Сюжеты

КОМПАКТ? ЕСТЬ КОМПАКТ!

Этот материал вышел в № 38 от 04 Июня 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Пираты без «Горбушки» не умрут. Пиратство — дело хлебное ПРОЛОГ В НОВОРУССКОМ ДУХЕ Во дворе дома на Петровско-Разумовской лежал хорошо одетый человек. Рядом стоял новенький «Мерседес» S-класса, его левая дверца была гостеприимно...


Пираты без «Горбушки» не умрут. Пиратство — дело хлебное
       

  
       ПРОЛОГ В НОВОРУССКОМ ДУХЕ
       Во дворе дома на Петровско-Разумовской лежал хорошо одетый человек. Рядом стоял новенький «Мерседес» S-класса, его левая дверца была гостеприимно распахнута. Константин Рябенко, один из могущественнейших в Москве аудиопиратов, хозяин известной фирмы грамзаписи «Мега», был мертв. Знающие специфику пиратского аудиобизнеса люди склонны связывать гибель бизнесмена с недавно начавшимся переделом рынка контрафактной продукции...
       
       КОНТРАФАКТНАЯ ГИДРА
       Представители московских правоохранительных органов проводят плановые операции по выявлению производителей контрафактной аудиопродукции не реже десятка раз в месяц. Иногда в милиционеров стреляют. Но чаще процедура изъятия контрафакта проходит довольно мирно. Пиратов увозят в отделение, протоколируют и отпускают. (Кстати, в США по законам некоторых штатов за подобную деятельность можно заработать до 20 лет тюрьмы). Затем конфискованные пиратские диски с помпой хоронят где-нибудь на помойке и гордо рассказывают об этом журналистам: вот, победили! Но победить производителей контрафактных компактов так же непросто, как мифологическую гидру.
       Ежегодно крупнейшие производители музыкальных компакт-дисков теряют миллиарды долларов прибыли, зато меломаны экономят сотни «зеленых». Это простейшее уравнение, одобряемое и поощряемое одними и вызывающее раздражение у других, придумали и решили так называемые аудиопираты — нелегальные производители контрафактной продукции.
       Обычный фирменный компакт в розничной продаже стоит от 15 до 20 долларов. Пиратский — всего два доллара.
       
       «ГОРБУШКА», КОТОРАЯ НЕ ПО ЗУБАМ
       В последние два-три года наша страна уверенно лидирует в списке производителей контрафактных аудиодисков: только в Подмосковье выпускают 10 миллионов компактов в год. В принципе контрафактные диски штампуют и в Западной Европе. Но — не в наших масштабах и не с нашей оперативностью.
       В России новинки в пиратском исполнении нередко появляются за месяц до их официального выхода в свет.
       По выходным на станции метро «Багратионовская» — столпотворение. Направо — огромный рынок аудиовидеоаппаратуры, налево — компьютерный софт, видеокассеты и компакт-диски. Контрафактные процентов на 95.
       Московскую мэрию постоянно атаковали представители крупнейших звукозаписывающих компаний. «Полиграм», «Сони» и прочие аудиомонстры, включая и отечественную студию «Союз», пытались получить ответ на вопрос: почему пираты в открытую торгуют незаконно произведенными дисками? Хотя все прекрасно понимали, что торговцы контрафактом платят в столичную казну сотни тысяч долларов в виде различных налогов и сборов.
       Тем не менее, дабы сохранить реноме, представители московской мэрии стали искать возможности пиратской легализации. Продавцом индульгенций выступило Российское авторское общество. В ноябре 1996 года РАО продало несколько десятков лицензий на право производства компакт-дисков.
       
       ПОД «КРЫШЕЙ» РАО
       Андрей Полоницкий выступал экспертом РАО по вопросу лицензирования аудиопроизводителей в октябре 96-го. Он вспоминает: «РАО пребывало в непростом финансовом положении и надеялось поправить дела за счет лицензирования. В принципе само РАО также выпускало компакт-диски сомнительной законности, однако развиваться в этом отношении не собиралось. Нескольким юристам заказали экспертную оценку предстоящего лицензирования. Насколько мне известно, все эксперты без исключения усомнились в законности процедуры. Мы высказались отрицательно, а представители РАО сказали: «Ну и ладно». И начали выдачу лицензий».
       Одним из первых лицензией обзавелось АОЗТ «Спюрк» (лицензионное соглашение между РАО и АОЗТ «Спюрк» № 2111/МЗ было заключено 12.11.96), затем получили разрешения и другие заинтересованные производители (лицензионные соглашения № 2165/МЗ-97 с АОЗТ «Агат», № 3615/42 от 21.09.98 с АОЗТ «Мега» и т.д.).
       В принципе производители должны были предоставлять в РАО некие заявки, в которых указывались бы наименования выпускаемых альбомов. Хотя узнать реальное количество выпускаемых пластинок эти заявки все равно бы не позволили. Они служили пиратам своеобразным стрелочным механизмом — если бы вдруг какой-либо легальный производитель заинтересовался происхождением российской перепечатки своей продукции, пираты легко «перевели бы стрелки» на РАО.
       Надо сказать, что пиратам везло, и западные производители практически не интересовались, на каком основании репродуцируются их диски в России: отчислений они все равно не давали. Однако со временем пиратские аппетиты выросли, к отчетности аудиофлибустьеры потеряли всякий интерес и уже через какие-то полгода компакты стали выходить вообще без надлежащей регистрации номеров. И в РАО на это закрывали глаза.
       Фирмы, прикупившие по случаю лицензии у РАО, начали «легализацию», пропечатывая на обложках собственные названия. Помеченную таким образом продукцию стали гордо именовать «лицензионной», хотя сути это не изменило. Ведь производители приобретали разрешение на производство вообще, а не на выпуск того или иного альбома на лазерном носителе. Кроме того, не были определены сроки действия лицензий. Но до поры до времени их предприимчивые обладатели выпали из поля зрения правоохранительных органов. Ведь в данном случае хитрили не только пираты, но и всеми уважаемая структура РАО.
       Но главная хитрость заключалась в том, что и РАО не располагало официальными правами на выпуск аудионовинок! Тем не менее этот внедренный в экономику секрет Полишинеля принес в столичный бюджет солидный куш: около миллиона долларов чистой прибыли. Поток контрафактной продукции увеличился с тех пор почти в четыре раза.
       Кроме того, аудиопираты неожиданно почувствовали, что у них появилась поддержка в московской мэрии. Они даже стали именовать себя «пиратами в законе». И небезосновательно.
       Торговцы аудиодисками за уик-енд сбывали на «Горбушке» продукции на двести-триста тысяч долларов и больше. Около 30 процентов заработанных денег уходило в городскую казну в виде налогов, оплаты торгового места и других сборов. И наивные производители подумали, что власть окончательно отпустила им все прегрешения.
       
       ПИРАТЫ НЕ ТОНУТ
       Но идиллия полного взаимопонимания длилась недолго — до середины июля 2000 года. Вначале — еще в 1999 году — практически полностью сменилось руководство РАО. Новое начальство приняло решение мусор из избы не выносить, но разобраться с «порочащими связями» окончательно.
       И процесс пошел. Нежданно-негаданно РАО в одностороннем порядке объявило о приостановлении действия лицензий, выданных в 1996—1998 годах фирмам «Спюрк», «Мега», «Предатор», «Фест Таун» и «Агат». Кроме того, было объявлено, что впредь подобные лицензии выдаваться не будут.
       Пираты почувствовали себя оскорбленными и вчинили РАО иск на 20 миллионов рублей. Однако в Басманном межмуниципальном суде иск к РАО даже не приняли к рассмотрению, адресовав незадачливых истцов в арбитраж. Там им тоже отказали, не объясняя причин. А месяц спустя офисы вышеупомянутых фирм уже сотрясали многочисленные проверки. Деятельностью «пиратов в законе» одновременно заинтересовались налоговые службы, прокуратура Москвы, Московский уголовный розыск и даже ФСБ. Последние интересовались утечкой прибыли от реализации контрафактных компактов в Чечню.
       Банковские счета фирм были арестованы, со складов изъяли около полутора миллионов компакт-дисков. «Спюрк», «Предатор» и «Фест Таун» объявили о своем закрытии. Директора «Меги» Константина Рябенко через две недели после крушения фирмы расстреляли в подъезде собственного дома: бизнесмен понес колоссальные убытки и не смог рассчитаться с кредиторами. В начале сентября были убиты еще два крупных аудиопирата — Василий Нуцик и Гия Хинчагашвили. Их фирмы — «Дон-саунд» и «Прима-рекордз» — печатали диски в Ростове-на-Дону по соглашению с «Мегой» и ставили в выходных данных номер меговской лицензии, а затем вывозили на продажу в Москву.
       Рынок контрафактной аудиопродукции резко сузился. В августе на «Горбушке» было реализовано всего 14 процентов среднемесячного объема. Руководитель пресс-центра ГУВД Москвы Владимир Вершков объявил, что правоохранительные органы наконец-то поставили крест на деятельности аудиопиратов. Но он явно поторопился: уже в конце сентября пираты вышли на прежний уровень — 97 процентов!
       Константин Умрихин был одним из тех, кто в 1993 году начинал пиратский аудиобизнес на CD-носителях. «Пиратский аудиобизнес в России будет всегда, — утверждает Умрихин. — И сократить его объем нереально.
       Во-первых, наши потенциальные покупатели не могут платить за диск 10 долларов. Во-вторых, реальная стоимость фирменных компактов — 8—10 баксов, а в московских магазинах их продают от 15 до 20 долларов за диск. Таких накруток нет нигде, пожалуй, только в Германии. Люди это понимают и переплачивать не хотят.
       И в-третьих, производство пиратских дисков — слишком прибыльный бизнес, чтобы из него уйти. Я плачу десять баксов за оригинальный компакт, еще пятьсот — за изготовление матрицы и две тысячи штук тиража. Реализую тираж по доллару за компакт-диск — полторы тысячи чистой прибыли с одного альбома. При этом я плачу налоги как производитель, хотя реально ничего не произвожу, а только заказываю, приблизительно сотни полторы с альбома. За год набирается приличная сумма. И если учесть, что таких, как я, в России тысячи... Власти так или иначе будут нас прикрывать — им тоже выгодно поддерживать наше существование».
       
       ЭПИЛОГ В НОВОРУССКОМ ДУХЕ
       Не так давно на польско-украинской границе были задержаны четыре грузовика, направляющихся в Россию транзитом. В фургонах находилось новейшее оборудование для тиражирования аудиодисков методом литья. Заказчиком «поливочного комплекса для цветочных теплиц» (а именно так были зарегистрированы мини-аудиозаводы в накладных) выступила небезызвестная фирма «Мега»...
       И несмотря на то что московские власти официально объявили «Горбушку» закрытой, на примыкающей к клубу им. Горбунова территории появляются десятки автомобилей и торговля компактами идет полным ходом. Только вместо торговых прилавков — автомобильные багажники.
       Производство контрафакта постепенно переезжает из неспокойной столицы в российскую глубинку. В марте в Москве можно было купить диски из Воронежа и Волгограда, Ростова-на-Дону и Пскова. Большинство из них снабжены пометкой «произведено по лицензии». Продавцы рассказывают, что диски «метят» липовой надписью для того, чтобы их не конфисковывали во время милицейских рейдов.
       Да, пиратские диски подорожали до 70 рублей, но ассортимент столь же широк, и число заинтересованных покупателей на прежнем уровне. То есть в результате силовой акции по закрытию рынка фактически ничего не изменилось. Чиновники отрапортовали о полной победе над контрафактом, «Горбушки» в том виде, в котором мы знали ее полгода назад, больше нет. А проблема осталась.
       
       Руслан ГОРЕВОЙ
       
      
Журналистское расследование подготовлено при поддержке программы «Чистые перья»
       
       Следуя правилу представлять все точки зрения, программа «Чистые перья», перед тем как рекомендовать журналистское расследование Руслана Горевого к публикации, направила полный текст статьи заместителю мэра Москвы Валерию Шанцеву.
       Ответ вице-мэра, который публикуется ниже, совпал с событием, вызвавшим в столице широкий общественный резонанс, — «Горбушку» закрыли. Это и стало главным ответом Шанцева на журналистское расследование.
       Тем не менее работа Руслана Горевого затронула проблему, которая не исчерпана одной лишь ликвидацией скандально известной коммерческой точки. Ведь торговля контрафактными дисками не прекратилась. Вместе с ответом вице-мэра расследование Горевого дает пищу для размышлений всем, от кого зависит законность в сфере оборота аудиопродукции.
       Расследование Горевого соответствует критериям программы «Чистые перья»: материал изложен аргументированно, корректно, и мы рекомендуем его к публикации.

       
       Бесспорно, городские власти несут ответственность за то, что происходит в Москве, хотя ловить жуликов и уличать нечестных торговцев — все-таки дело милиции. Но обвинение в том, что все это происходит под прикрытием властей, совершенно несправедливое. Кстати, и у автора нет доказательств этого тезиса. Ссылка на неких «представителей московской мэрии» звучит забавно. Мне за свою бытность вице-мэром сотни раз доводилось сталкиваться с ситуациями, когда проходимцы самого разного толка выдавали себя за представителей мэрии, правительства, президента...
       «Горбушку» до сих пор не закрыли, и это, с точки зрения автора, главное «доказательство» того, что мэрия причастна к криминальному бизнесу. Спешу порадовать Р. Горевого — уже закрыли. Палаточно-лоточная торговля удобнее для криминала, и поэтому мы планируем переместить весь рынок в новые торговые центры в НПО «Рубин». Торговли в парке не будет, такое решение уже давно принято правительством Москвы.
       Однако ликовать по поводу того, что одержана победа над торговцами пиратскими дисками, рано. Автор статьи очень убедительно доказывает, что пиратский бизнес чрезвычайно выгоден. Так что наивно полагать, что закрытие одного, пусть и крупнейшего, рынка аудиопродукции решит проблему. Торговцы найдут другие места, в этом можно не сомневаться. Нигде и никогда с криминальным бизнесом такого масштаба и сулящим такие сверхприбыли не удавалось справиться одним ударом. Во всех странах эту проблему решали долго, трудно, комплексно и сообща, вводя серьезные санкции.
       Автор статьи с гневом пишет о том, продавцы контрафактного товара платят налоги в бюджет Москвы, а также оплачивают аренду земли. Могу заверить вас, что ни в одном налоговом документе не говорится, что налоги уплачены с прибыли, полученной незаконным путем. Но если бы московские власти встали в позу и швырнули в лицо (кому, правда?) эти налоговые поступления, они тем самым совершили бы уголовное преступление.
       Да и с нравственной точки зрения поступок был бы не из лучших — с какой стати лишать москвичей официально полученных налоговых средств? И под каким предлогом можно было бы совершить подобный демарш? И как отделить налоги с честной торговли от налогов с продажи пиратской продукции? То есть заниматься этим необходимо, но по нашему законодательству разбираться с налоговыми нарушениями должна налоговая полиция, а не сотрудники мэрии.
       Я понимаю, что можно часами говорить о непричастности московских властей к пиратскому аудиобизнесу, клясться в том, что «мы не такие, мы другие», но переубедить оппонента вряд ли удастся. Поэтому я предлагаю вам просто посчитать, что выгоднее. Несколько лет назад на той же «Горбушке» торговали бытовой техников крайне низкого качества без каких бы то ни было гарантий для покупателей. И тогда тоже велись разговоры о том, что московским властям это очень выгодно.
       Сейчас проблема решена, построены новые торговые центры, в которых ведется нормальная цивилизованная торговля качественным товаром. И новая «Горбушка», торгующая бытовой техникой, приносит городу на порядок больше денег, чем прежняя, стихийно-криминальная. Так что мы чрезвычайно заинтересованы в том, чтобы торговля видео— и аудиопродукцией была цивилизованной и честной.
       В.ШАНЦЕВ, заместитель мэра Москвы
       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera