Сюжеты

КРУПНАЯ КРАЖА — ЭТО НЕ КРАЖА. А МАКРОЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА

Этот материал вышел в № 43 от 25 Июня 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Чем российские чиновники похожи на генерала Бабагинду Проклятое наследие ельцинского режима преследует Россию: швейцарская компания «Нога» чуть было не арестовала в Ле Бурже новейший истребитель «СУ-30МКИ» под тем вздорным предлогом, что...


Чем российские чиновники похожи на генерала Бабагинду
       
       Проклятое наследие ельцинского режима преследует Россию: швейцарская компания «Нога» чуть было не арестовала в Ле Бурже новейший истребитель «СУ-30МКИ» под тем вздорным предлогом, что мы должны «Ноге».
       Общая сумма претензий владельца «Ноги» Нессима Гаона составляет 63 млн долл. Французский суд уже арестовывал парусник «Седов», счета Центробанка и посольства России во Франции. Рвение именно французов неудивительно. Дело в том, что «Нога» — банкрот. Ее основные кредиторы — французские банки, и все, что «Нога» стребует с России, пойдет им.
       Нессим Гаон появился в России в 1991 году. В это время господин Гаон был уже пожилым человеком с большим опытом работы с молодыми демократиями. Первой демократией, с которой он работал, был Судан. В 1956 году в Судане случилась революция, и молодое суданское правительство сделало компанию Гаона монополистом по экспорту хлопка (а кроме хлопка, в Судане ничего и нет). Почтенный капиталист был для Судана министерством торговли и казначеем революции в одном лице. Потом в Судане случилась еще одна революция, Гаона из Судана выкинули, а хлопок поручили другому человеку. Гаон перебрался в Нигерию, где состоял внешнеторговым олигархом при еще одном отце демократии по имени генерал Бабагинда. Потом в Нигерии тоже случилась революция, отцом демократии вместо генерала Бабагинды стал генерал Сани Абача, и бизнес Гаона кончился вместе с Бабагиндой.
       Но к этому времени Нессим Гаон попал в другую развивающуюся демократию: Россию. Россия в это время еще была частью СССР. Ее молодое правительство было неопытным и простодушным. Ее чиновники мечтали о демократии, а высшим достижением демократии считали анонимный счет в швейцарском банке.
       Иметь бизнес с российской демократией в это время стремились буквально все — от европейских мошенников до колумбийской наркомафии. Но даже на этом фоне Нессим Гаон, с его опытом работы с Бабагиндой, был вне конкуренции.
       Договор между «Ногой» и правительством Силаева был заключен в 1991 году, еще до того, как Россия вышла из состава СССР. Ничего глобальнее мы не подписывали со времен продажи Аляски. Гаон обязался поставить в Россию товаров на полтора миллиарда долларов, а Россия расплачивалась с Гаоном нефтью. Для закупки товаров фирма Гаона брала кредиты в западных банках.
       Соглашение как соглашение. Но по некоторым деталям этого соглашения мы переплюнули даже Бабагинду. Например, график поставок нефтепродуктов был составлен так, что мы поставляли сначала нефть, а потом Гаон — товары. То есть на деле не Гаон кредитовал Россию, а Россия — Гаона.
       Более того, Россия великодушно отказалась от права подсчитывать, сколько и чего ей Гаон поставил. Ну чего там мелочиться: Гаон поставил, мы Гаону верим, пусть он и считает. Он и насчитал: например, в ноябре 1991 года «Нога» выставила России счет на 31 млн. долл. за поставленную телерадиоаппаратуру. Когда стали считать, нашли аппаратуры аж на 1 млн долл. Подтвердить документами поставку остального оборудования Гаон отказался, ссылаясь на конфиденциальность.
       У неискушенного читателя может возникнуть подозрение: либо г-да Кулик, Силаев и компания, подмахнувшие такое, отличались фантастической даже для начинающего правительства наивностью, либо «Нога» являлась, в сущности, инструментом обналичивания российского бюджета в пользу подписавших договор чиновников.
       Но есть и третья возможность: напоминаю, что сделка с «Ногой» была заключена до обретения независимости, в тот момент, когда российское правительство отчаянно нуждалось в деньгах на финансирование этой самой независимости и лихорадочно нащупывало собственные, отличные от советско-гэбэшных, каналы отмывки денег на Западе. А г-н Гаон, собственно, и специализировался на предоставлении такого рода услуг — что режиму Бабагинды, что молодой российской демократии.
       Единственное, чего Гаон не учел, так это текучесть кадров: старое правительство слетело, пришли новые люди, которые договаривались совсем с другими гаонами и прежнему не хотели платить.
       Конкретная «Нога» погорела. Но именно Нессим Гаон научил наше правительство простому правилу: если кража будет достаточно крупной, то это не кража, а макроэкономическая политика.
        В определенном смысле ни пирамида ГКО, профинансировавшая выборы 1996 года, ни залоговые аукционы, ни странный договор Михаила Касьянова с Лондонским клубом, заключенный перед выборами 2000 года (сделка эта фактически обрекает Россию на новый дефолт после 2003 года, но зато могла принести пару миллиардов долларов тем, кто знал об ее условиях заранее), ни даже нынешние реформы в РАО «ЕЭС» и «Газпроме» не отличаются, по сути, от истории с «Ногой».
       Во всех случаях правительство рассматривает свою собственную финансовую политику, системообразующие компании или международные сделки как способ получения теневых средств, которые должны идти на благо государства, совершенно закрывая глаза на то, сколько из этих средств прилипнет к счетам чиновников и олигархов.
       Обретение Россией независимости кончилось исками «Ноги». Победа Ельцина в 1996 году обернулась дефолтом. Чем кончатся инициативы нынешнего правительства, мы узнаем после 2003 года.
       Кстати, господин Гаон грозится арестовать не только российские активы, но и незаконные счета российских чиновников, которые будут обнаружены в западных банках. Если Нессим Гаон это сделает, то он из банкрота превратится опять в миллиардера.
       


       

Отзыв

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera