Сюжеты

РАЙСУД ЛЕГКО РАСПРАВИЛСЯ С ГЕРАКЛОМ

Этот материал вышел в № 46 от 05 Июля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Судьбу НТВ решил райсуд в Саратове. Судьбу брендов российской водки — судья в ауле Хабез (Карачаево-Черкесия). Судьбу крупного конкурса на разработку нефтяного месторождения — судья в поселке Тимашовка (об этом — в понедельник). Целое...


       
       Судьбу НТВ решил райсуд в Саратове. Судьбу брендов российской водки — судья в ауле Хабез (Карачаево-Черкесия). Судьбу крупного конкурса на разработку нефтяного месторождения — судья в поселке Тимашовка (об этом — в понедельник). Целое явление: судьи, исходя из интересов мелких акционеров, которые использует в своих интересах как прикрытие высший менеджмент, вмешиваются в коммерческие вопросы.
       Вот еще один пример. Есть надежда, что судебная реформа а конце концов прикроет такую небескорыстную «подсудность»
       
       Отныне все акционеры и акционерки, вкладчики и вкладчицы, даже самые бедные и слабые из них, — это сила, способная за несколько дней парализовать экономику страны, отменить действующие законы да еще показать чиновникам в правительстве язык и посмеяться над их потугами принимать какие-то там решения.
       Прецедент, позволяющий акционерам чего ни попадя совершать все эти деяния без особых последствий, создан. Свою благодарность они могут высказать в любой удобной для них форме (письменно или устно) одному герою — никому до сих пор не известному акционеру еще менее известного коммерческого банка. Некто г-н Шишов, сосредоточивший в своих руках 1,001 (один и одна тысячная!) процента акций Россита-банка, который не входит ни в десятку, ни в двадцатку, ни в полусотню крупнейших российских банков, перевернул мир с ног на голову, ввел свой банк в состояние комы и плюнул главному банкиру страны Виктору Геращенко лично в душу.
       Но обо всем по порядку.
       Одно крупное государственное предприятие решило перевести свои счета из банка «Россита» в другое, более надежное место, на что имеет, как и любой другой свободный экономический субъект, полное и законное право.
       Ну как тут не огорчиться г-ну Шишову, имеющему в банке законный интерес в целый процент, если выводимые средства составляют больше половины всех активов банка? Разве Шишов сам себе враг? Нет, не враг! И вот дотошный акционер обращается в суд с исковым заявлением. Не вдаваясь в подробности шишовских претензий, заметим, что истолковать смысл его заявлений исключительно в пользу истца можно было только при очень большом желании. Каковое и обнаружила немедленно судья Люблинского райсуда Москвы г-жа Пашовкина. С ее помощью г-н Шишов сделал вывод, что миллионные счета важного для страны государственного органа переносить куда бы то ни было преступно. Особенно если деньги выводятся из банка, в который ЦБ вводит временную администрацию (то есть данная кредитная организация находится под угрозой банкротства).
       Что же выходит? Да полный бред: захотели вы распорядиться собственными средствами, а вам говорят, что вы не имеете на это права.
       Впрочем, подал в суд г-н Шишов не на клиента, захотевшего перевести деньги в более надежную финансовую структуру, а на президента собственного банка г-на Кулагина — мол, это он не имеет права распоряжаться счетами. И даже временная администрация, которую ввел в Россита-банк ЦБ РФ, решив вмешаться в скандальную ситуацию, тоже, по мнению истца, ничем распоряжаться не может. А кто тогда может? Шишов?
       Вы будете смеяться, но практически так и решил суд. Нелепейший иск требовал от судьи защитить права акционера-однопроцентщика от посягательств: а) государственной структуры, решившей поступить с государственными деньгами так, как считает нужным, и б) от председателя ЦБ Виктора Геращенко, решившего прекратить финансовый произвол. И судья Люблинского районного суда г-жа Пашовкина выносит постановление, ошеломившее всех, кроме самого Шишова: движение средств по счету государственной организации заблокировать, а временную администрацию, введенную в «Росситу» председателем Центробанка лично, на порог офиса не пущать.
       Все в шоке. Геращенко в шоке. Его временная администрация в шоке. Даже судья Пашовкина — и та от своего решения не в восторге, так как на досуге подумала и сообразила, что ее постановление противоречит, в частности, закону «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций», в который Госдума 17 мая внесла поправки. Но если г-жа Пашовкина одумалась и свои незаконные определения отменила, то президент «Росситы» Кулагин, напротив, закусил удила и запретил пускать в свой офис временную администрацию.
       Конечно, поверить в такую силу мелкого акционера тяжело. Но все дело в том, что интересы миноритарного Шишова чудесным образом совпадают с целями и задачами президента «Росситы» Кулагина, на которого Шишов подал в суд. Для г-на Кулагина вся история с замораживанием счетов и отстранением временной администрации оказалась как нельзя кстати. Благодаря судье Пашовкиной он и деньги госпредприятия у себя сохранил (пусть на время), и конкурирующих менеджеров в сторону отодвинул (хоть и ненадолго), и оставшиеся банковские средства смог беспрепятственно перекачивать в сомнительные фирмы (а вот это уже навсегда).
       В результате всей этой истории с показным противостоянием акционера Шишова и президента Кулагина государственными средствами нельзя было пользоваться неделями, а над Центробанком вообще посмеялись, выставив в буквальном смысле его представителей за порог. И все это из-за самого что ни на есть миноритарного акционера Шишова.
       Теперь всякий акционер любого акционерного общества (открытого или закрытого, с ограниченной ответственностью или без ответственности вовсе, будь то «Газпром», Сбербанк или ООО «Лютик») может брать с Шишова пример. Если вдруг какой-нибудь активный акционер захочет приостановить деятельность нелюбезной ему фирмы или, наоборот, не допустить появления в любезной фирме временной администрации, ему достаточно написать в исковом заявлении любую ересь и обратиться в Люблинский суд, например, к г-же Пашовкиной. Там он встретит полное понимание.
       Для того чтобы все это повторилось еще раз, мелкому акционеру, никогда не влиявшему на судьбу предприятия ранее, достаточно договориться с топ-менеджером. Или наоборот. Если бы, скажем, Рэм Иванович Вяхирев захотел сохранить за собой «пост номер один» в газовой монополии, ему нужно было бы всего лишь продать 0,000000001 процента акций г-ну Шишову. Шишов бы не выдал. Да и Пашовкина вряд ли бы подвела.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera