Сюжеты

НАКАЗАНИЕ ЖИЛЬЕМ А ТАКЖЕ ГАЗОМ, СВЕТОМ И ВОДОЙ

Этот материал вышел в № 41 от 18 Июня 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

То, что российские реформаторы последнего десятилетия процветают вопреки собственным реформам, замечено давно. Никто из «камикадзе», в разные годы пришедших в правительство с молодым Гайдаром или в Госкомимущество с молодым Чубайсом, не...


       То, что российские реформаторы последнего десятилетия процветают вопреки собственным реформам, замечено давно. Никто из «камикадзе», в разные годы пришедших в правительство с молодым Гайдаром или в Госкомимущество с молодым Чубайсом, не просит милостыню на паперти. Совсем наоборот. Но, по закону больших чисел, ценой их процветания неизменно оказывается похудание кошельков большинства, не принадлежащего к указанным реформаторам.
       Нет никаких оснований считать, что задуманная правительством реформа жилищно-коммунального хозяйства (ЖКХ) станет исключением из этого правила.
       Об этой реформе в последний месяц в Кремле и Белом доме говорят много и красиво. «Самую застойную отрасль необходимо вывести из мертвой спячки» (Владимир Путин), «нереформированный жилищно-коммунальный сектор — главный стопор развития экономики» (Михаил Касьянов), «ЖКХ — это «черная дыра», в которую проваливаются деньги» (питерский губернатор Владимир Яковлев), «ЖКХ — это последний заповедник советской власти» (омский губернатор и глава рабочей группы Госсовета Леонид Полежаев)...
       Слушая этот дружный хор, российский гражданин инстинктивно хватается за карман. Это первое побуждение исключительно верно, потому что цели реформы не скрываются: заставить граждан не позднее, чем с 2003 года, на 100% оплачивать жилищно-коммунальные услуги.
       Заметим, впрочем: нет никакой необходимости провозглашать новую реформу ЖКХ. Потому что никто не отменял старую.
       28 апреля 1997 года Борис Ельцин подписал указ № 425 «О реформе жилищно-коммунального хозяйства в Российской Федерации», коим утверждалась 22-страничная концепция данной реформы. Если вчитаться подробно, возникает устойчивое ощущение дежа вю: все, что говорится о реформе ЖКХ сегодня (соответствующий документ подготовлен Госстроем и носит гордое название «Федеральная целевая программа «Реформирование и модернизация жилищно-коммунального комплекса РФ»), уже говорилось о ней позавчера.
       
       Четыре года назад планировалось многое. Обеспечить демонополизацию ЖКХ, создать условия для конкуренции, в целях повышения качества услуг и снижения издержек разделить заказчиков и подрядчиков, проводить тендеры и конкурсы для определения наиболее эффективного подрядчика, приватизировать жилищно-эксплуатационные организации, создать систему ипотечного кредитования, развивать товарищества собственников жилья... Главное, впрочем, заключалось в перекладывании на плечи граждан затрат жилищно-коммунального сектора: к 2000 году планировалось «завершить перевод ЖКХ на самофинансирование и безубыточный режим функционирования». Был составлен даже график, названный «федеральным стандартом»: если в 1997 году граждане оплачивали 35% жилищно-коммунальных затрат, то в 1998 году этот процент должен был достигнуть 50%, и далее, прибавляясь на 10% в год, к 2003 году достигнуть 100%. Другой график должен был показывать предельную долю семейного дохода, которая могла тратиться на квартплату (если «вылетаешь» за предел, разницу доплачивает бюджет в виде «жилищной компенсации»). Соответственно, в 1997 году этот предел устанавливался в 16%, к 2001 году должен был плавно достичь 22%, а к 2003 году — 25%.
       Сегодня мы читаем в правительственной программе ровно те же самые цифры и сроки. Видимо, разрабатывая новую программу, ее авторы полагали, что о старой все забыли. И в этом они правы — ведь ее реализация дала столь «успешные» результаты, что о них стараются не вспоминать.
       В 1997 году в Петербурге губернатор Владимир Яковлев попытался реализовать указанную теоретическую модель на практике. И начал с двукратного повышения квартплаты, обещав тем гражданам, у которых эта плата оказывалась больше, чем 15% доходов семьи, упомянутые выше жилищные компенсации. Кроме этого, существовавшие в каждом районе жилищные предприятия принудительно разделили на одного «заказчика» (которого назвали РЖА — районным жилищным агентством) и пять-семь государственных «подрядчиков» (с непроизносимым названием ГУРЭП). Предполагалось, что ЖКХ, начав получать больше денег, станет привлекательным для коммерческих структур, которые станут конкурировать с ГУРЭПами (впоследствии их предполагалось приватизировать), после чего дома будут обслуживаться дешевле и качественнее...
       
       Гладко это все выглядело на бумаге — слов нет. Но безжалостная жизнь проехалась катком по мечтам питерских жилищных реформаторов.
       Во-первых, мгновенно «захлебнулись» пункты, где гражданам оформляли жилищные компенсации: очереди живо напомнили эпоху всеобщего дефицита, а процедура сбора десятка справок для получения компенсации (с целью доказательства низких доходов) выглядела откровенно унизительной.
       Во-вторых, частный капитал и не подумал приходить в сферу ЖКХ, поскольку выгода оказывалась не больно-то высокой.
       В-третьих, выяснилось, что из денег, собираемых в качестве квартплаты и «усиленных» бюджетными дотациями на содержание ЖКХ, до подрядчиков почему-то доходит примерно треть.
       В-четвертых, многократно увеличились накладные расходы, поскольку для содержания ЖКХ построили систему, куда более громоздкую, чем раньше.
       И в-пятых, обнаружилось, что в «реформированной» системе ЖКХ и заказчики, и подрядчики являются коммерческими структурами, а значит, должны платить НДС. Когда же НДС загнали в квартплату, выяснилось, что надо увеличить бюджетные дотации на содержание жилья. Те самые, уменьшением которых горожанам объясняли суровую необходимость повышения квартплаты...
       В итоге уже через три месяца после начала столь «удачных» реформ их, по данным опросов, поддерживал 1% населения, а на улицах собирали подписи за отставку губернатора. В конце концов реформу тихо свернули. И система полностью вернулась назад, к той, которая была до реформирования. Правда, квартплата назад не вернулась...
       
       Но что же предлагает правительство сегодня? Механизм, который бы позволил наконец сделать обслуживающие организации зависимыми от потребителя услуг? Механизм защиты наших прав в случае некачественного выполнения «жилищниками» своих обязанностей? Ничего подобного. Все та же «старая, старая сказка».
       Ключевая идея правительства чисто фискальная: опережающее повышение тарифов. С сожалением констатируя, что «социально-экономическая ситуация в стране не позволила завершить переход к покрытию стоимости жилищно-коммунальных услуг (ЖКУ) за счет средств потребителей, включая население», авторы программы во главе с председателем Госстроя Шамузафаровым предлагают завершить этот переход как можно быстрее.
       
       Финансовая сторона дела такова. Сегодня население ежегодно платит за ЖКУ 120 миллиардов рублей. Поскольку в программе написано, что переход на 100%-ную оплату населением позволит ежегодно «экономить 60 миллиардов рублей в ценах 2001 года», простой расчет показывает, что квартплата возрастет в полтора раза. Но концы у правительства с концами не сходятся: в той же программе написано, что сегодня население (с учетом льгот и субсидий, которые предлагается отменить) оплачивает 40% стоимости ЖКУ. Таким образом, переход к 100%-ной оплате предполагает повышение тарифов не в полтора, а в два с половиной раза. Что видится ближе к реальности и, кстати, подтверждается заявлениями г-на Шамузафарова о том, что оплата составит примерно 1200 рублей в месяц за стандартную двухкомнатную квартиру.
       Кроме этого, программа предусматривает такие «приятные» моменты, как отмену льгот по квартплате для всех категорий, кроме Героев Советского Союза и России, полных кавалеров ордена Славы, инвалидов и участников войны, немедленное повышение тарифов до 100%-ной стоимости для школ и больниц, включение в тарифы убытков от недосбора платежей и расходов на капитальный ремонт.
       Но и это еще не все, уважаемый читатель! Оказывается, как написано в программе, «процесс демонополизации сферы обслуживания жилищного фонда искусственно сдерживается из-за освобождения от НДС оплаты расходов населения по обслуживанию жилья», вследствие чего «целесообразно внесение изменений в налоговое законодательство» с целью отмены этой льготы. Разъясняем: правительство хочет, чтобы квартплата начислялась с учетом 20%-ного НДС, — в результате чего мы будем оплачивать уже не 100%, а 120% стоимости жилищно-коммунальных услуг. Что называется, либерализм в особо крупных размерах...
       
       Ключевые проблемы ЖКХ известны давно. Это обеспечение «прозрачности» финансовых потоков, циркулирующих в этой сфере. Проведение аудита естественных и локальных монополистов. Реализация открытых и публичных процедур назначения экономически обоснованных тарифов (практически каждая проверка показывает, что тарифы непомерно завышены, поскольку включают в себя все — начиная от покупки «Вольво» для руководства монополии и заканчивая содержанием ведомственных домов отдыха). Демонополизация и развитие конкурентного рынка. Обеспечение граждан приборами учета воды и тепла. И так далее. Но все они «отодвигаются» даже не на второй, а на третий план. А на первом плане, как открытым текстом сказано в правительственной программе, — «финансовое оздоровление жилищно-коммунальных предприятий». Каковое предлагается провести простейшим путем — «накачать» ЖКХ деньгами, изъятыми у граждан, и одновременно в форсированном режиме провести приватизацию указанных предприятий, обслуживающих жилищный фонд.
       
       Результаты такой «реформы» предсказать нетрудно. Во-первых, оттого, что жилищная система будет получать больше денег, в ней не изменится ничего. Как ничего не изменится и от того, что станет другим соотношение поступающих на вход этого «черного ящика» финансовых потоков. Сейчас их два: один — платежи от населения, второй — субсидии из бюджета. При росте тарифов первый поток станет сильнее, второй — слабее. Но ни к каким изменениям внутри «ящика» это привести не может по определению. Простой пример: с 1 января в Петербурге ввели плату за «санитарное содержание придомовой территории» по 40—50 рублей с квартиры. С моего дома в новостройках набирается около 20 тысяч рублей в месяц, — что никак не ниже, а явно выше стоимости услуг по уборке вокруг него. И что же? Да ничего: никакого «санитарного содержания» как не было, так и нет.
       Во-вторых, приватизация жилищных предприятий, проведенная не после, а до демонополизации отрасли, — это, по мнению депутата Госдумы от «ЯБЛОКА» Сергея Митрохина, «второе издание чубайсовской приватизации, противоречащее элементарной экономической логике, здравому смыслу и мировому опыту». И последствия у нее, считает Митрохин, будут такие же: сперва жилищные предприятия будут «приватизированы» их нынешним начальством по «инсайдерским» ценам, а потом оно будет беспрепятственно диктовать условия гражданам и назначать цены по своему хотению. После чего мы получим не декларируемую правительством конкуренцию, а усиление монопольного влияния жилищно-коммунальной олигархии.
       И в-третьих, установление единой для всех регионов и заведомо завышенной (25%) предельной доли платежей граждан за ЖКУ означает, с одной стороны, проведение реформы за счет малоимущих граждан, для которых четверть семейного дохода, отданная за квартиру, может привести к социальной катастрофе. А с другой стороны, по мнению депутата Московской городской Думы Галины Хованской, «нелепо говорить о переходе к полной оплате расходов ЖКХ в регионах, где большая часть населения стоит на бирже труда, — отделы субсидий задохнутся от наплыва малоимущих граждан».
       Кстати, по расчетам правительства, доля населения, имеющего право на субсидии, при переходе к 100%-ной оплате ЖКУ окажется более 50% в таких крупных регионах, как Приморский и Хабаровский края и Амурская область, 42% — в Дагестане, 40% — в Ивановской области, 36% — в Тульской и Читинской, 35% — в Якутии, 34% — в Алтайском крае, 33% — в Новосибирской, Омской и Сахалинской областях и так далее. Не говоря уже о 73% населения в Еврейской автономной области, 58% — в Туве, 45% — в Эвенкии. В общем, полстраны встанет в очередь — это у наших «реформаторов» называется «адресной помощью». Впрочем, они строят свои планы, исходя из 75%-ной «обращаемости» за субсидиями. Расчет на то, что не все, кто имеет право на получение субсидий, захотят собирать десятки справок и затем давиться в очередях. Цинизм подобных «расчетов» потрясает.
       
       Путь, избранный правительством, — это путь наименьшего сопротивления требованиям жилищных монополистов. И не только жилищных: ведь, как признается в правительственной программе, жилищные тарифы могут существенно возрасти в случае повышения тарифов на электроэнергию и газ. Что, будьте уверены, не замедлит последовать. Реализуются ли эти планы? Это зависит от того, сумеет ли правительство «продавить» через Думу изменения к закону «Об основах федеральной жилищной политики», где сказано: переход к 100%-ной оплате ЖКУ должен произойти лишь к 2008 году. На пути правительственных планов уже встало «ЯБЛОКО»: участники недавнего совещания в Петербурге, где собрались депутаты всех уровней и мэры, избранные от партии Явлинского, крайне отрицательно расценили правительственные идеи и направили президенту обращение со своими предложениями. Возможно, похожую позицию займут коммунисты и аграрии. Кроме них, «против» — Эдуард Россель и Аман Тулеев.
       И еще один весьма показательный факт. На фоне запланированного правительством сокращения расходов на помощь «льготникам» по оплате ЖКУ (снижение в десять раз к 2004 году) расходы на льготы для «силовиков» не только не снижаются, но даже растут: с 8 миллиардов рублей в 2001 году до 11,5 миллиарда рублей в 2004 году. Превентивные меры для парирования недовольства граждан очередным «шоком без терапии»?
       Нам говорят: за все надо платить сполна, давайте брать пример с Запада, где за квартиру платят 100%. Но в таком случае надо сполна платить и за труд — в России доля фонда зарплаты в прибыли предприятий из-за непомерных налогов составляет 10%, а на Западе — в пять-шесть раз больше.
       Нам говорят: чем выше плата за жилье, тем якобы больше люди будут заботиться о том, чтобы проверить, на что расходуются их деньги. Но если сейчас даже депутаты не могут толком выяснить, куда исчезают «жилищно-коммунальные» деньги, как это сделают простые граждане? Кроме того, если руководствоваться такой логикой, может быть, и налоги повысить?
       Нам говорят: иного пути нет, жилищная отрасль в катастрофическом состоянии, и ее надо срочно реформировать. Но эти слова — мол, «иного пути нет» — мы уже слышали много раз и, как правило, от тех людей, кто был крайне заинтересован в том, чтобы другим путем ни в коем случае не вздумали пойти.
       Сейчас мы наблюдаем то же самое — и даже люди те же, проживающие в домах, которые обслуживает управление делами президента. И потому им совершенно безразлично, сколько надо будет платить за квартиру, поскольку они не будут платить ничего.
       Они уверены: как и прежде, за все заплатим мы.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera