Сюжеты

РАКЕТОДРАМЫ — 4

Этот материал вышел в № 45 от 02 Июля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Мнение оппонентов: отказавшись от плодов цивилизации, Россия будет вынуждена покупать космические услуги (Публикуется в сокращенном варианте) Начиная с ноября прошлого года «Новая газета» опубликовала серию материалов «Ракетодрамы» о...


Мнение оппонентов: отказавшись от плодов цивилизации, Россия будет вынуждена покупать космические услуги
(Публикуется в сокращенном варианте)
       
       Начиная с ноября прошлого года «Новая газета» опубликовала серию материалов «Ракетодрамы» о последствиях запуска космических ракет и утилизации ракетной техники. С мнением ученых не согласились специалисты из Экологического центра Министерства обороны. Сегодня мы, следуя традиции газеты, представляем их точку зрения
       
       В своих материалах («Новая газета» от 27.11.2000, 18.12.2000 и 15.01.2001) Владимир Лупандин и Геннадий Денисовский говорят о том, что испытания, запуски, утилизация и уничтожение ракет приводят к катастрофическим последствиям национального масштаба, — население близлежащих к космодромам и полигонам районов страдает от многочисленных болезней. Вывод можно сделать однозначный — России необходимо покинуть «космический клуб».
       Один из авторов публикаций — доктор медицинских наук. Он должен понимать, что эффективность лечения зависит от правильности диагноза. Мы позволим себе усомниться в справедливости диагноза, поставленного авторами публикаций.
       Во-первых, во всех публикациях в качестве веских доказательств приводятся жалобы местного населения — «свидетельства очевидцев»: «алтайцев-теленгитов», «письма жителей села Курай», «врача из Тейково» и т. д. Одному из таких свидетелей — Виктору Шульгину — посвящена отдельная публикация. Возникает закономерный вопрос: насколько можно ему доверять?
       «Как медик, я производил регулярные заборы проб из кранов в казармах, пищеблоке, душевой на содержание компонентов ракетного топлива. И периодически обнаруживал превышение ПДК гептила — в среднем в 4 раза», — утверждает Виктор Шульгин. Однако для того, чтобы определить содержание гептила в воде на уровне ПДК, необходима сложная аппаратура. Анализ архивов полигона Плесецк показал, что В. Шульгин к такой аппаратуре не допускался. И, в частности, задача определения содержания компонентов ракетного топлива в воде на ефрейтора Шульгина не возлагалась.
       Существует множество очевидцев, выступающих в СМИ с описанием ужасов военной службы. Есть они у моряков, у летчиков и у инженеров. Эксплуатируя подобные темы, некоторые из них обеспечили себе неплохую жизнь, доход и даже иностранное гражданство.
       Тем не менее не следует думать, что соответствующие экологические службы Министерства обороны игнорируют их показания.
       Однако ни один уважающий себя ученый не положит в основу оценки экологической обстановки свидетельства анонимных очевидцев.
       Авторы считают вполне убедительными следующие аргументы: «Как стало известным одному члену Совета Федерации, министр обороны РФ сильно распекал генералов... Если бы местные жители случайно не подслушали диалог офицеров ВКС...» Таких «доказательств» довольно много, но вряд ли сплетни и слухи можно рассматривать как научные доказательства.
       Нередко в материалах используются гипотезы и предположения. «Наиболее вероятной причиной...», «существуют предположения...» Необходимо помнить, что это всего лишь версии, которые надо проверять.
       В материалах встречается и откровенная небывальщина. «В мае 1997 года плотный удушливый туман целую неделю висел над 20 селами Уганского, Онгуданского и Кош-Агагского районов (общая территория — 15 тыс. кв. км, население — 20 тыс. человек)». Для того чтобы обеспечить концентрацию паров гептила, вызывающую гнойные язвы и слезоточивость на 15 тыс. кв. км, с космодрома Байконур нужно одновременно запустить 12 500 тяжелых ракет класса SS-18 с условием, что вторые ступени непременно упадут в упомянутые районы. Столько ракет не запустили за всю историю мировой космонавтики.
       «...в Тейковском районе Ивановской области в лесах вокруг города Тейково, по словам местных читателей, появились озера из нефтепродуктов (керосин, смазочные масла) до двух километров в диаметре, а также гептиловые пруды». Элементарные расчеты покажут, что в двухкилометровом озере объем нефтепродуктов равен годовой добыче нефти в Грузии или в довоенной Чечне, которые не только обеспечивали собственные потребности, но и экспортировали значительную часть добытой нефти. А гептиловый пруд не сможет увидеть ни один «случайный свидетель», так как весь дивизионный запас гептила уместится в одной железнодорожной цистерне.
       «Начиная с 1997 года осколки постоянно падают и на населенные пункты, замыкая линии электропередачи. Люди боятся ходить в лес. Боятся ловить рыбу, охотиться, собирать грибы, ягоды, просто отдыхать». Отделяющиеся части ракет-носителей (ОЧРН) падают только в определенные районы, так называемые «районы падения ОЧРН», расположенные на значительных расстояниях от населенных пунктов. Только в аварийной ситуации ступень ракеты-носителя может упасть вне рассчитанного района. В 1997 году была одна нештатная ситуация. Еще одна — в 1998-м. Две — в 1999-м и три — в 2000-м. За всю историю ракетно-космической деятельности с 1957 года не было ни одной жертвы в результате падения ОЧРН. Несмотря на это, местное население оповещают перед каждым пуском и проводят дополнительные мероприятия по обеспечению безопасности.
       Авторы недоумевают, почему бездействует Генеральная прокуратура, «которая дает указание выяснить, не кто поставил под угрозу жизнь людей, а кто брал пробы, где проводились анализы, кто выдал данные». Позвольте, ведь существует презумпция невиновности.
       После анализа публикаций у нас возникает ряд встречных вопросов к авторам. Если сведения, приведенные в материалах, соответствуют действительности, то имеет место преступление против человечества, которое можно квалифицировать как геноцид. Почему наши оппоненты не обратились в Верховный и Конституционный суды, Международный суд в Гааге? Почему ни в одной из своих публикаций авторы не настаивают на проведении комплексных научных исследований? В России проблемами экологического воздействия ракетно-космической деятельности на территории Алтайского края серьезно занимаются Геологический институт РАН, Институт динамики геосфер РАН, Московский государственный университет им. Ломоносова и множество других не менее серьезных организаций. Наконец, данные проблемы находятся в сфере внимания рабочей группы РАН (руководитель — академик Н. П. Лаверов), специально созданной распоряжением секретаря Совета безопасности РФ.
       Этими проблемами занимаются и в научно-исследовательских организациях (НИО) и в вузах Минобороны России. Эти работы открыты, доказательством чему служит диссертация В. И. Демьянова на тему: «Состояние тканей парадонта у военнослужащих, работающих с компонентами ракетных топлив», упомянутая в «Новой газете».
       Почему эти исследования не анализируются и не критикуются в материалах наших оппонентов? Почему они избегают открытых дискуссий? В чем причины того, что за всю свою многолетнюю деятельность в сфере экологии авторы ни разу не обратились за информацией к первоисточнику, то есть к Минобороны России? Отметим, что Владимира Лупандина неоднократно приглашали в научные организации Минобороны. Но все приглашения были проигнорированы.
       Минобороны — не столь закрытое ведомство, каким оно нередко предстает в СМИ. Экологическая же информация и вовсе не является секретной. Во всех перечисленных учреждениях экологи всегда получают все необходимые сведения. Мы приглашаем и наших оппонентов. К сожалению, пока публикации Владимира Лупандина и Геннадия Денисовского вызывают снисходительные улыбки у специалистов...
       В целом же, если проанализировать публикации и выступления «экологистов» в СМИ, явно обозначится тенденция дрейфа экологии от науки к паранауке. Еще несколько лет, и экология встанет в один ряд с астрологией, хиромантией и алхимией.
       
       Сергей БУХАРИН — кандидат физико-математических наук, заместитель начальника Экологического центра Минобороны России по науке;
       Станислав КОЧЕМАСОВ — генерал-полковник, кандидат технических наук, доктор военных наук, главный научный сотрудник Экологического центра МО;

       
       P.S.
       При подготовке материала авторы пользовались консультациями специалистов Управления начальника экологической безопасности ВС РФ, Экологического центра Минобороны, 4-го ЦНИИ МО, Экологической службы Главного штаба РВСН, полигонов Байконур и Плесецк, а также данными из архивов Главного штаба РВСН и полигона Плесецк.

       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera