Сюжеты

XXXXXXXX

Этот материал вышел в № 35 от 24 Мая 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Но финансировать ее будет не только государство Реформа образования вызывает массу опасений. И не только потому, что изменять собираются наиболее консервативную систему, составляющую основу любого общества, но и потому еще, что от самого...


Но финансировать ее будет не только государство
       

       Реформа образования вызывает массу опасений. И не только потому, что изменять собираются наиболее консервативную систему, составляющую основу любого общества, но и потому еще, что от самого слова «реформа» уже никто ровным счетом не ждет ничего хорошего. Тем более что перестраивать намереваются образование, которое прямо или опосредованно затрагивает интересы каждого, даже глубоко аполитичного человека. «Новая газета» неоднократно посвящала этому свои материалы, приводя аргументы pro и contra. Сегодня мы попросили министра образования Владимира Филиппова прояснить ситуацию и несколько разгорячившиеся страсти
       
       — В образовательном сообществе активно обсуждают послание президента. Путин заявил о необходимости привлечения в образование денежных средств и поставил задачу разграничить сферу бесплатного и платного образования, сделав доступ к первому справедливым и гарантированным для всех граждан. Так все-таки сохранится у нас бесплатное образование или, как утверждают оппоненты реформы, скоро все поголовно должны будут за него платить?
       — Всем очевидно, что только при развитом социализме или развитом капитализме может быть достаточно бюджетных средств на образование. А поскольку в ближайшие годы нам ни то, ни другое не грозит, мы должны исходить из того, что бюджетные средства необходимо дополнять из внебюджетных источников. Это и спонсоры, и родители, и предприятия, поскольку имеется в виду не только школьное, но и профессиональное образование — ПТУ, техникумы и вузы.
       Но президентом поставлена более четкая задача — разграничить сферы бесплатного и того фактически платного образования, которое сейчас сложилось и в отдельных школах, и особенно в высших учебных заведениях. Здесь как раз и находится поле теневых денежных потоков, из-за которых сейчас страдают родители, не представляющие, за что еще с них могут потребовать деньги. А школы берут за все что угодно, начиная от охраны и занавесок и заканчивая учебниками.
       Планируется, что программа обучения в школах будет на 100% бесплатной (это касается и углубленного изучения каких-либо дисциплин). Если же школы захотят ввести дополнительные предметы, к примеру бальные танцы, родителям придется платить. В ближайшее время появится специальное постановление правительства, определяющее порядок принятия решений о сборе денег в школах — на охрану, ремонт и прочее. Скорее всего, такие решения будет принимать совет школы или попечительский совет, в который обязательно войдут родители. Но еще раз подчеркну: бесплатным будет не только обычное, но и углубленное школьное обучение в гимназиях и лицеях в пределах государственного стандарта.
       Что же касается платного высшего образования, тут сложилась несправедливая ситуация, когда плата за обучение не зависит ни от школьных оценок при поступлении, ни от материального положения семьи. Бедный ты или богатый — выложи 3—5 тысяч долларов в год. Перед нами сейчас стоит задача упорядочить плату за обучение в зависимости от этих факторов.
       — И еще один вопрос, имеющий отношение к доступности образования. Профсоюз работников образования, а вместе с ним и многие педагоги утверждают, что замена статуса «образовательного учреждения» на «образовательную организацию» неизбежно приведет к приватизации школ и вузов и, соответственно, к тотальной платности обучения в них. Насколько такие утверждения справедливы и какова позиция министерства по этому вопросу?
       — Вступили в действие налоговый и бюджетный кодексы, и образовательные учреждения, в первую очередь вузы, стали терять автономию, положенную им в соответствии с законом об образовании. Они лишились ряда льгот и привилегий. И именно по просьбе большинства образовательных учреждений была поставлена задача расширить хозяйственную самостоятельность и разнообразие организационно-правовых форм образовательных учреждений.
       Однако это может повлечь не только увеличение степени автономности учебных заведений, но и проблемы с федеральным законодательством. Принятие нового статуса без продуманных последствий потребует вносить в дальнейшем изменения в целый ряд законов. Например, придется изменять закон о воинской обязанности, поскольку студенты образовательных организаций не будут иметь права на отсрочку от армии. Поэтому вначале будет выпущено постановление правительства об упорядочении ведомственных инструкций, нарушающих автономию образовательных учреждений, не влекущее за собой никакой приватизации в сфере образования. С другой стороны, решение о том, какую организационно-правовую форму выбрать, будет приниматься советом учебного заведения. Кроме того, этот выбор будет прерогативой лишь ПТУ, техникумов и вузов. Школы так и останутся образовательными учреждениями.
       — Реформа образования сегодня ассоциируется прежде всего с единым государственным экзаменом. Большинство педагогов согласились с тем, что он снимет значительную часть психологической нагрузки с выпускников школ, поступающих в вузы. Но по-прежнему остаются два вопроса. Во-первых, если единый госэкзамен будет сведен к тестам, то он заведомо не даст объективной картины знаний учеников. А во-вторых, сможет ли единый экзамен ликвидировать репетиторство?
       — Цель единого государственного экзамена — уравнять в шансах на поступление в лучшие вузы страны всех выпускников школ, независимо от их материального положения и места жительства. Не секрет, что абитуриент из отдаленных районов не едет сдавать вступительные экзамены в центр страны. Во-первых, у него часто нет денег даже на билет. А во-вторых, он знает, что при каждом престижном вузе есть армия репетиторов и подготовительные курсы, которые для него недоступны.
       Особенность единого экзамена в том, что выпускник будет сдавать его вне стен своей школы и вне стен вуза, в который он планирует поступить. Экзаменов, скорее всего, будет пять: обязательные для всех — математика, русский язык и литература. Поступающие на естественные и научно-технические специальности будут дополнительно сдавать, наверное, физику, химию и биологию, а на гуманитарные — историю, иностранный язык и литературу.
       О переходе исключительно на систему тестов речи не идет. В форме теста, возможно, могут сдаваться предметы с большим количеством фактологического материала (история, география и проч.). Что же касается, к примеру, математики, то здесь будет сохранена форма решения задач. То есть превалирующей формой на экзаменах тест не станет.
       Что касается репетиторов, пока в вузах будут конкурсы при поступлении, им ничто не угрожает. Репетиторы будут с тем же успехом готовить абитуриентов к сдаче единых государственных экзаменов, но не к поступлению в конкретный вуз. То есть пропадет теневая база, благодаря которой, например, половина членов приемной комиссии занимаются репетиторством и «продвигают» своих учеников.
       — В этом году проходит эксперимент по проведению единого экзамена в нескольких регионах. Что ожидается от эксперимента в этом году? Можно ли говорить о каких-то результатах?
       — В этом году мы хотим лишь апробировать механизм проведения экзаменов. Сами задания и контрольно-измерительные материалы будут совершенствоваться и изменяться, и вполне возможно выработать оптимальную, объективную схему проведения экзамена.
       Нам важно, чтобы в одном месте собрались выпускники нескольких школ и написали работы. А затем независимая комиссия с участием представителей вузов, школ, комитетов образования и родителей организует объективную проверку. В течение трех лет мы будем отрабатывать этот механизм и найдем оптимальный вариант.
       — На своей последней пресс-конференции вы сказали, что реформа предполагает введение профильной старшей школы, которая станет бесплатной, а вернее, финансируемой государством альтернативой репетиторам. Вы считаете, что школа сможет на бюджетные деньги готовить ребят к вузу так, как это делают репетиторы за тысячи долларов?
       — У нас, в принципе, очень неплохая школа. По полноте образовательных стандартов она действительно лучшая в мире. Однако мы вынуждены из-за недостаточного качества школьного образования реализовывать поступление в вузы через подготовительные курсы, репетиторов и школы, имеющие договор с конкретным вузом.
       С одной стороны, профильная школа направлена на то, чтобы дать школьникам больший объем знаний. В настоящее время мы пытаемся обеспечить одинаковым объемом знаний по физике и химии и будущих технарей, и будущих гуманитариев, что мешает им осваивать необходимые для поступления предметы. Поэтому мы сейчас занимаемся реструктуризацией, после которой первые десять лет будем преподавать обязательный объем знаний по всем предметам, а в 11-х, 12-х классах школьники будут получать углубленные знания по предметам, которые им необходимы. Это полностью соответствует мировой практике профильности старшей школы и, несомненно, повысит качество школьного образования.
       — Самая болезненная проблема — крайне низкие зарплаты педагогов. Голодный учитель явно не станет проводником реформы, а реформаторов обвиняют именно в невнимании к материальному положению работников образования. Готовы ли министерство и правительство в целом существенно изменить ситуацию с учительской зарплатой?
       — Конечно, за последние десятилетия экономика страны обрушилась так, что валовый внутренний продукт находится на уровне Венесуэлы и Мексики. Сейчас все развитые страны взяли курс на приоритетное развитие системы образования. В то же время мои коллеги из профсоюза учителей США, упоминая о своих главных проблемах, сказали, что зарплата американских учителей — самая низкая в стране. То же самое — в Швеции.
       Ситуация парадоксальна: во всех странах мира зарплаты учителей — одни из самых низких среди всех специальностей. Размышляя об этом, понимаешь, сколько нужно денег, чтобы поднять зарплаты во всей системе образования. В России учатся и учат 38 миллионов человек, что составляет около четверти всего населения. В 2001 году впервые за сто лет в консолидированном бюджете страны самые большие расходы заложены не на оборону, а на образование, которому будет выделено 260 миллиардов рублей. Чтобы на 30% повысить зарплату всем работникам образования, необходимо дополнительно к этой сумме найти еще 50 миллиардов. При этом весь бюджет Министерства образования — 34 миллиарда рублей. Вот цена вопроса. Сейчас есть поручение президента принять меры по улучшению материального положения бюджетников, в том числе и учителей. Мы предлагаем ввести надбавки за стаж работы, а также надбавки молодым специалистам, идущим работать в школы. Первоочередная задача — искать возможности привлечения внебюджетных средств на местах.
       — Сегодня все чаще говорят о кризисе педагогики, о том, что школа все меньше удовлетворяет потребности детей в получении знаний об окружающем мире. Их основными источниками стали СМИ, интернет, а отнюдь не учитель. В связи с этим дискуссия о содержании школьного образования отнюдь не праздная. Что все-таки предполагается менять и сколько на это потребуется времени?
       — Начиная с 30-х годов в нашей стране школа формировалась как «кузница знаний», она была политехнической. И по сей день наша школа считается лучшей в мире по естественно-научному и техническому образованию. Его надо обязательно сохранить и в будущем. Но нельзя забывать и о том, что общество изменилось, изменились и требования к выпускникам школ.
       Теперь школы должны давать больше практико-ориентированных знаний (есть такой педагогический термин). Вот один из примеров. В ходе опроса, проведенного западными экспертами среди учащихся 2000 российских школ, отвечая на вопрос «Как человек заболевает гриппом?», большинство детей говорили о простуде. Между тем на вопрос «Как переносится грипп?» все ответили правильно — инфекционным путем. То есть изменение формулировки одного и того же вопроса ставит современных школьников в тупик. Это на самом деле весьма серьезная методологическая проблема.
       Недавно была принята новая концепция структуры и содержания общего и среднего образования. Одним из ее пунктов является введение двенадцатилетки. Но ее вводят, как и во всей Европе, не добавлением одного года сверху, а более ранним началом школьного обучения — с 6 лет. Тонкие разделы физики, химии, биологии и прочее будут перенесены в старшие профильные классы. За счет уменьшения объема базовых знаний повысится степень их усвоения. Но даже если действовать максимально быстро, обновление содержания школьного образования займет не менее 6—7 лет, так как необходимо разработать новую структуру образования, составить учебники, апробировать их в течение 3—4 лет, и многое другое. Эксперимент начинается с 1 сентября этого года, в нем примет участие около полутора процентов российских школ. Спешить здесь нельзя, поскольку мы должны быть полностью уверены в качестве нового образования.
       — И последний вопрос. Как и всякое министерство, входящее в социальный блок, Минобразования для разработки стратегических планов нуждается в точных данных о демографическом и социальном составе населения, его экономическом положении и т. д. Насколько запланированная на 2002 год перепись населения может помочь вашему министерству в получении таких данных?
       — Этот вопрос для нас действительно важен. По демографическому спаду мы имеем данные из субъектов Федерации, и они для нас трагические. Сейчас в российской школе учатся 20 миллионов детей, а через 6 лет будет уже на 30% меньше — 14 миллионов. Это, конечно, трагедия всего российского общества, и отсюда проистекает следующее: в течение ближайших лет все меньше и меньше выпускников будет выходить из школ. Это станет проблемой для всех учебных заведений. Мы не сможем сохранить рабочие места для учителей школ и работников вузов. То есть сама система подготовки профессиональных кадров будет сокращена — попросту будет некого учить. Именно поэтому мы заинтересованы в переписи.
       В прошлом году мы провели совместную коллегию с Министерством труда и Министерством экономического развития. Теперь готовим региональные программы развития системы образования, базирующиеся на демографической ситуации. Мы хотим знать, сколько будет учащихся и выпускников в ближайшие 5—10 лет. А участие Минтруда и Минэкономразвития объясняется тем, что в каждом регионе надо планировать количество затребованных рабочих, технарей, гуманитариев...
       Такие программы, я подчеркиваю, готовятся совместно с субъектами Федерации, с Минтруда и Минэкономразвития. А поскольку мы очень заинтересованы в переписи населения и принимая во внимание обращение Госкомстата с просьбой о помощи, мы выделяем тысячи наших студентов для участия в проведении социологического опроса. Это будет хорошая практика для самих студентов, поскольку перепись осуществляется по значительному количеству параметров, и можно будет обобщить данные по разным территориальным образованиям и сделать статистику. Перепись будет полезна и для властей — от муниципального до федерального уровня.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera