Сюжеты

ШЕКСПИРОВСКИЕ СТРАСТИ КАРАБАША

Этот материал вышел в № 42 от 21 Июня 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Пресс-релиз ОАО «Уралэлектромеди» (УЭМ) о формировании в ее структурах контрольного пакета акций ОАО «Карабашский медеплавильный завод» (КМК) произвел в Челябинской области эффект разорвавшейся бомбы. Даже наблюдатели, знакомые с...


       

   
       Пресс-релиз ОАО «Уралэлектромеди» (УЭМ) о формировании в ее структурах контрольного пакета акций ОАО «Карабашский медеплавильный завод» (КМК) произвел в Челябинской области эффект разорвавшейся бомбы. Даже наблюдатели, знакомые с условиями, в которые поставлен бизнес в области, не ожидали такой бурной реакции абсолютно всех ведомств — как областных, так и территориальных органов федеральных структур, принявших это сообщение буквально в штыки. Последние же вели себя так, как будто никогда не слышали за прошедший год ни одного выступления президента страны об усилении властной вертикали и недопустимости необоснованного вмешательства федеральных чиновников в экономику. Особенно в споры хозяйствующих субъектов
       
       В Челябинской области местные власти делают все от них зависящее, чтобы предприятиями в области владели только ее жители. Достаточно вспомнить самые скандальные истории о том, как выжили швейцарскую фирму «Геленкор» с ОАО «Мечел» или развалили ФПГ «Магнитогорская сталь» только потому, что инвесторы там были «не свои».
       Даже областная программа развития металлургической промышленности предполагает создание холдингов исключительно из областных предприятий, несмотря на то что это противоречит не только законам страны, экономической логике, но и авторитетным рекомендациям европейских специалистов из программы «ТАСИС». Ну что там «ТАСИС»: чужие по Челябинску не ходят. Потому как Челябинская область, наверное, единственный субъект Российской Федерации, где большинство предприятий со времен Горбачева остаются «народными», то есть фактически ничьими. Нет на них реальных собственников, поэтому менеджмент таких предприятий, играя на разногласиях мелких акционеров, может распоряжаться чужой собственностью как своей. Происходит это не только на таких гигантах, как «Магнитка», но и на средних предприятиях вроде Кыштымского медеэлектролитного завода (КМЭЗ), где 50% акций ЗАО находятся на руках трудового коллектива, а реальным владельцем и распределителем имущества и финансов выступает генеральный директор Александр Вольхин с минимумом акций на кипрском офшоре.
       Кстати, именно Александру Вольхину первому пришлась не по нраву решимость УЭМ восстановить КМК, потому вот уже четыре года, как созданное им с нарушением законодательства ЗАО «Карабашмедь» реально работает на уведенных с КМК производственных мощностях. При этом все производственные мощности КМК оценены в этом ЗАО всего в 15%, а доля самого г-на Вольхина составляет 75% и оплачена исключительно «интеллектуальной собственностью».
       ОАО УЭМ с момента приобретения контроля над ОАО КМК как нормальный, рачительный собственник начало с инвентаризации купленного имущества. Аудиторы тут же выяснили, что не хватает половины документации, особенно касающейся контрагентов КМК. Но и из оставшихся документов ясно была видна недостача 17 тонн клинкера, в котором, по самым скромным подсчетам, должно было находиться от 100 до 130 килограммов золота. Реакция областных властей и чиновников территориальных органов федеральных ведомств на это сообщение была, мягко говоря, неадекватная.
       С точки зрения нормального человека, налоговая полиция должна была бы аудиторам УЭМ сказать «спасибо» и завести по факту пропажи уголовное дело. Но 31 мая налоговая полиция, спешно прибыв в Карабаш, изъяла у аудиторов всю оставшуюся документацию. В связи с исполнительным производством по долгам КМК в бюджет. Но, как показали развивающиеся события, скорее всего, для того, чтобы аудиторы УЭМ не накопали чего посерьезнее.
       Администрация области в лице заместителя губернатора И. Косилова с такой уверенностью поспешила объявить, что приобретение контрольного пакета КМК будет обязательно оспорено в судебном порядке, как будто судебная власть в стране — придаток власти исполнительной, а не самостоятельная и независимая ветвь власти. Однако последующие события заставили в этом усомниться, по крайней мере в Челябинской области.
       1 июня в самом конце рабочего дня в Карабаш была доставлена повестка в арбитражный суд все по той же недоимке 2 млн. руб. А сам суд был назначен, с нарушением ст. 7 АПК РФ, на следующий рабочий день — 4 июня, понедельник. Кстати, пятница и понедельник в Челябинском областном арбитражном суде — дни, когда Челябинский арбитражный суд не разрешает знакомиться с материалами дела. Истец же — территориальный орган ФСФО — возбудил дело о начале процедуры банкротства ОАО КМК с нарушением закона, ведомственных инструкций и приказов полномочного представителя президента по УрФО. Чего в спешке не бывает!
       4 июня, несмотря на то что адвокатом ответчика были представлены неопровержимые банковские документы, что УЭМ еще до получения повестки оплатила данную недоимку в полном размере и предмет арбитражного разбирательства исчерпан, арбитражный суд под председательством судьи Поповой после перерыва на совещание (интересно, с кем это г-жа Попова совещалась?) назначил за ОАО КМК внешнее наблюдение и внешнего арбитражного управляющего.
       К чему была такая спешка, достойная книги рекордов Гиннесса? Федеральные чиновники спасали «своего», местного, олигарха Александра Вольхина, несостоявшегося главу «Челябинского медного холдинга», генерального директора КМЭЗ и реального хозяина «Карабашмеди».
       В 1998 г. гендиректор «Карабашмеди» Олег Ранский похвастался журналистам «Южноуральской панорамы», что за полгода работы «Карабашмедь» произвела 4 тыс. тонн черной меди, и из нее извлечены 130 кг золота и 7 тонн серебра. Но больше таких «проколов» руководство «Карабашмеди» не допускало. В агентстве РБК ежемесячно появляется пресс-релиз «Карабашмеди» с полным производственным отчетом, но о золоте и серебре там ни слова. Как будто с августа 1998 г. оно больше в медной руде не содержится.
       Но если серьезно присмотреться не к «воздушным замкам» Вольхина, которыми он потчует население области, а к реальному положению дел на КМЭЗ и «Карабашмеди», то становится понятна причина такой бурной реакции г-на Вольхина и аффилированных с ним федеральных чиновников на появление реальногособственника на незаконно захваченном им предприятии. Эта реакция — паника. А закон нарушался по привычке к безнаказанности.
       Реальное же положение таково, что г-н Вольхин налогов платить не любит и всячески от этой почетной гражданской обязанности уклоняется. Даже на базе тех скромных данных, которые просачиваются с «закрытых» предприятий г-на Вольхина в открытую печать, видно его действительное отношение к населению городов Кыштыма и Карабаша и в целом к области. За 2000 год КМЭЗ произвел 77 тыс. тонн рафинированной меди. Завод же являлся собственником чуть более 13 тыс. тонн, или 18% вала. Остальное принадлежит самым разнообразным структурам, которых объединяет одно: их контролирует г-н Вольхин. Если бы вся медь прошла через завод, то завод заработал бы 2,8 млрд. рублей. То есть «потеряно» более 300 млн. рублей налогооблагаемой базы только по НДС и налогам с оборота. А область потеряла 65 млн. рублей налога на прибыль. Кстати, в 1999 г. налог на прибыль, кроме удивления, ничего не вызывает. Он составил всего 6,8% балансовой прибыли КМЭЗ. Заработная плата на предприятиях Вольхина на 30% ниже, чем на аналогичных предприятиях Урала, из-за чего местные бюджеты недополучают более 50 млн. рублей ежегодно только по подоходному налогу.
       Но и это еще не все. Думая, что на дворе все еще 90-е годы, когда такое сходило с рук, руководители ЗАО «Карабашмедь» занижают цену переработки продукции на 30%, при этом на 35% завышают затраты на производства. Завышение себестоимости за прошлый год на 100 млн. рублей привело к недополучению казной налогов на сумму более 30 млн. Плюс 20 млн. налогов с оборота и НДС. И это далеко не полный перечень уклонения Вольхиным от налогов. Просто сегодня нет возможности ознакомиться с полными статистическими отчетами КМЭЗ и «Карабашмеди» в полном объеме.
       Муниципальные и областные власти, согласно программе развития металлургии Челябинской области, осыпали предприятия Вольхина льготами по затратам на социальные объекты и выплаты в экологические фонды (что само по себе очень цинично, учитывая, что в Карабаше — всемирно признанной зоне экологического бедствия — Вольхиным из природоохранных мероприятий до сих пор не сделано ничего). Кроме того, от области дарованы льготные тарифы на электроэнергию, что само по себе может быть расценено как косвенное финансирование из областного бюджета.
       И это при том, что реальное финансовое положение этих предприятий просто катастрофическое. Кредиторская задолженность ЗАО «Карабашмедь» в два раза превышает годовой объем реализации, и оно не объявлено банкротом только потому, что большая часть этих долгов принадлежит КМЭЗ. Точных данных по кредиторской задолженности КМЭЗ нет, но, надо думать, она не меньшая, если КМЭЗ за последние четыре года только и делает, что плодит долги. Только за 1999 год процентов по долгам КМЭЗ заплатил 10 млн долл., тогда как по годовому балансу кредитов значилось на 30 млн долл. Кроме того, КМЭЗ не выполнил обязательств по кредитам Сбербанка в размере 35 млн долл., Токобанка – 15 млн долл. долл., Инкомбанка — 15 млн долл., не покрыт долг монгольскому предприятию «Эрденет» на 10 млн долл., а также не возвращены в Госрезерв 4700 тонн рафинированной меди на сумму
       7,5 млн долл. И все это время ЗАО «Карабашмедь» убыточно, прибыль КМЭЗ не превышает 15 млн долл.
       Но и это не главное. Как уже выше упоминалось, на 4 тыс. тонн готовой продукции «Карабашмеди» приходится около 130 кг золота и 7 тонн серебра. С тех пор, как гендиректор «Карабашмеди» обнародовал эти цифры, прошло 33 месяца, на каждый из которых в среднем приходится 4 тыс. тонн произведенной черной меди. Соответственно, согласно выкладкам руководителя «Карабашмеди», должны быть за это время попутно произведены 231 тонна серебра и 4 тонны 290 кг золота. Где оно? Это же сравнимо с золотым запасом крупного африканского государства. Не для сокрытия ли этого неизвестно куда ушедшего золота налоговые полицейские изымали остатки документации на КМК?
       Не этого ли вопроса заранее испугался ударившийся в панику г-н Вольхин, заставивший местных и федеральных чиновников в Челябинской области наплевать на закон, диктатуру которого нам пообещал президент при вступлении в должность.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera