, в которой опять-таки замешан нынешний вице-премьер Клебанов. Но тут схема приватизации иная. Правительство не дает руководству «Алмаза» превратить привилегированные акции в обычные и тем самым лишить государство контрольного пакета. Вроде бы все правильно. Но хитрость в том, что совет директоров «Алмаза» теперь возглавляет гендиректор правительственного агентства по системам управления (РАСУ) Владимир Симонов, который, в свою очередь, лоббирует интересы все того же небезызвестного ОАО «Оборонительные системы». Пример? Пожалуйста. Незадолго до собрания акционеров Симонов пытается продвинуть на пост гендиректора «Алмаза» некоего Нарбикова, который оказывается через подставных лиц одним из учредителей «Оборонительных систем». Нарбиков «знаменит» еще и тем, что благодаря ему деньги за крупный контракт на поставку в Китай ракетных комплексов С-300П не дошли до «Алмаза» и осели на счетах его родной фирмы.
       В целом интересы Потанина таковы: воспользовавшись клебановской идеей вертикальной интеграции ВПК, создать единый государственный холдинг производителей систем ПВО, который возглавит уже существующая структура «Оборонительные системы».
       Интересы Потанина в военно-промышленном комплексе весьма разнообразны. Кроме производства систем ПВО, его очень интересует самолетостроение, поскольку и то и другое — наиболее «экспортно потенциальные» отрасли. Помимо акций заводов, производящих боевые самолеты, Потанину принадлежат акции «Пермских моторов» — одного из основных производителей авиадвигателей. А сейчас, как нам стало известно, Потанин активно борется за двадцатипятипроцентный пакет акций ОКБ «Сухой», принадлежащий ГУТА-банку. Подмять под себя весь комплекс «Сухой» — это уже серьезно.
       Как считают наши источники в Думе и в правительстве, Клебанов клятвенно пообещал Потанину весь «Сухой». И обещание свое выполнит. Хотя многие считают, что одному Потанину «Сухой» не по зубам и за «группой захвата» «Сухого» якобы стоит Александр Волошин, руководитель администрации президента. К заинтересованным лицам причисляют также бывшего главу «Росвооружения» Алексея Огарева — однокурсника Татьяны Дьяченко. А также Бориса Березовского.
       
       Слово президента
       В ноябре прошлого года Владимир Путин во время визита в Комсомольск-на-Амуре заверил коллектив завода КнААПО в том, что акционирования не будет. Вернувшись, президент поручил Илье Клебанову заняться этим вопросом.
       И Клебанов вопросом занялся. Буквально за месяц он подготовил проект указа президента «О завершении создания авиационного военно-промышленного комплекса «Сухой», в котором черным по белому написано... об акционировании КнААПО и НАПО. Более того, Клебанов публично заявляет, что в мае этот указ будет подписан президентом. Что же получается? Или Путин обманул коллектив завода, или Клебанов действует вопреки поручению президента.
       Вот проект аналогичного постановления правительства РФ, которое должно быть подписано вслед за указом президента.
       «Во исполнение Указа президента РФ от «_»______2001 г. №____ «О завершении создания АВПК «Сухой» правительство постановляет: 1. Преобразовать ГУП «Комсомольское-на-Амуре авиационное производственное объединение» и ФГУП «Новосибирское авиационное производственное объединение им. В.П.Чкалова» в открытые акционерные общества, 100% акций которых находится в федеральной собственности, с внесением 74,5% названных акций в уставной фонд ГУП АВПК «Сухой» и закреплением 25,5% акций в федеральной собственности». «3. Преобразовать ГУП «АВПК «Сухой» после внесения в его уставный фонд указанных в пункте 1 настоящего постановления акций в ОАО «АВПК «Сухой» с закреплением 100% его акций в федеральной собственности».
       Казалось бы, все акции остаются у государства, а меняется только форма собственности. С государственным же унитарным предприятием ничего сделать нельзя — ни продать, ни заложить, ни передать в частные руки. Верно, зато акции — вещь ликвидная. Сегодня они у государства. А если завтра — угроза банкротства? Нужны деньги. Акции продаются.
       
       Великий комбинатор
       Нынешний глава АВПК «Сухой» Михаил Погосян, по совместительству возглавляющий ОКБ «Сухой», — фигура неординарная. Судите сами. Погосян обещает создать самолет нового поколения к 2010 году. Под это, собственно, и проводится акционирование, под это вроде как и был создан АВПК — чтобы скоординировать усилия, чтобы найти необходимые деньги.
       Что ж, если г-ну Погосяну это удастся, мы искренне ему поаплодируем, потому что никому в мире за такой срок создать самолет нового поколения не удавалось.
       Так что обещанный срок в 10 лет — блеф, необходимый для выкачивания денег из бюджета и у инвесторов. К тому же Погосян предлагает привлечь к разработке самолета пятого поколения иностранцев — в частности, Индию и Китай. (Основных, кстати, покупателей «Су».) Естественно, что финансовыми вливаниями их участие не ограничится. Как равноправные участники проекта они потребуют доступа ко всем разработкам, в большинстве своем секретным.
       Это не первый опыт подобного сотрудничества. До недавних пор советником Погосяна по гражданским проектам была некто Алла Ванштейн. Гражданка США, по некоторым сведениям, имеющая отношение к Пентагону. И лишь после того, как Ванштейн втянула ОКБ «Сухой» в сомнительную историю с производством гражданских самолетов, ее лишили российской визы. Произошло это в конце 2000 года.
       А для создания проекта по координированию и управлению АВПК «Сухой» Погосян пригласил английскую консалтинговую фирму, которая за работу потребовала участия в дальнейшем управлении АВПК.
       Если говорить о деловых качествах Погосяна, то к его «бизнес-удачам» можно отнести сорванный контракт по закупке истребителей Грецией. Тендер тогда выиграл «Еврофайтер».
       Сейчас Погосян утверждает, что вполне обойдется без комсомольского и новосибирского заводов — выпускать самолеты будут в Иркутске. Но переводить производство «Су-27» с базового завода на другой — огромные и бесполезные затраты. При том, что экспортные программы обоих заводов рассчитаны уже на 10 лет вперед и суммарно составляют примерно 9 миллиардов долларов США.
       На самом-то деле «Сухой» не возражает против интеграции (не путать с приватизацией). Но вопрошают: «Почему взялись только за «Сухого»? В стране тысячи предприятий ВПК». Ответ прост: «Потому что приносит сверхприбыль».
       Завод в Комсомольске-на-Амуре самостоятельно и вполне успешно занимается экспортом. И крупный китайский контракт — заслуга именно его. Страна получает от этого контракта огромные деньги, потому что он осуществляется через «Рособоронэкспорт». Но за поставки в Китай борется и «потанинский», как его называют, завод в Иркутске — ненужная конкуренция внутри отрасли. Естественно, это сказывается на стоимости контракта. И не в лучшую сторону. Поэтому нужна управляющая структура, которая будет отвечать за взаимодействие предприятий отрасли. Но именно координировать, а не заниматься перекачиванием денег в Москву.
       Один конкретный пример. Решение правительства от 14.08.2000 года «О головном исполнителе работ по разработке, производству и поставке самолета «Су-30МКК» для г/п 244». Головным исполнителем назначается АВПК «Сухой». Исполнителем, который ничего не производит и в составе которого две сотни чиновников. А производит «Су-27» и все его модификации, к которым относится и «Су-30МКК», завод в Комсомольске-на-Амуре, но он оказывается как бы ни при чем. В результате Хабаровский край получает 24,58 миллиона долларов вместо 40,5 миллиона. Суммарная прибыль тоже уменьшается с 216,7 миллиона долларов до 180,6 миллиона. И зачем?
       
       Клебанов и его планы
       На самом деле Михаил Погосян — промежуточная фигура. Говорят о том, что на место главы АВПК «Сухой» претендует и сам вице-премьер Клебанов и что все это многоходовое акционирование он делает под себя. Говорят и о варианте объединения «Сухого» с «МИГом» под Клебанова. Хотя более вероятно, что после прогнозируемой отставки с поста вице-премьера Клебанов возглавит нечто более крупное — один из тех восьми-девяти холдингов, которые обещано создать на базе ВПК. Например, холдинг, который, возможно, объединит как ракетно-космическую отрасль, так и самолетостроение.
       
       
ЖУРНАЛИСТСКОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ ПОДГОТОВЛЕНО ПРИ ПОДДЕРЖКЕ ПРОГРАММЫ «ЧИСТЫЕ ПЕРЬЯ»
       Программа «Чистые перья» направлена на внедрение в практику российских СМИ стандартов, которые должны соблюдаться при проведении журналистских расследований, в том числе недопустимость использования информации из одного источника, обязательный учет мнения второй стороны и позиций всех заинтересованных лиц.
       В соответствии с правилами программы «Чистые перья» перед тем, как рекомендовать журналистское расследование Маргариты Кондратьевой к публикации, полный текст ее статьи был направлен в два адреса — премьер-министру правительства РФ Илье Клебанову и президенту холдинговой компании «Интеррос» Владимиру Потанину.
       В сопроводительных письмах мы предложили высказать свою точку зрения до 3 мая. Пресс-служба г-на Потанина попросила дать для ответа больший срок: со статьей должны ознакомиться юристы. Мы с пониманием отнеслись к такой просьбе и отложили публикацию на неделю. Но и этого срока оказалось недостаточно. Как сообщили в пресс-службе, каникулы у сотрудников холдинга заканчиваются только 14 мая, и лишь после этого времени специалисты сядут за изучение журналистского расследования.
       Не получили мы ответа и от Клебанова.
       К сожалению, технология газетного производства не позволяет ожидать ответа бесконечно долго, и мы рекомендуем расследование к публикации без комментария второй стороны. Это не лишает премьер-министра Клебанова и президента холдинга Потанина возможности изложить свою точку зрения на описываемые события уже после публикации. «Новая газета» готова предоставить для этого свои страницы.
       Программа «Чистые перья»
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera