Сюжеты

МИЛОВАТЬ ОДИНОЧНО, ОТКЛОНЯТЬ ПОТОМ

Этот материал вышел в № 43 от 25 Июня 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

С подачи Министерства юстиции РФ на имя президента Российской Федерации от руководства его администрации поступила записка, в которой предпринята попытка скомпрометировать комиссию по вопросам помилования при президенте Российской...


       
       С подачи Министерства юстиции РФ на имя президента Российской Федерации от руководства его администрации поступила записка, в которой предпринята попытка скомпрометировать комиссию по вопросам помилования при президенте Российской Федерации и торпедировать ее работу. При этом используются отступления от действующего законодательства и тенденциозное изложение фактов.
       Наиболее серьезной ошибкой в деятельности комиссии признается тот факт, что в числе рекомендуемых к помилованию (снижению срока лишения свободы или освобождению от наказания) 90% составляют лица, совершившие особо тяжкие и тяжкие преступления.
       Каждому понятно, что комиссия никоим образом не влияет на отбор осужденных, решивших обратиться с ходатайством о помиловании. Их состав отражает реальное положение в местах лишения свободы. Ни Конституция Российской Федерации, ни федеральное законодательство не лишают их права обратиться к президенту. Вместе с тем авторам записки известно, что подавляющее большинство ходатайств таких лиц отклоняется в связи с тем, что они не отбыли половины назначенного им судом срока и не имели времени доказать свое исправление. Таким образом, на каждом заседании комиссии речь идет о судьбах 10--20% тех, кто, отбыв не менее половины срока, решил воспользоваться своим законным правом. От общего же числа лиц, находящихся в уголовно-исправительных учреждениях, они составляют менее 1%.
       Могут ли среди них быть люди, которые по тем или иным причинам (болезнь, семейные обстоятельства, раскаяние и примерное поведение, чрезмерная строгость приговора и т.п.), уже отбыв значительные сроки, заслужили применение к ним гуманного акта? Или же все они оптом должны быть отстранены от рассмотрения? По мнению авторов записки, на них должен быть поставлен крест, и ничто им уже не поможет. Мягко говоря, абсолютная роль отводится карательной функции. Задача исправления осужденного полностью игнорируется.
       Кстати, при таком толковании помилования американский гражданин Поуп, осужденный за преступление особой тяжести, должен был отбывать в колонии все 15 лет.
       Общий вывод: помилование применяется "неоправданно широко". Предлагается вернуться к "хорошо зарекомендовавшей себя практике", когда решения о помиловании формировали МВД, Генпрокуратура и Верховный суд РФ, которые готовили "предложения в инстанции".
       Конструктивные выводы сведены к трем предложениям:
       1. Сократить число милуемых в 20 с лишним раз, сохранив институт помилования только в отношении лиц, "совершивших малозначительные общественно опасные деяния".
       2. Возобновить практику запроса по каждому осужденному мнения МВД, Генпрокуратуры и Верховного суда РФ. Произвести ротацию состава комиссии.
       3. Каждый акт помилования оформлять отдельным указом на каждого осужденного, что будет "наиболее полно отражать смысл помилования как индивидуального гуманного акта исключительного порядка".
       Исполнение первого пункта при сохранении за нашей страной лидирующего положения по числу лиц, находящихся в местах лишения свободы, гарантирует ей последнее место по числу помилованных. От числа тех, кто обращается с ходатайствами, их количество низойдет до десятых долей процента, а от числа осужденных составит не более 0,03%. Меня лично, не скрою, это впечатляет.
       Второе предложение, хотя и выглядит призывом к возврату к старым временам, в качестве такового всерьез восприниматься не может. И времена не те, и законы другие, и инстанций (ЦК КПСС) уже нет.
       По сути оно сводится к тому, чтобы решение о помиловании выносили представители тех структур, которые вели расследование (МВД), поддерживали обвинение (прокуратура) и выносили приговор (суд). Надеюсь, что во всех этих структурах найдутся люди, способные подготовить и согласовать правильное решение. Но практически выполнение такого объема несвойственной им работы будет реально лишь при условии, что очередь рассчитывающих на милость президента будет изничтожена и сведена к единицам. Тогда и третье предложение -— каждому помилованному отдельный указ -— окажется логичным.
       Попытка Минюста ревизовать деятельность комиссии и в нарушение конституционных прав осужденных коренным образом ограничить практику применения помилования вдруг натолкнулась на реалии жизни.
       Из 2565 осужденных, по ходатайствам которых комиссия вынесла предложения президенту о сокращении срока пребывания в колониях либо о немедленном освобождении от неволи, Минюст согласился помиловать только 115 человек, остальных отверг как недостойных. Вмешательство Минюста приостановило на долгие месяцы процесс помилования.
       Оказалось, однако, что администрации многих колоний, утомленные ожиданием и не получив ответа от президента, обратились в суды с ходатайствами об условно-досрочном освобождении этих осужденных. А суды отозвались с пониманием. Более 800 осужденных из числа тех, по которым было принято положительное решение комиссии, т.е. каждый третий из тех, кого отверг Минюст, судами были выпущены за эти месяцы на свободу.
       Таким образом, позиция Минюста вошла в противоречие не только с предложениями комиссии, но и с практическим звеном работников того же Минюста и с решениями судов -— главных в нашей стране вершителей правосудия.
       Говоря спортивным языком, руководству Минюста был нанесен нокаут, поставлен мат. Как будет квалифицировать эту ситуацию сам Минюст, представить трудно. Но непрофессионализм оказался очевидным.
       Мы понимаем, что последнее слово принадлежит президенту, и быть или не быть акту помилования -— в конечном счете зависит от него. Но я не пойму, как можно в обход комиссии внешним вмешательством пытаться разрушить достаточно отработанный механизм подготовки предложений по судьбам тех, кто просит о помиловании. Не проще ли было президенту при всей его занятости выбрать время для встречи с комиссией и изложить свое мнение по всем вопросам, если они у него возникли? Да и наше послушать.
       


       

Отзыв

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera