Сюжеты

КОСМЕТИКА ДЛЯ ПЕРВОГО ЛИЦА

Этот материал вышел в № 40 от 14 Июня 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

С точки зрения западного корреспондента, у Владимира Путина есть один очень серьезный недостаток: при нем о России стало скучно писать. Единственный интересный сюжет за последнее время, который Путин сотворил своими руками, — это...


       
       С точки зрения западного корреспондента, у Владимира Путина есть один очень серьезный недостаток: при нем о России стало скучно писать. Единственный интересный сюжет за последнее время, который Путин сотворил своими руками, — это бесконечное преследование НТВ. Когда редакции стали требовать от своих корреспондентов статьи, посвященные первому году пребывания Путина у власти, лишь единицы могли предложить что-то интересное.
       А правда заключается в том, что при всех многочисленных разговорах о его кагэбэшном прошлом Путин — довольно невыразительная личность. Он один из тех лидеров, которые пришли к власти не благодаря своим способностям, а потому, что у них было мало врагов. На нем сошлись разные фракции в Кремле и в силовых структурах. Это далеко не только русский феномен. Посмотрите на президента Джорджа Буша-младшего с его вечной полуулыбкой: он как будто до сих пор не верит, что оказался в Белом доме.
       А оказался он там по одной простой причине — его отец был президентом, а сам он настолько ничего из себя не представляет, что именно вокруг него могли объединиться различные фракции республиканской партии. Как и Путин, это сфинкс без загадки, белый экран, на который политтехнологи могут проецировать любой имидж, который имеет шанс понравиться общественности.
       Это, по крайней мере для России, вовсе не плохо. Большинство проблем России не решишь с помощью декретов сверху. Государство слабо. Нет скрепляющей идеологии. Правящая элита бизнесменов и бюрократов, процветавшая в 90-е гг., слишком укрепилась у власти, чтобы от нее можно было так просто избавиться.
       И в этом как раз проблема для журналистов. Многое из того, что мы пишем, работает на укрепление мифа о том, что лидеры могут преобразовать целые общества. Мы ходим на их пресс-конференции и освещаем их поездки. В советские годы это было еще хоть как-то оправданно. Но даже и в те годы, помню, я неоднократно писал, что возможности советского государства и коммунистической партии реально влиять на жизнь 250 млн людей весьма ограниченны.
       Когда Путина только избрали, я написал его политический портрет для моей газеты, в котором сказал, что главный вопрос — это то, насколько эффективны рычаги власти, сосредоточенные в Кремле. Текст провалялся в редакции около месяца, потому что моим редакторам больше хотелось бы напечатать статью, в которой Путин изображался либо как новый Петр Великий, возрождающий Россию в качестве великой державы, либо как зловещая фигура — наследник Сталина.
       Конечно, большинство мировых лидеров ничего не делают, хотя мало кто в этом признается. Король Франции Людовик XV, когда дела в стране шли совсем уж плохо, говорил, что он идет спать и не встанет, пока все не наладится. Рано или поздно все действительно налаживалось.
       Россия в этом смысле особенно трудна для понимания. Здесь существуют исторические традиции:
       восхваления и поклонения любому, кто находится на вершине власти в Москве;
       саботирования любых их решений.
       Но, конечно, с журналистской точки зрения куда эффектней выглядят статьи, в которых, например, на полном серьезе анализируется назначение Путиным генерал-губернаторов и делается вывод, что сам он превратился в нового царя.
       Англия, пожалуй, менее восприимчива к мифу о вождях, чем другие страны. Премьер-министры, производившие большое впечатление за границей, будь то Ллойд Джордж, Уинстон Черчиль или Маргарет Тэтчер, легко лишались власти на выборах или в результате внутрипартийных интриг. Иностранцы часто просто не могли в это поверить. Мой отец в 1945 году оказался в Соединенных Штатах и заработал кучу денег, заключая пари с наивными американцами, не верившими, что Черчиль проиграет выборы.
       Есть один аргумент в пользу Путина, который Кремль по понятным причинам никогда не использует, но который кажется мне очень убедительным. Что бы там ни говорилось о его диктаторских наклонностях, руководители других государств, когда-то входивших в Советский Союз, еще хуже. Путин пытается поставить под контроль НТВ, а вот президент Туркменистана Сапармурат Ниязов просто запретил оперу, балет, симфонические оркестры и цирк, чтобы они не мешали гражданам впитывать туркменскую культуру.
       Один местный журналист упомянул в статье для иностранного информагентства, которое принадлежит моему другу, что 80% Туркмении покрывает пустыня. Почти тут же ему позвонили из местных спецслужб и сказали, что такая характеристика, содержащаяся в любом учебнике географии, порочит страну; у него будут проблемы, если он еще раз осмелится упомянуть об этом.
       Конечно, россияне не единственные, кто бесстыдно и талантливо льстит власти. В прошлом году находящаяся в Брюсселе Европейская академия информационных наук (European Academy of Information Sciences) присудила Ниязову ученую степень в знак признания его заслуг в «демократическом регулировании общественных процессов на рубеже тысячелетий». Видимо, это не совсем удачное уточнение роли человека, возведшего самому себе вращающуюся статую в Ашхабаде. Перемещается она таким образом, чтобы всегда быть лицом к солнцу.
       Почему бы Владимиру Путину или Джорджу Бушу-младшему не сотворить чего-то подобного? Вот об этом было бы страшно интересно написать!
       Бесконечные разъезды Владимира Путина по миру уже вызвали критику в Москве. Наблюдатели обращают внимание на такую самоочевидную вещь, как то, что за границу обычно любят ездить лидеры, не чувствующие себя себя достаточно уверенными дома. Самый яркий пример — Ясир Арафат, который за последние годы без всякой видимой пользы истоптал по всему миру не один красный ковер.
       Тем не менее я не думаю, что к Путину это относится в полной мере. Конечно, ему не удастся добиться тектонических сдвигов в мировом балансе сил. США слишком сильны, Россия слишком слаба, Китай не будет вступать в слишком уж тесные отношения с Москвой хотя бы потому, что вражда с Америкой обойдется ему слишком дорого.
       Продолжаются долгие и нудные дебаты относительно того, живем ли мы в многополярном или в однополярном мире. Ясно, что США — единственная сверхдержава. Но это вам не Римская империя. Все помнят, как быстро США победили Ирак во время войны в Заливе. И все забыли, что всего через три года они потерпели сокрушительное поражение в Сомали. За первые сто дней у власти Буш умудрился вызвать раздражение у очень и очень многих — у китайцев из-за самолета-шпиона, у арабов из-за Израиля и у западных европейцев из-за выхода из Киотского соглашения по ограничению выбросов в атмосферу окиси углерода.
       Так что России есть смысл обхаживать своих бывших союзников и западноевропейцев. Главное — не перестараться.
       

       московский корреспондент газеты «Индепендент»,
       обозреватель журнала «СРЕDА»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera