Сюжеты

ЗОНА ДЛЯ РУЛЕВЫХ

Этот материал вышел в № 45 от 02 Июля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Узники гаагской тюрьмы трудно адаптируются к условиям содержания, хотя они очень хороши Карла дель Понте пошутила, что Милошевичу в Гааге будет лучше и комфортнее, чем в белградской тюрьме. Сразу по прибытии он был помещен в «режим...


Узники гаагской тюрьмы трудно адаптируются к условиям содержания, хотя они очень хороши
       
       Карла дель Понте пошутила, что Милошевичу в Гааге будет лучше и комфортнее, чем в белградской тюрьме.
       Сразу по прибытии он был помещен в «режим наблюдения», как и любой другой новый узник этого центра предварительного заключения.
       Как сообщил нам начальник центра Тимоти Макфадден /Timothy McFadden/, наблюдение ведется постоянно по тюремному телевидению, а каждые 20 минут в камеру заходит охранник.
       Бывшему президенту выделили такую же камеру, как и остальным 38 заключенным центра. Это комната размером три на пять метров с отдельным туалетом и душем. В ней есть кровать, письменный стол, платяной шкаф, книжные полки, кофеварка, радиоприемник, телевизор, который принимает не только голландские, но также югославские, боснийские и хорватские программы.
       Как и остальные заключенные этого трехэтажного блока, Милошевич может пользоваться гимнастическим залом, библиотекой, поиграть на пианино. Он может посещать курсы иностранных языков или рукоделия, а если пожелает, воспользоваться услугами священника.
       Однако «это не пятизвездный отель. Это тюрьма, из которой еще никому не удавалось сбежать», — сказал Макфадден.
       По словам помощника прокурора Флоренс Хартман, новому узнику гаагской тюрьмы, хотя он и бывший глава государства, не положено никакого особого комфорта, ни особого статуса. Единственное отличие от содержания других заключенных — введенный по просьбе прокурора более строгий режим изоляции. Это для того, чтобы Милошевич не мог иметь контактов с потенциальными свидетелями по его делу. Пока ему разрешены лишь свидания с родственниками — по нескольку минут в день.
       Центр предварительного заключения Гаагского трибунала находится в Схевенингене. Он построен в 1994 году, имеет экстерриториальный статус, и его содержание обходится в четыре млн долларов в год.
       Но, по словам Макфаддена, особенность этой тюрьмы в том, что ее узники испытывают большие эмоциональные трудности в адаптации к тюремной жизни. Многие из них в свое время занимали высокие посты, привыкли к другому комфорту. Многие убеждены, что они лишь выполняли свой долг, и не испытывают угрызений совести. Они оказались далеко от дома, в непривычной языковой и юридической среде, им приходится есть хоть и качественную, но непривычную пищу.
       Их эмоциональное состояние контролирует психиатр. На 39 заключенных приходится 73 члена персонала, включая охранников. Однако усиленный надзор не помешал в 1998 году хорвату Славко Докмановичу повеситься прямо в камере. Это единственное самоубийство в истории тюрьмы.
       

       собственный корреспондент ИТАР-ТАСС
       в Брюсселе — специально для «Новой газеты»

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera