Сюжеты

ОНИ БОРОЛИСЬ С ЗЕМНЫМ ТЯГОТЕНИЕМ

Этот материал вышел в № 36 от 28 Мая 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Школа русского супрематизма впервые показана в Третьяковской галерее В конце мая лучшие выставочные залы Третьяковки в Лаврушинском переулке оказались легкомысленно отданы австрийцу Эрнсту Фуксу — художнику, соединившему монументальную...


Школа русского супрематизма впервые показана в Третьяковской галерее
       
       В конце мая лучшие выставочные залы Третьяковки в Лаврушинском переулке оказались легкомысленно отданы австрийцу Эрнсту Фуксу — художнику, соединившему монументальную удаль Глазунова с доморощенными «сюрреализмами» Никаса Сафронова. В результате другой сюжет, придуманный питерским Русским музеем и усеченный до размеров оставшегося свободного музейного пространства, втиснут теперь в Мраморный зал ГТГ на Крымском Валу. И на том спасибо. Выставка называется «В круге Малевича» и знакомит с соратниками, учениками и последователями знаменитого супрематиста. Со многими — впервые.
       ...Витебск первых десятилетий ХХ века не был тем захолустным городком, что иногда представал в работах заезжих художников. Музей современного искусства, выставка представителей новейших течений, создание Высшего народного художественного училища, над которым развевалось знамя с изображением человека на зеленой лошади и надписью: «Шагал — Витебску» (в 1918-м Шагал прибыл в родной город с мандатом уполномоченного по делам искусств)...
       Через год прибыл и Казимир Малевич.
       Еще в 1915 году он заявил о создании нового искусства. «Ключи супрематизма ведут меня к открытию еще неосознанного. Новая моя живопись не принадлежит земле исключительно. Земля брошена, как дом, изъеденный шашлями. И на самом деле, в человеке, в его сознании лежат устремление к пространству, тяготение «отрыва от шара Земли».
       Благодаря усилиям Малевича и группы единомышленников в феврале 1920 года в Витебске возник УНОВИС — объединение «утвердителей нового искусства». Молодые художники стремились соединить супрематическую утопию и реальность: геометрическими ритмами росписей в тот год оказались украшены даже витебские заборы. В планах УНОВИСа числились разработка новой архитектуры, монументальные декорации для оформления городских праздников и художественное решение интерьеров, создание мебели и супрематических орнаментов для тканей, работа над оформлением плаката и книги.
       Цейтлин, Якерсон, Векслер, Санников... Эскизы супрематических росписей трамваев, рисунки для текстиля, плакаты к «кинороману в шести частях «Соперники» и к «Детям бури», фарфоровые тарелки «Крестьянка» и «Инвалид» с надглазурной росписью, предметы из сервиза с фигурами рабочих. Биографии и даже судьбы самих произведений и авторов, что подпали под мощное влияние мэтра почти детьми, оказались очень несхожи. Наиболее полно на выставке представлены Николай Суетин и Илья Чашник, но работ не менее талантливого Лазаря Хидекеля здесь совсем нет — все они хранятся теперь в американской частной коллекции. О Лазаре Лисицком уже написаны монографические тома, зато Сифман представлен единственной «Кубистической композицией» в технике линогравюры (ни имени, ни даже указания на пол художника история не сохранила).
       Говоря о «витебском ренессансе», искусствовед Татьяна Горячева (это после ее долгих уговоров начальство Третьяковской галереи все-таки согласилось на незапланированный показ питерской выставки) утверждает, что городу Шагала просто повезло.
       До кризиса авангарда, случившегося уже в 30-х, Малевич с частью витебских своих учеников успел перебраться в Москву. По предложению Павла Филонова в 1923 году был создан ГИНХУК — Институт художественной культуры. Здесь Казимир Малевич продолжил преподавание. Впрочем, судя по нынешней выставке, его воспитанники «московского призыва» не столь буквально следовали супрематическим заветам. В отличие от произведений витебской молодежи, прилежно покрывавшей картоны и листы «архитектонами», треугольниками и кругами, их работы более индивидуальны. Объединяет их разве что некоторая статичность, доставшаяся в наследство от тех времен, когда главной задачей творчества было гармоничное сочетание отвлеченных объемов и ритмов. Замерли мальчик и спортсмен на холстах Веры Ермолаевой, жницы Анны Лепорской, мужики-крестьяне Рождественского и Басманова...
       Устроителям пришлось отказаться от помощи музеев из бывших «республик-сестер»: без участия МИДов это теперь невозможно. Примерно треть показанных экспонатов хранится в частных собраниях. В этом особая уникальность экспозиции: в дальнейшем многое может стать для зрителей недоступно (так, как это уже случилось с «Похищением Европы» Валентина Серова, по желанию владельцев все-таки покинувшим стены музея).
       
       Выставка в ГТГ на Крымском Валу открыта до 8 июля.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera