Сюжеты

АКЦИЯ «НОВОЙ ГАЗЕТЫ» «ПИСЬМА ДЕДУ МОРОЗУ»

Этот материал вышел в № 45 от 02 Июля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

ЕСТЬ В БУТЫРКАХ ЛЕНКА ПЕТУХОВА 36 часов дороги, 5 часов ожидания, 900 километров, 28 градусов тепла. И только 180 минут для очень важного дела Каждый год Деду Морозу посылаются 350 тысяч писем. Несколько тысяч оседают на Главпочтамте,...


ЕСТЬ В БУТЫРКАХ ЛЕНКА ПЕТУХОВА
36 часов дороги, 5 часов ожидания, 900 километров, 28 градусов тепла. И только 180 минут для очень важного дела
       

   
       Каждый год Деду Морозу посылаются 350 тысяч писем. Несколько тысяч оседают на Главпочтамте, потому что адрес «Москва, Кремль» или «Деду Морозу, до востребования» считается дефектным.
       Обозреватель «Новой газеты» Анатолий Рубинов знал, что письма с подобными адресами должны быть уничтожены. Он спас несколько десятков детских посланий.
       «Новая газета» решила выполнить детские просьбы. Стали искать помощников. Откликнулись холдинговая компания «Интеррос», благотворительный фонд «Поколение», ООО «ТелеРосс». Подключились наши коллеги из местных газет: «Советской Чувашии», ярославской «Юности», курских «Хороших новостей», кемеровского «Кузнецкого края»...
       Вот уже полгода мы развозим подарки, о которых просили дети. Мы связываемся с городами, штурмуем администрации областей. Рассказываем, просим, убеждаем.
       Добро нуждается в приложении силы.
       Нам верят. И помогают отыскать авторов писем.
       Акция «Письма Деду Морозу» завершается. Осталось всего четыре неисполненных желания.
       Спасибо холдинговой компании «Интеррос», благотворительному фонду «Поколение» и ООО «ТелеРосс» за помощь в проведении акции
       
       Я стою перед калиткой дома Петуховых в селе Бутырки. Район Лысогорский, область Саратовская. У меня совсем мало времени, сегодня же уезжаю обратно в Москву. Но я не спешу. Нарочно.
       Письмо Лены Петуховой из Бутырок вспоминала все 18 часов, пока добиралась сюда: «Вы не можете представить себе, какая я некрасивая. Самая некрасивая на свете! У меня щеки, как у хомяка, лицо пористое, а пальцы толстые, ноготки корявые. Без косметики я самая последняя не только в классе — во всех Бутырках. Меня унижают не только девочки, надо мной смеются все мальчишки, а взрослые смотрят с жалостью. Если бы Вы поняли меня и прислали весь комплект, моя жизнь сразу же преобразилась бы. Я бы подняла глаза, смело посмотрела бы на всех...»
       Комплексы. Они бывают вневременными. Но, как правило, их наращивают себе как раз где-то в начале второго десятка. А мальчишки оказываются неделикатными настолько, что замечают все, сопляки. И не сейчас, не сразу, а через несколько лет, умнея и воспитывая в себе мужественность, они присмотрятся, оценят и, может быть, усвоят пару-тройку фраз комплиментарного толка.
       Пока же девчонки стесняются себя и ненавидят зеркало, ибо они несовершенны, а оно беспощадно. И они мечтают однажды проснуться красавицами, восхищаются актрисами, обожают фотомоделей.
       И торопят время.
       Я мнусь перед калиткой дома Петуховых. Пeресматриваю подарки для Лены: тени для век, кремы, разноцветные лаки, блестки. Еще — книги: «Искусство маникюра», «Энциклопедия современной девочки».
       Тяну время. Придумываю шутки, изобретаю аргументы, коплю примеры. Настраиваю душевные струны на сострадание. Тональность должна быть верной.
       Ну-у-у, Ленка, нашла, из-за чего расстраиваться... Да ладно, это все ерунда... Зато какие у тебя волосы!.. (Если женщина некрасива, ей говорят, что у нее дивные волосы. Так было у Чехова. Может, сработает.) Все пройдет... Надо в себя верить... Внешность — не главное...
       У меня есть три часа, чтобы убедить ребенка. Вернее, подростка — упрямую тринадцатилетнюю девочку, которая верит, что именно косметика поможет ей стать лучше. 180 минут — ничто для истории. Почти ничто для человеческой жизни. Слишком много для психологического тренинга. И слишком мало для уверенности в себе.
       Честно говоря, я ожидала увидеть по меньшей мере Светлану Конеген в самом скверном исполнении.
       Задержала дыхание, прищурилась. Чтобы успеть зажмурить глаза.
       Я была дико разочарована. Мне было жаль времени, потраченного на выдумывание вялых, слабых, беспомощных аргументов.
       Леночка — чертовски симпатичная. Похожа на Аню Курникову, только шатенка.
       — Обесцветим, раз такое дело, — решила мама.
       Щечки действительно пухленькие, но в этом их главная прелесть. Длиннющие ногти. Страшно предположить, сколько лакокрасочных материалов они требуют.
       — Да и как с такими огород полоть? — удивляется папа.
       Лена Петухова хорошо сложена. У нее отличный загар. Курникова, к примеру, славна не тем, что хорошая теннисистка, а тем, что умеет себя подать. И дорого продать.
       Наговорила на себя зря. Если и были комплексы, сейчас они изжиты. Неужели за те полгода, что ее письмо Деду Морозу лежало в редакции? 6 месяцев, примерно 180 дней — ничто для истории. И очень много для человека. Особенно маленького. Тем более женского пола.
       Красуется перед зеркалом. Тени ей, зеленоглазой, идут коричневые. Недавно сделала на голове белые пряди. Мама купила дочке танкетки и топик с Ди Каприо. Девчонки обзавидуются.
       Мальчишки еще не замечают, но уже скоро, я уверена, начнут свистеть под окнами.
       — Не-а, не начнут, — скромничает Лена.
       Ну, подружка, уж мне-то ты поверь.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera