Сюжеты

ШАНХАЙСКАЯ ШЕСТЕРКА

Этот материал вышел в № 41 от 18 Июня 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Наш корреспондент побывал на саммите в Китае А в Шанхае сегодня дожди... И кто это говорил, что в Китае в июне жара. В правительственной резиденции председателя КНР Сунджао на западе Шанхая (эдаких китайских Горках-9) льет как из ведра....


Наш корреспондент побывал на саммите в Китае
       

  
       А в Шанхае сегодня дожди...
       И кто это говорил, что в Китае в июне жара. В правительственной резиденции председателя КНР Сунджао на западе Шанхая (эдаких китайских Горках-9) льет как из ведра.
       Погода есть погода — перед стихией и лидеры миллиардного государства равны простым смертным. На вторую половину дня в четверг в затерявшейся на безмерных гектарах резиденции беседке было намечено партийно-правительственное чаепитие. Представляю себе, как лидеры стран шанхайской пятерки неуютно чувствовали себя в протокольных пиджачках — время «друга Бориса» и «друга Цзяня» миновало: Ельцин пятью днями ранее улетел из Китая, а формат нынешней встречи — «в галстуках». Хотя по погоде пристало бы в свитерах, еще лучше — в резиновых сапогах или галошиках, в которых бродит пол-Шанхая...
       Простые смертные китайцы в огромных разноцветных накидках, накрывающих сразу и ездока, и велосипед, спешат по своим делам. Они уже прониклись важностью великих государственных решений, которые их руководство приняло на шестой встрече того, что раньше называли «шанхайской пятеркой», а отныне будут звать ШОС — Шанхайская организация сотрудничества. В этом году к образованной пять лет назад пятерке — Россия, Китай, Казахстан, Таджикистан, Киргизия — решил примкнуть и Узбекистан, а название «шанхайская шестерка» по-русски как-то не звучит.
       Спонтанно возникшая в 1996 году из соглашений России и Китая в военной области — соглашений о мерах доверия, о сокращении вооруженных сил на приграничных территориях и т.д., — позже расширившаяся на сферу взаимоотношений в торговой области, принципиально новая организация за пять лет вобрала в себя не только новых членов, но и расширила свою деятельность до масштабов всесторонней координации взаимоотношений государств Центральной Азии. И уже поговаривают о том, что в стихийно возникшем сообществе виден прообраз азиатского «евросоюза», и уже доносятся слухи, что даже Америка не прочь войти в экс-«шанхайскую пятерку» на правах наблюдателя. «И шестерка еще не предел!» — с уверенностью говорит посол России в Китае Виктор Рогачев. Как человек, лучше других знающий все бурные течения и подводные рифы российско-китайских отношений, он уверяет, что наши страны не являются конкурентами в Центрально-Азиатском регионе. «Интересы совпадают по всем линиям!»
       Все это имеет особое значение в преддверии визита Цзян Цзэминя в Москву в июле этого года, в ходе которого должен быть подписан новый ключевой договор о взаимоотношениях двух стран.
       Впрочем, поручкаться с лидером миллиардного государства в этот дождливый четверг довелось не только российскому президенту, но и скромным российским журналистам. Восемь корреспондентов центральных изданий, среди коих довелось оказаться и мне, в то утро были званы на встречу с председателем КНР. Встреча с главой государства в стране победившего социализма (пусть даже с человеческим лицом и вложением западного капитала) — это вам не шутки.
       6 утра — китайские товарищи звонят в номер — подъем! 6.15 — контрольный звонок, а встали ли? 7.15 — отправление автобуса от гостиницы, 7.50 — проверка спецслужбами в здании отеля «Мариотт Шанхай» — металлоискатели и проч. Здесь же прибывших делят на две группы и пересаживают в заранее проверенные автобусы. Еще несколько минут, и мы наслаждаемся красотами правительственной резиденции.
       Еще 50 минут ожидания, и мы пред светлыми очами Цзян Цзэминя. На столиках фарфоровые чашечки с крышечками — хоть хвастайся отныне: мол, чаи с Цзян Цзэминем пивали.
       Но говорят, на осеннем XVI съезде КПК грядут перемены, и не исключено, что Цзэминь, как некогда Дэн Сяопин, отойдет на вторую линию, пропуская вперед молодые кадры, и из трех имеющихся у него на сегодняшний день постов — руководителя государства, генсека партии и руководителя Вооруженных сил — оставит за собой только последний.
       Наша встреча чисто протокольная. Тридцать минут «легкого разговора»: Цзэминь говорил, а мы молчали, пара протокольных снимков. И мы уехали, вспоминая напутствия китайского лидера.
       «В России говорят: «Время летит, как стрела», в Китае говорят: «Время летит, как веретено». Но это в древние времена казалось, что веретено летит быстро. Теперь информационный век и время других скоростей».
       Если посмотреть на скорость развития Шанхая, где за 11 лет на месте полей и деревушек возник суперсовременный финансовый и индустриальный район Пудун, то никакого сравнения со скоростью веретена. С другой стороны, если посчитать, с какой скоростью двигались в два дня саммита машины по улицам Шанхая (движение перекрывалось на много часов на десятки кварталов во все стороны, а школьники и многие служащие были в эти дни распущены по домам, дабы не создавали сутолоку на улицах), то и скорость веретена покажется сумасшедшей.
       Четверг, начавшийся для нас с лицезрения Цзэминя, Цзэминем и окончился. Нас пригласили в местный Большой театр на концерт, который руководитель КНР давал в честь гостей (шестеро лидеров с супругами. Госпожа Путина — в длинном бледно-бежевом платье без рукавов с прозрачной вставкой на груди). Посреди фантастически яркого, по-социалистически пышного хореографического представления прозвучала фраза: «Как ты можешь не завидовать жизни простых людей!» Кто знает, может, шесть руководителей подумали, что философское обобщение как раз про них...
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera