Сюжеты

ДУРНАЯ ТРАДИЦИЯ: РЕЗАТЬ КУР, НЕСУЩИХ ЗОЛОТЫЕ ЯЙЦА

Этот материал вышел в № 39 от 07 Июня 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

В потоке сообщений информационных агентств как-то незаметно промелькнуло сообщение о том, что Министерством экономики РФ принято решение о повышении оптовой цены на нефтяной попутный газ до 275—300 руб. за 1000 кубометров. Казалось бы,...


       
       В потоке сообщений информационных агентств как-то незаметно промелькнуло сообщение о том, что Министерством экономики РФ принято решение о повышении оптовой цены на нефтяной попутный газ до 275—300 руб. за 1000 кубометров. Казалось бы, ничем особым не выделяющееся событие экономической жизни России. Но это не совсем так. Скажем больше — совсем не так. Речь идет о заключительной фазе скрытой от глаз общественности борьбы, результатом которой при ныне складывающихся обстоятельствах может стать второй за последнее десятилетие острейший кризис в одной из базовых отраслей — нефтехимии.
       Справка. Создание только ядра нефтехимической отрасли — мощностей Западно-Сибирского производственного узла — обошлось СССР в 30 млрд долларов. С начала 90-х годов в ней отмечались деградация и развал. В результате сотни предприятий оказались на грани или в состоянии банкротства, производство основных видов продукции резко упало (например, синтетических каучуков и шин — более чем втрое). В Россию незамедлительно устремились зарубежные нефтехимические корпорации, ежегодно продающие на наших рынках готовой продукции более чем на 2 млрд долларов. Выход российской нефтехимии из затяжного кризиса начался только в последние 2—3 года, когда разрозненные и ослабленные предприятия отрасли стали объединяться в территориально-производственные комплексы и мощные вертикально интегрированные структуры, способные выдержать напор зарубежных конкурентов.
       Нынешнее ведомственное решение о повышении цены на попутный газ базируется на ошибочном понимании его получения как самостоятельного процесса, а не сопутствующего основному — добыче нефти. На самом деле попутный газ неминуемо вырывается из недр вместе с нефтью. А поэтому себестоимость его утилизации должна автоматически закладываться в стоимость добываемого основного продукта — нефти. Конечно, можно этого и не делать. Но в таком случае попутный газ нефтяникам «дешевле» сжигать на факелах. Что и делалось когда-то (а может быть, придется делать в скором будущем).
       Расчеты специалистов показывают, что безубыточная работа (о прибыли здесь и речи пока не идет!) возможна при цене на НПГ, не превышающей 80 руб. за 1000 кубометров. За последние полтора года она в директивном порядке была повышена более чем в шесть раз, и теперь ее потолок — 350 рублей. Да, от этого выиграют нефтедобытчики. Хотя этот выигрыш — всего около 1% от стоимости их товарной продукции. Но, как показывает практика, повышение цены на НПГ никак не стимулирует нефтяные компании к увеличению подачи газа на дальнейшую переработку. Например, после предпоследнего повышения цены с 55 до 150 руб. объем подачи газа с промыслов на ГПЗ даже снизился на 12%. Вместе с тем только увеличение загрузки газоперерабатывающих заводов давало им возможность снижать себестоимость своей продукции и как-то выживать, кооперируясь с нефтехимическими предприятиями.
       В нынешней ценовой ситуации вполне логично ставить вопрос: а кто будет теперь себе в убыток перерабатывать «лишний» попутный газ? Ведь для компенсации потерь от повышения цены на НПГ только девяти газоперерабатывающих заводов Западной Сибири ежемесячно потребуется 200 млн рублей.
       Негативных последствий от узковедомственного решения по НПГ — масса. Их еще предстоит осмыслить и публично проанализировать. Но сейчас главное — найти рациональные, компромиссные решения. Понятно, что дополнительные доходы от продажи попутного газа нелишни для нефтяников. Но нельзя же, увеличивая доходы одной отрасли, губить другую — газонефтехимическую. Ведь повышение цены на НПГ приведет к падению конкурентоспособности конечной продукции (каучуки, шины, пластмассы, синтетические ткани, присадки к автомобильному топливу и т.д.). Итогом может стать остановка десятков предприятий, увольнение тысяч рабочих, рост социальной напряженности в целом ряде регионов, потери уже сформированных бюджетов всех уровней от недополучения только прямых налогов в размере не менее чем 120 млн долларов. Разве этого добивались лоббисты и авторы решения о повышении цены на нефтяной попутный газ? Или просто не было желания выслушать альтернативные предложения ученых и практиков?
       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera