Сюжеты

ЧТО ЗА ПТИЦА ЖУРНАЛИСТ? НИ ПУХА, НИ ПЕРА!

Этот материал вышел в № 42 от 21 Июня 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

До 1 июля первые выпускники третьего тысячелетия должны решить свою судьбу — в России вузы начинают принимать документы абитуриентов. Вот и моя подруга Аня собралась поступать на журфак. «Аня, зачем тебе журфак?» — «Диплом МГУ все-таки»....


       

   
       До 1 июля первые выпускники третьего тысячелетия должны решить свою судьбу — в России вузы начинают принимать документы абитуриентов.
       Вот и моя подруга Аня собралась поступать на журфак.
       «Аня, зачем тебе журфак?» — «Диплом МГУ все-таки».
       Аня читает русскую литературу, зубрит тему «Journalism in Russia» и живет в облаке мифов о журналистике
       
       Миф 1
       Журналист — тот, чьи тексты печатают в газетах
       Из «Биографии Оскара Уайльда» Ричарда Эллмана: «Приехав в свой бостонский отель, Уайльд обнаружил там визитную карточку, оставленную репортером, который представлял несколько западных газет и просил о срочном интервью. Уайльд встретил репортера в халате. В комнату вошел очень молодой человек, «скорее даже мальчик, и по виду его я понял, что ему шестнадцать лет или около того. Я спросил, учился ли он в школе. Он ответил, что оставил школу некоторое время назад. Он спросил моего совета, как ему усовершенствоваться в профессии журналиста. Я поинтересовался, знает ли он французский. Он сказал, что нет. Я посоветовал ему выучить этот язык и порекомендовал ряд книг, которые ему следовало бы прочесть. Фактически я взял у него интервью. Напоследок я дал ему апельсин и отослал восвояси. Как он поступил с апельсином, не знаю, кажется, он был ему рад».
       
       Миф 2
       Журналист противостоит любой власти
       Милиционеры проверяют документы на улице. Достаю пресс-карту. «Это чё?.. «Корреспондент» написано. Журналист, что ли?» — «Журналист». — «А вот если я тебе это (помахивает резиновой дубинкой. — А.И.) в ж... засуну, напишешь?» — «Не-а. Уже н е смогу».
       Случись это в дневное время, да еще во время обыска в редакции, да еще в камеры телекомпаний, я бы говорил по-другому. Блеснул эрудицией и остроумием, разошелся о демократических принципах. Досталось бы министрам по делам печати и внутренних дел. И полковнику КГБ.
       Но на улице я в других условиях. Приходится приспосабливаться. (Тоже часть профессии, между прочим.) Старшина не министр — по морде мигом получишь.
       Парадокс отношений «журналист—власть»: журналист справится с министром внутренних дел, но не справится с постовым сержантом.
       
       Миф 3
       Журналист — единственная независимая профессия
       Из опыта Марка Твена: «Каждый, кому не лень, вмешивался в дела газеты — указывал, как ее редактировать, определял ее взгляды, намечал направление, всегда наш хозяин был вынужден соглашаться, иначе мы теряли подписчика. Нас буквально осаждали критики, и каждому из них приходилось угождать. Был у нас подписчик, который платил наличными. Он оставлял хлопот больше, чем все остальные, вместе взятые. За два доллара он покупал нас со всеми потрохами на год вперед. По его милости мы без конца меняли принципы и убеждения и пять раз на день переходили из одной веры в другую. Если ему возражали, он грозился прекратить подписку, что означало, конечно, банкротство и разорение. Этот человек обычно писал статьи на полтора столбца крупным шрифтом, подписывая их «Junius» («Юниус». — А.И.), «Veritas» («Истина». — А.И.), «Vox Populi» («Глас народа». — А.И.) или столь же высокопарно и нелепо, а затем, когда статья была уже набрана, приходил и заявлял, что передумал (чисто риторическая фигура — он вообще никогда не думал), и требовал ее снять. «Старье» на это место не поставишь, так что мы вынимали набор, меняли подписи, приписывали статью своим конкурентам, газетчикам ближайшего городка, и печатали ее».
       
       Миф 4
       Журналист живет в постоянном притеснении
       Мой знакомый журналист-еврей недавно встал перед дилеммой — как быстрее получить второе гражданство: написать, что его притесняют как журналиста или как еврея.
       
       Миф 5
       Журналистика — это большие деньги
       Большие деньги журналиста — это черный пиар (раскрутка имиджа того или иного лица, завуалированная «независимой» публикацией).
       Черный пиар, по сути дела, — проституция. У двух древнейших идентичен даже профессиональный жаргон.
       «Заказ» (пиар). Размещение нескольких материалов в одном или разных изданиях на одну и ту же тему (прост.). Вызов нескольких проституток к одному или нескольким клиентам на территорию клиентов.
       «Джинса» (пиар) Публикация чаще всего небольшого и неяркого проплаченного материала журналистом. При этом журналист не делится деньгами с администрацией газеты (прост.) Клиенты — студенты или просто компания молодых людей, ограниченных средствами, а следовательно, временем и фантазиями. Доходами от этих клиентов проститутка с сутенером обычно не делится.
       От журналистики до проституции нет ни одного шага. Они идут рука об руку.
       
       Миф 6
       На журфаке учат писать
       Первокурсникам рассказывают, что первая строчка новости должна отвечать на вопросы «что?», «где?», «когда?» и что новость должна состоять из шести строк. Потом они как оголтелые пишут эти самые новости в течение пяти лет.
       Диктанты составляют из рассказов Пришвина — то есть, используя тот язык, на котором никто не говорит и, соответственно, не должен писать.
       Задача преподавателя русского языка объяснить, насколько сложна родная речь. Студент попадает в ситуацию сороконожки, которой нарисовали сложный механизм ее передвижения — и она разучилась ходить.
       Зато при желании читать вы научитесь точно. И запоминать тексты. Если вы не помните, на каком глазу было бельмо у Росинанта (конь Дон Кихота), значит, вы не читали великого произведения Сервантеса.
       На журфаке читать заставят, а писать научитесь сами.
       
       * * *
       Аня читает Пушкина и ищет в литературоведческом словаре определение термина «романтизм». «Классицизм» не ищет — на журфаке не спрашивают, следовательно, можно не знать.
       Если Аня поступит, она узнает, что, кроме Сократа, был еще Исократ и что они оба были журналистами, что на экзамене по античке преподаватель обязательно спросит Гомера и Вергилия, следовательно, Феокрита и Апулея читать не обязательно. Она и не будет читать. Она же журналист, а не филолог. И современный русский она выучит наполовину, и вовсе не современный английский — тот, на котором уже не говорят, и философию... Она же журналист, а не лингвист, философ...
       Журналист. Это подтвердит и ее диплом. А ему надо верить. Диплом МГУ все-таки.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera