Сюжеты

О ЛЕГАЛИЗАЦИИ ПРЕСТУПНЫХ ДОХОДОВ

Этот материал вышел в № 45 от 02 Июля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Они есть не только у бизнесменов, но и у государства В Государственной Думе обсуждается проект о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем. Депутаты спорят — считать ли преступными доходами деньги, укрытые от...


Они есть не только у бизнесменов, но и у государства
       
       В Государственной Думе обсуждается проект о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем. Депутаты спорят — считать ли преступными доходами деньги, укрытые от налогов, или не считать. И никто не поставил вопроса так: следует ли считать преступными доходы, получаемые государством помимо бюджета и вместо налогов.
       Возможно, потому, что сама постановка вопроса абсурдна для любого западного государства, где идея таких законов и зародилась. Для любого, но не для российского.
       Каждый год парламент принимает и обсуждает федеральный бюджет. Правительство рассказывает, сколько оно намерено потратить на науку, пенсии, медицину и оборону. Но к деньгам, которыми государство реально распоряжается, бюджет имеет такое же отношение, как декларация, подаваемая в налоговую инспекцию, — к реальным доходам фирмы.
       Торговля оружием во всем мире входит в список самых черных профессий, рядом с торговлей наркотиками и проститутками. И недаром. Ведь торговля оружием — это «черные» деньги. Общеизвестно, что продать оружие какой-нибудь арабской стране можно, лишь «откатив» процент от сделки принцам и шейхам этой страны. А кто там скажет, какова была реальная сумма отката и сколько из нее попало не принцу, а русской стороне сделки? В свое время это понял Александр Коржаков и создал госкомпанию «Росвооружение», — монополиста по торговле оружием. Потом монополия была ликвидирована, но Владимир Путин воссоздал ее вновь, учредив компанию «Рособоронэкспорт», во главе которой стал близкий к разведке Андрей Бельянинов.
       Если «Рособоронэкспорт» не приносит черного нала, то я не понимаю, зачем он создан. Если приносит, то не подпадает ли его деятельность под вышеуказанный закон?
       «Газпром» всегда был главной кубышкой страны. Никто не знал, что в нем происходит. Неподсчитанный, он растаскивал свои активы по десяткам «Итер», «Роспанов» и «Стройтрансгазов». Сейчас о судьбе куратора «Итеры» Александра Пушкина ходят самые мрачные слухи: не то он дома под арестом, не то в Австрии в бегах. Нетрудно представить, какого рода компроматом пригрозили Рему Вяхиреву, «добровольно» покинувшему свой пост. Во главе «Газпрома» поставили Алексея Миллера. Спрашивается, зачем? Чтобы сделать «Газпром» прозрачным или чтобы черные деньги, которые раньше работали на «дочки» «Газпрома», теперь работали на государство?
       Первым указом, который подписал президент Путин, был указ об образовании государственного предприятия «Росспиртпром». Во главе «Росспиртпрома» поставили близкого по Питеру человека — Сергея Зивенко. «Росспиртпром» должен был стать вторым «Газпромом», монополизировав денежные потоки от водки, которыми доселе распоряжались бандиты и губернаторы. Сейчас «Росспиртпром» реально контролирует только московский «Кристалл» и свердловскую «Алкону», в совете директоров которой мирно делит места с представителями ОПС «Уралмаш». У меня вопрос: насколько увеличилась на бумаге за последние полгода прибыль «Кристалла» и «Алконы»? И если нет, то куда делись деньги? И если они куда-то делись, то в какой пропорции поделили их государство и вышеупомянутое ОПС? И можно ли считать, что та часть доходов от свердловской водки, которая получена ОПС, подпадает под «преступные доходы», а другая, такая же, но государственная, не подпадает?
       Говорят, что правительство однажды попросило у одного олигарха пять миллионов наличными, — и чтобы принес завтра. Государство может попросить любого олигарха оплатить тот или иной груз, а железную дорогу — бесплатно этот груз провезти.
       Являются ли эти доходы легальными или это доходы от рэкета?
       В сущности, наше государство ведет себя, как царь Петр. Он запрещал своим сановникам воровать. Он платил им чрезвычайно маленькое жалованье. И он же непрестанно требовал от своих сановников оплачивать из их личных денег угодные царю Петру действа — парады, балы, машкерады, требовавшие тысяч и тысяч рублей. И эта неформальная легализация казнокрадства называлась «европеизацией России».
       Я пытаюсь представить себе реальные объемы денег, которыми может распоряжаться государство через «Рособоронэкспорт», «Газпром», «Росспиртпром» и т.д., и я теряюсь.
       Мне ясно, зачем тайные деньги нужны разведке. Чтобы шпионить. Мне ясно, зачем тайные деньги нужны бандитам, — чтобы воровать.
       Но зачем тайные деньги нужны государству?
       Ведь государство должно действовать для блага народа. Какие такие расходы, сделанные для блага народа, нельзя обозначить в бюджете?
       И если государство имеет возможность получать тайные доходы, то заинтересовано ли оно в снижении налогов, упорядочении законов и установлении рыночных отношений? Наверное, нет. Ведь все эти меры приведут к тому, что у государства исчезнет возможность шантажировать олигархов и получать деньги от крупнейших и непрозрачных государственных корпораций. Зато закон о противодействии легализации преступных доходов дает новые поводы для шантажа.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera