Сюжеты

В ШКОЛАХ С ПОЭТИЧЕСКИМ УКЛОНОМ НЕТ ПОСЛЕДНЕГО ЗВОНКА

Этот материал вышел в № 36 от 28 Мая 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Нынешние ровесники лицеиста Пушкина тоже пишут стихи, а коллективный старик Державин их благословляет В январе «Новая газета» сообщила о начале фестиваля поэтического творчества московских тинейджеров, вдохновителями и организаторами...


Нынешние ровесники лицеиста Пушкина тоже пишут стихи, а коллективный старик Державин их благословляет
       

  
       В январе «Новая газета» сообщила о начале фестиваля поэтического творчества московских тинейджеров, вдохновителями и организаторами которого стали наш обозреватель, поэт, учитель и депутат Мосгордумы Евгений Бунимович и Фонд творческих проектов.
       Сегодня, поздравляя Евгения Бунимовича с только что прозвеневшим юбилейным — двадцать пятым в его учительской жизни (дай бог, не последним) — последним звонком, поздравляя с последним звонком всех школьных поэтов — участников фестиваля, мы предоставляем им нашу полосу...
       
       Найти школьников, одаренных в математике, физике или, например, в спорте, не так уж трудно — они сами легко и охотно выходят к доске, на беговую дорожку, ничуть не стыдясь и не скрывая своих талантов.
       А вот как быть с тинейджерами, пишущими стихи, с ребятами, одаренными в литературном творчестве, — при всех комплексах и «диких приступах жеманства», свойственных этому в высшей степени интимному занятию? Тем более сегодня, когда занятие поэзией — отнюдь не самое популярное среди школьников?
       
       Некогда, в прошлом уже веке, тридцать лет назад, мы учились в одном классе с Сашей, сыном очень известного поэта, пока его не перевели в другую школу, поскольку во время урока физкультуры он залез на высоченную башню с прожекторами, освещавшими стадион Дворца пионеров.
       Незадолго до этого рокового события у нас в классе по инициативе интеллектуальных девочек случился вечер поэзии с непременными сумерками в кабинете литературы, с оплывшим стеарином в прибалтийских подсвечниках и стихами полуподпольных тогда поэтов Серебряного века, читавшимися по кругу.
       Саша тоже читал стихи. Но не Бальмонта или там Гумилева, а свои собственные. К тому моменту я и сам уже не только успел вкусить гибельный плод стихосложения, но и был проинструктирован Александром Блоком, что уж ежели поэты, то непременно каждый должен встречать другого надменной улыбкой.
       Однако, с наспех приклеенной надменной улыбкой слушая одноклассника, я все же не мог не поразиться его отваге: вот так запросто выйти к доске и обнародовать самое сокровенное, тайное перед насмешливыми однокашниками... Я тогда не мог бы решиться не только прочитать вслух свои творения, но даже показать их нашему замечательному учителю литературы Феликсу Александровичу, а обнаружив у Тынянова историю о том, как усвистел в Царскосельские кущи лицеист Пушкин после хрестоматийного выступления перед Державиным, отнесся к кучерявому коллеге по поэтическому цеху с полным пониманием....
       Пожалуй, именно эти воспоминания о лицейских годах классика, а также о собственных лицейских годах и легли в основу затеянной программы «Поэты в школе», частью которой стал завершившийся на днях фестиваль поэтического творчества тинейджеров «Так начинают жить стихом».
       «Поэты в школе» — потому что самое время, потому что, как некогда справедливо заметил Борис Слуцкий, «интеллигентнее всех в стране девятиклассники, десятиклассники, ими только что прочитаны классики и не забыты еще вполне».
        «Поэты в школе» — потому что разрыв между современной литературой и современным молодым читателем опасен, если не гибелен, потому что без такого прямого и постоянного диалога не выживет в новом веке ни современная поэзия, ни та часть поколения next, которая нутром чует, что, помимо пепси, в мире есть кое-что еще, а реклама «Ночь твоя — добавь огня» лжива уже потому, что рифма бездарна.
       «Поэты в школе» — это и юные поэты нового века, которые учатся сегодня в школе, и современные поэты, которые провели в школах мастер-классы. Вслед за упомянутым стариком Державиным едва ли не все звезды нашей поэзии — от патриархов Андрея Вознесенского и Евгения Рейна до моих ровесников, собравших литературные премии последних лет, Сергея Гандлевского и Веры Павловой, не говоря уж о молодых поэтах, которые еще не забыли, как сами сидели за школьной партой, — согласились прийти со своими лирами в нынешние наши школы, лицеи и гимназии, встретиться со старшеклассниками в литературных клубах и салонах, во Дворце творчества на Воробьевых горах и в переделкинском Доме творчества.
       А еще на два дня в Переделкино мы пригласили не только лауреатов, но и учителей литературы, руководителей литературных студий — послушать поэтов, поговорить о том, как звучит современная поэтическая речь в сегодняшних школьных стенах, зайти в дома Пастернака, Чуковского, Окуджавы, да просто немного отвлечься от школьной суматохи...
       Около тысячи московских тинейджеров прислали нам свои стихи — и по обычной почте, и по электронной, и по старинке — в коридоре во время встреч с поэтами.
       Стихи некоторых из лауреатов представляет сегодня «Новая газета», их можно прочесть вместе с репортажами о всех акциях фестиваля на сайте poet.liter.net, к осени издательство ОГИ выпустит сборник, который будет представлен уже на взрослом и солидном Московском международном фестивале поэтов... И все же не это главный итог фестиваля.
       «Все только начинается!» — твердит нам с легкой обаятельной улыбкой Бодров-младший, с той же обаятельной улыбкой убивающий в культовых боевиках десяток малопонятно в чем повинных людей, и что-то я ему не очень верю...
       «Все только начинается!» — твердит ослепительная девушка в рекламе забыл чего, кажется, растворимого кофе, и ей уж точно я не верю совсем.
       «Все только начинается!» — говорили ребята на закрытии фестиваля. И вот в это хочется поверить...
       
       P.S.
       Спасибо всем, кто помогал Фонду творческих проектов в проведении фестиваля, — комитету общественных и межрегиональных связей и комитету образования правительства Москвы, институту «Открытое общество» (фонд Сороса), префектуре Западного округа, Международному Литфонду, руководителям всех клубов, библиотек и салонов, где состоялись встречи, руководителям литстудий, учителям... Спасибо Н. Вишняковой (директор фестиваля), Д. Кузьмину (координатор), Сиду (сайт) и, конечно, всем поэтам, взрослым и не очень, принимавшим участие в акциях фестиваля.
       
       Евгений БУНИМОВИЧ
      
       
       ГРОЗДЬ ВИНОГРАДНАЯ ЮНОСТИ
       
       Александра БЕЛОГЛАЗОВА
       (16 лет)
       
        * * *
       Здесь спать, наверное, жестко
       И жить, наверное, тоже.
       Земля отрастила шерстку,
       Чтоб спрятать от ветра кожу.
       Подушка отнимет мысли,
       Заменит на сонный студень.
       Здесь пляшут по тем же числам,
       Здесь воют по тем же людям.
       Дождь стекла уныло лижет,
       На хмурого пса похожий.
       Здесь падать, наверно, ниже
       И гнуться, наверно, тоже.
       
       * * *
       Если сам не умеешь плакать
       о чьем-то горе,
       То зачем говоришь возвышенно
       в знак протеста?
       Элегантная шапка
       прекрасно сидит на воре,
       Не напрасно вор
       занимает чужое место.
       Даже долгий дождь
       не спасет от чужих истерик,
       Видно, так и жить,
       быть хозяйкою всех историй.
       Вся чужая боль
       выплывает на этот берег,
       А своя беда
       постоянно уходит в море.
       
       Алексей КАЩЕЕВ
       (14 лет)
       
       НАВСТРЕЧУ ВЫБОРАМ
       По улицам бегают психи,
       Санитары бастуют у Думы,
       Требуют, чтоб Жириновский
       В покое оставил Немцова.
       
       В песочнице роется Шлиман,
       Копает старинную Трою.
       Совочек уже затупился,
       Но роет руками, упрямый.
       
       Зураб Церетели в почете,
       Слывет по больнице героем.
       Создал он большую скульптуру
       «Главврач с медсестрой
       на уколах».
       
       Екатерина БОБИНА
       (16 лет)
       
       МИЛЛЕНИУМ
       У него нет мягких кресел,
       Но не жесткая кровать.
       Он встает с утра невесел.
       Грустным он ложится спать.
       
       Вот уж стукнуло две тыщи,
       Изменился целый мир,
       Ну а он все тапки ищет,
       А найдет — бежит в сортир...
       
       Ярослав ЕРЕМЕЕВ
       (14 лет)
       
       * * *
       Я помню лето. Патриаршие.
       Жару.
       Вот на углу Остужева и Бронной
       Остановилась красная машина.
       
       Два супермена (их ремни
       блестели).
       И оба в красном, крупные такие,
       Сошли, купили кваса. Стали пить.
       И пили жадно.
       Квас все проливался.
       Им жалко не было.
       
       Потом сошли другие,
       те постарше.
       И взяли пива. С пеной.
       Пили страстно.
       
       Все лица замечательной четверки
       Напоминали чем-то об индейцах,
       Их боевой раскраске.
       
       Я заметил,
       Что куртки (твердые, наверно,
       как из стали)
       Были покрыты копотью.
       Ботинки (а может, сапоги? —
       уже не помню)
       Все покрывала копоть.
       
       И эти четверо легко и беззаботно
       Шутили,
       Как герои после битвы.
       
       И вот тогда я понял до конца
       (Хотя сознаться сам себе не мог).
       Я понял (и мне сразу
       стало стыдно):
       Я никогда не смог бы стать
       пожарным...
       
       Татьяна ШМИДТ
       (15 лет)
       
       ВПЕЧАТЛЕНИЯ
       Ветви деревьев заломлены
       В плаче о листьях —
       Это прощанье.
       
       Листья сухие шуршаньем
       Прощаются с нами.
       Все повторится.
       
       Какие глазки каштанов
       В траве затерялись —
       Что в этих взглядах?
       
       Веру срубили, как ветку,
       И бросили в пыль у дороги...
       Жизнь замирает.
       
       Последний штрих — и любимой
       Портрет нарисован...
       И охладело сердце художника.
       
       Гроздь виноградная юности
       Станет изюмом в итоге —
       Мудрым и сладким.
       
       Дмитрий ФЕДОСОВ
       (15 лет)
       
       * * *
       Я всего лишь
       секретарь того,
       кем должен
       был бы
        быть.
       

       (17 лет)
       
       * * *
       В полутемном переходе
       На ступенях и приступках
       Жмутся бабы в стертых
       куртках.
       И не нищенки, а вроде...
       Предлагают что попало:
       Книги, валенки, одежду.
       Все не старые, а между...
       Судеб схожие лекала
       Женщин тех объединили
       И столкнули в переходе,
       Чтобы мы у них купили
       Веру в чудо на исходе.
       

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera