Сюжеты

ДВА БЕНДЕРА

Этот материал вышел в № 43 от 25 Июня 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Ильф и Петров в спектакле Григория Козлова Когда я была подростком, мне очень нравился Ильф. Не Ильф-и-Петров, а именно Ильф — еврей, очкарик да еще и умер рано — в нем было что-то от изгоя и страдальца, хотелось сказать ему:...


Ильф и Петров в спектакле Григория Козлова
       
       Когда я была подростком, мне очень нравился Ильф. Не Ильф-и-Петров, а именно Ильф — еврей, очкарик да еще и умер рано — в нем было что-то от изгоя и страдальца, хотелось сказать ему: «Бе-е-едненький!»
       Питерский режиссер Григорий Козлов в Театре на Литейном поставил спектакль о Петрове без Ильфа, о том, как живется человеку, когда умирает его друг. Спектакль называется витиевато: «Концерт замученных опечаток» и по жанру напоминает литературную композицию. В нем вольно сочетаются фрагменты произведений Ильфа и Петрова и фразы из записных книжек, в нем поют советские песни и танцуют, голос самого режиссера читает стихи Юрия Левитанского, а на двух больших экранах крутят старую кинохронику.
       Григорий Козлов любит глобальные постановки. Пятичасовое «Преступление и наказание». «Лес», не оставивший без внимания, кажется, ни одну из подробностей пьесы Островского. «Концерт...» идет три часа и, вбирая в себя множество тем, становится многослойным зрелищем, где логику причинно-следственных связей не сразу уловить.
       Когда смотришь сложносочиненный спектакль, то на вопрос, о чем он, можно отвечать по-разному. Например, о том, как неведомая сила столкнула двух незнакомых людей. Двух разительно несхожих, довольно заурядных и в чем-то даже смешных мужчин. Один (загадочная еврейская душа) — молодой человек, так и не утративший детской привычки в гостях «становиться на табуретку» и мучить окружающих плодами своего остроумия; второй (загадочная славянская душа) — грубоватый сотрудник угрозыска. По отдельности эти двое ничего собой не представляют. Талантливыми они становятся только вместе.
       Высшая сила, сталкивающая Ильфа и Петрова, в спектакле звучит как глас с небес. Из стены вдруг появляется рука с рупором, раздается надсадный кашель курильщика и смачный звук — будто отхлебывают чай. И голос Провидения (голос самого Григория Козлова) произносит слова Валентина Катаева. О том, что есть отличный сюжет о стульях, что он, Катаев, будет Дюма-пэром (пауза, сигаретная затяжка), а Женя и Илья — его литературными неграми. «Негры» протестуют, ругаются между собой, один норовит изъясняться стихами, другой — сухими строчками протокола, но никуда не денешься: садятся и начинают писать.
       И получается, что спектакль о том, как рождается произведение искусства. Рождается оно на редкость зримо. Сценография «Концерта...» (художник Александр Орлов) лаконична и прекрасна: две огромные стены, черная и белая, а между ними пианино. Это не простые, а живые стены: сделанные из какой-то упругой, но податливой резины, они пропускают человеческие тела. И вероятно, лучший момент спектакля — когда из стены, словно из пены морской, появляются на свет Адам и Ева, первые обитатели нового литературного мира. Появляются и... хором произносят фразу, с которой начинается история Остапа: «Дядя, дай десять копеек».
       А потом стены как прорывает. Литературные персонажи вылупляются из них без счету и порядка. Они ненасытны, будто галчата, и без конца сыплют хрестоматийными цитатами. Персонажи начинают управлять своими творцами, и выясняется, что это еще и инсценировка «Золотого теленка».
       Закономерно, что в спектакле о друзьях-соавторах Бендера тоже два. Артисты Александр Баргман (Илья Ильф) и Леонид Осокин (Евгений Петров) — две половинки остаповского «я» — по очереди и одновременно изображают еще и сына турецко-подданного.
       Они и здесь никак не могут договориться: когда одна часть личности Бендера хочет провожать Зосю, другая собирается преследовать Корейко. А поймав Корейко, они так и танцуют вместе — один Бендер, второй Бендер и подпольный миллионер, — сливаясь в странном, но очень гармоничном танго.
       Спектакль Козлова так нашпигован образами и цитатами, что актерам почти не остается пространства для игры. Впрочем, видимо, здесь этого и не требуется. Ведь Шура Балаганов или Паниковский — не столько персонажи из плоти и крови, сколько поэтическое представление режиссера о них. При появлении Паниковского на стенах-экранах крутят фильм с Чарли Чаплиным. Еще один поэт, Козлевич, садится за пианино, по обеим сторонам которого расположились автомобильные колеса, — и мы понимаем, что это его «Антилопа Гну». «Концерт...» напоминает неоднородную глыбу, и нужно смириться с тем, что есть в ней не только драгметалл, но и пустая порода.
       Пустой породы хватает. В спектакле Козлова таится и еще один сюжет: попытка передать дух эпохи. Попытка не очень удачная. Старая Одесса, симулянты в сумасшедшем доме и советские собрания — все эти сатирические сцены, кажется, уже много раз были увидены в каких-то других постановках.
       Козлов заканчивает спектакль как настоящий романтик, финалом красивым и старомодным — артисты в военной форме медленно уходят в зрительный зал. Но еще до этого умирающий от чахотки Ильф обращается к публике с такими словами: «Из репертуара клоунов Бима и Бома: «Если бы все бумаги на свете были одна большая бумага, если бы все ручки на свете были одна большая ручка... я взял бы эту ручку, обмакнул бы ее в чернильницу и написал бы на этой бумаге, что я люблю вас». Цитата взята из записной книжки Ильфа. Правда, у Ильфа после столь прочувствованного пассажа значится ироническая реплика: «Несомненно, украдено из какого-нибудь восточного сказания». Козлов подает эту цитату абсолютно всерьез.
       


       

Отзыв

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera