Сюжеты

МАНТИЯ ПРЕСЛЕДОВАНИЯ

Этот материал вышел в № 36 от 28 Мая 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

«Ну чё, тебя совсем зарыть?» Технология российского судопроизводства, раскрытая при помощи «жучка» Сенсационность этого материала в том, что впервые документально подтверждается то, о чем знают все. Многократно говорилось: часть судейского...


«Ну чё, тебя совсем зарыть?» Технология российского судопроизводства, раскрытая при помощи «жучка»

       Сенсационность этого материала в том, что впервые документально подтверждается то, о чем знают все.
       Многократно говорилось: часть судейского корпуса вмонтирована в систему криминального бизнеса. Федеральные судьи, призванные соблюдать закон, «переманиваются» одной из сторон и выносят приговоры в зависимости от гонорара.
       Так было в Екатеринбурге, где на местного бизнесмена Федулева работал райсуд, чьи служители в результате разъезжали на «Мерседесах». Так было в Саратове — один и тот же судья в течение ночи отменял собственные решения, когда дело касалось судьбы НТВ. Примеров — тьма. Но о том, что творится в голове судьи, в этой его «совещательной комнате», как он ведет переговоры вне зала суда, как использует мощь судебной системы в личных корыстных интересах, можно было только догадываться.
       До сегодняшнего дня.
       В нашем распоряжении оказалась пленка. (Да-да, очередная «прослушка», без которой, увы, невозможно проиллюстрировать умыслы и мотивы, ими руководствуется строгий человек в мантии, вынося приговор.)
       Здесь отразилось все: взаимоотношения судьи и местной власти. Шантаж. Угрозы. Вымогание судьей для себя хлебной (в нашем случае — колбасной) должности в обмен на «нужное решение» суда. Даже размеры подношений.
       Нам кажется, что в данном случае неважны размер объекта, о котором идет речь (мясокомбинат в Скопине под Рязанью), масштабы взяток (продукты и коньяк), уровень суда (районный). Важным кажется то, что здесь видна система. И законы ее функционирования...
       
       Колбасная предыстория
       Городок Скопино. Рязанская область. Мастер колбасного цеха мясокомбината г-жа Линева избирается директором мясокомбината. Привлекает инвестиции. Ревизия. Из 10 млн 9 куда-то исчезли. Коллектив бузит, переизбирает Линеву.
       Председатель райсуда Валентина Максимова (наша главная героиня) берет сторону смещенного комбинатовского начальства и решение акционеров отменяет. Последние пишут беспомощные жалобы в Москву, доходят до Верховного суда — его высшей квалификационной коллегии (которая только и может судью попросить с работы). Коллегия выносит Максимовой предупреждение о том, что та нарушает кодекс чести судьи.
       И что? При чем здесь кодекс судьи, когда есть шанс стать колбасным олигархом скопинского масштаба? Судья Максимова начинает сражение за свои права.
       В дальнейшем мы будем пользоваться легендарной формулой российского гостелевидения «Голос, похожий на...». Итак, «голос» председателя райсуда Максимовой и «голос» директора комбината Линевой.
       
       АКТ 1
       Как пользоваться местным начальством
       «Голос» Судьи Максимовой: «Мразь он. Пока я при должности, я для него опасности не представляю. Когда я буду никем (запомните, уважаемые читатели, эту угрозу, она еще всплывет. — Прим. ред.), то он, козел, сразу сядет. Потому что я буду приводить факты с доказательствами. Он даже не представляет моих возможностей».
       Необходимое пояснение. Так в разговоре с директором мясокомбината Линевой Судья объясняет, каким образом она может расправиться с неугодным главой администрации города Алабиным, деятельность которого не устраивает мясокомбинат. Судья приберегает некий компромат на потом, на после своей отставки. Видимо, здесь содержится намек Линевой: у меня есть средства воздействия на твоего врага, это значит, что моя отставка тебе выгодна и должна быть хорошо обеспечена. Верно ли наше предположение, смотри ниже.
       
       АКТ 2
       Как убирать неугодных конкурентов
       «Голос» Судьи Максимовой (в разговоре с директором Линевой): «Я говорю, мы только пока защищаемся, я еще не нападала на эту мразь. Он ведь, козел, стучится, напрашивается в тюрьму!»
       (Речь идет о конкуренте по бизнесу, владельце нескольких заправок Попове. Далее Судья продемонстрирует Линевой свое влияние на силовые рязанские структуры. — Прим. ред.)
       «Голос» Судьи Максимовой: «А Власов (Николай Филиппович, начальник Скопинского райотдела по борьбе с оргпреступностью. — Прим. ред.) им сказал: «Все, п...ц, ждите московских (видимо, коллег. — Прим. ред.): приедут, все заправки закроют ваши. Мы тот раз лопухнулись, не конфисковали, а теперь все с конфискацией пойдет».
       (То есть: мы, местные, вас припугнули, вы не поняли, теперь получите акцию возмездия. — Прим. ред.)
       «Голос» директора Линевой: «Валентина Ивановна (это Судью Максимову так звать. — Прим. ред.), ну надо вести дело до конца! Чего его (конкурента. — Прим. ред.) пугать? Привлекать его надо!» (Это потрясающе! Директор мясокомбината по-свойски дает указание федеральному Судье, кого привлекать к ответственности. — Прим. ред.)
       «Голос» Судьи Максимовой: (Внимание! Сейчас она объяснит, как, по ее разумению, соотносится полученное только сейчас указание от директора мясокомбината с политикой президента страны): «Конечно, как Путин сказал: «Мочить их надо всех».
       (Так конкуренты по бизнесу в голове судьи превратились в террористов, о которых в легендарной угрозе упоминал В. Путин. Блистательный пример больного правового сознания. — Прим. ред.)
       
       АКТ 3
       Как решать вопросы по понятиям
       И Судья, и директор мясокомбината, как очевидно из предыдущего текста, связаны интересами совместного бизнеса.
       Вот дальше Судья отчитывается перед партнером о проделанной работе.
       «Голос» Судьи Максимовой: «В лицензионную палату приехали, а у них там этого мужика нет — короткий день. Ну они все (назад) привезли, в холодильник положили. 10-го отвезем. (Речь идет о «подарочном наборе» из продуктов того же мясокомбината. — Прим. ред.).
       «Голос» директора Линевой: «Это они напрасно проездили?»
       «Голос» Судьи Максимовой: «В лицензионную — да.
       Он (гонец. — Прим. ред.) и в регистрационную заходил. У них ничего нет. Они говорят, это по месту нахождения. Значит, Бечик (Судья называет кличкой владельца заправок Попова. — Прим. ред.) ментов обманул, сказал, что у него все в Рязани (зарегистрировано).
       «Голос» Линевой: «А чё они (милиция) его вызывали вчера?»
       «Голос» Судьи Максимовой: «А как же. Держали долго. И Власов (РОБОП), потом Резов (нач. уголовного розыска) с ним разговаривали. А я Резову (хвастается Линевой. — Прим. ред.) по телефону вчера сказала: «Ты кого не надо херачишь, а тут не можешь отхерачить?» А он мне: «Да ладно, Валентина Ивановна, потом без телефона поговорим». (Молодец Резов, профессионал. — Прим. ред.)
        Любопытна и наша героиня. В ее «херачить — отхерачить» большой заложен смысл. Она требует применить насилие над тем, кого указала ей директор мясокомбината. Другая расшифровка реплик Максимовой вряд ли возможна. Однако мы (редакция) готовы объявить конкурс. В жюри пригласим коллегию Верховного суда России.
       
       АКТ 4
       Прессинг перед собранием акционеров: «Прямо в морду им»
       Обещая свое прикрытие, Судья Максимова рекомендует директору мясокомбината прямо сейчас позвонить главе города Алабину и добиться от него перемены позиции по акционированию комбината.
       Говорить (дословно) надо так: «Ты ему щас позвони и скажи: слышь, ты, козел, друг ты старый, ну чё, тебя совсем зарыть? (Линева нерешительно молчит). ... Ну ты все равно так не скажешь...»
       Тот же «голос» Судьи: «Ты скажи своим охранникам, чтобы они морду им (старой охране) били! И прям звони, дай факс Перову (нач. УВД по Рязанской области), что просто идет физическая расправа и нападение на (твоих) людей».
       
       АКТ 5
       Момент истины!
       «Голос» Судьи Максимовой — начальнику скопинской милиции Полякову: «По незаконному собранию. Оно назначено на 13-е. Областной суд указал, что не было кворума и собрание незаконное! Нам остается только продублировать. (Замрите, читатель!) Если вам достаточно моих устных объяснений. Ну мы завтра работаем все».
       Нач. милиции (умен!): «Но вы же болеете?»
       Судья: «Завтра — приеду».
       Самое интересное: облсуд никакого решения о том, что кворума не было, не принимал. «Голос» Судьи врет милицейскому начальству. И требует на основе устной гарантии поддержать новых хозяев. Заметим: сначала «телефонным правом» давили на судей — теперь, видимо, давят они...
       Вот теперь — главный вопрос. А ради чего Судья идет на шантаж, требует применения силы, «разводит» администрацию, развозит (ну не сама, конечно) взятки?
       Ради какой цели? Что за светлые дали маячат перед этим занимательным человеком? Слушайте!
       
       АКТ 6
       Последний. О покое
       «Голос» Судьи Максимовой (обращается к директору Линевой): «Ты возьми меня к себе технологом».
       «Голос» директора Линевой: «Пожалуйста».
       «Голос» Судьи: «Я освою». (Это трогательно. Это «Малыш и «Карлсон» — «Малыш, ну у тебя же есть я, Карлсон! Я же лучше собаки!»)
       «Голос» директора: «Я возьму тебя начальником юридического отдела».
       «Голос» Судьи: «Хи-хи-хи. Мы все успеем. И ловить, и сажать».
       «Голос» директора: «Отдельный кабинет тебе сделаю невозможно какой! Зарплату тебе дам, какая у тебя есть (все же прижимистая, да? — Прим. ред.), а хочешь — больше».
       Мечты завладевают нашими героями ненадолго.
       Судья встряхивается: «Как бы конкурсное производство (имеет в виду управление. — Прим. ред.) не ввели».
       «Голос» директора: «Но это опять решает суд!»
       «Голос» Судьи: «А суд можно купить».
       
       Занавес
       Вместо комментария:
       I. Верховный суд США на днях признал, что прослушивание разговоров должностных лиц не является препятствием для распространения особо значимой для общества информации. Способ получения информации не может ограничивать свободу слова.
       Скопинский райсуд наверняка не согласится с мнением коллег из Верховного суда Соединенных Штатов.
       II. Председатель Верховного суда России В. Лебедев в тот же день заявил, что согласен с необходимостью реформирования судебной системы, но не совсем согласен с введением дисциплинарной и административной ответственности судей.
       Может быть, мы чем-то уважаемому Вячеславу Лебедеву поможем.
       III. Наши коллеги из еженедельника «Новая газета» в Рязани» уже направили все имеющиеся материалы в соответствующие инстанции.
       
       Публикация подготовлена совместно
       с Михаилом Комаровым («Новая газета» в Рязани»)
       и отделом расследований «Новой газеты» (Москва)


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera