Сюжеты

ГОСУДАРСТВО УСИЛИВАЕТСЯ, А ЭКОНОМИКА ОСВОБОЖДАЕТСЯ?

Этот материал вышел в № 46 от 05 Июля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Возможно ли так проводить реформы То, что происходит в стране, способно сбить с толку многих умудренных жизненным опытом людей. Удивляет даже не то, какие цели реформ провозгласила власть. Заявления типа «российским гражданам не должно...


Возможно ли так проводить реформы
       

   
       То, что происходит в стране, способно сбить с толку многих умудренных жизненным опытом людей. Удивляет даже не то, какие цели реформ провозгласила власть. Заявления типа «российским гражданам не должно быть запрещено то, что разрешено гражданам других стран на их родине» украшают президентское послание, но уже никого не удивляют своим радикализмом. В конце концов взрослые люди помнят, что советская Конституция и не такое обещала.
       Сюрприз в том, что радикальные лозунги начали, хоть и медленно, но материализоваться. Сначала мы получили либеральную программу действий правительства, затем — очень «смешную» по мировым меркам ставку подоходного налога, теперь начинается демонтаж валютных ограничений. После многолетних деклараций, реформы реально сдвинулись.
       Все это озадачивает тех, кто давно перестал принимать за чистую монету инициативы власти. «Это просто мышеловка открывается, чтобы потом захлопнуться...», — упорствуют некоторые скептики.
       И понять их можно. Ведь задолго до этого все усвоили одну прямую связь между политикой и экономикой. Если, допустим, олигархи вдруг вырастают как грибы после дождя, а некоторым регионам дают суверенитета столько, сколько те смогут взять, это значит — и в бизнесе будет свобода, чтобы не сказать больше. Если же, наоборот, «наверху» оказываются эдакие всем своим видом «государственники», то жди тотального чиновничьего контроля, разрастания государственного сектора экономики, возвращения в нее «элементов плановости» и прочего «порядка».
       Одним словом, российская народная примета такова: либеральная власть выпускает экономику из рук, а крепкое государство непременно стремится подмять ее под себя.
       Но вот появилось нечто новое: государство усиливается, а экономику освобождает. Кто же поверит, что это надолго?
       Однако минул год, власть явно окрепла, но вместо того, чтобы отбросить политес и заняться наконец завинчиванием гаек в экономике, еще круче разворачивает ее в сторону либерализации.
       
       Такую необычную картину можно объяснить только одним: государство всерьез сделало ставку на негосударственный сектор. Расчет на то, что высвобождаемая энергия частной инициативы даст сильную экономику, которая поможет поддерживать социальную стабильность, а та, в свою очередь, станет основой стабильности политической.
       Власть явно пересматривает свое отношение к бизнесу. Его политическая роль снижается, а экономическая, наоборот, возрастает.
       Меняется и отношение бизнеса к государству, которое всегда было полезно бизнесу, но совершенно по-разному.
       До конца 90-х годов немалая часть бизнеса относилась к государству, как гриб к дереву: чем оно трухлявее, тем лучше грибу, который возле него растет. Многие бизнес-княжества постсоветской России взросли на ослаблении государства, они строились из его осколков. Предпринимательство, таким образом, было фактически расколото на тех, кто строил бизнес на доступе к государственным ресурсам и льготам, и тех, кто вынужден был вести с ними заведомо неравную конкурентную борьбу, создавая свое дело по законам рынка и тем самым невольно оплачивая из своего кармана олигархическую, патерналистскую модель экономики.
       Однако после августа 1998 года до многих дошло: «растаскивая» государство, рискуешь рано или поздно сам оказаться погребенным под его обломками. Да и растаскивать мало что осталось. В результате в последние годы все большему числу предпринимателей пришлось учиться жить без подпитки «соками» государства: без широких распродаж госимущества, финансовых пирамид из государственных ценных бумаг, индивидуальных налоговых преференций и т.п.
       Таким образом, процесс пересмотра отношений бизнеса и государства начался еще до смены политической надстройки. Смена власти в стране и последовавший за ней поворот в государственной политике еще больше подхлестнули этот процесс и, главное, придали ему новое содержание.
       Если раньше кто-то в бизнесе был заинтересован в ослаблении государства и размытых правилах игры, то сегодня в интересах предпринимательства — укрепление государства. Потому что все большая часть бизнеса вынуждена строить свою перспективу не на «ловле рыбы в мутной воде», а на игре по правилам рынка. Такая игра требует того, что по большому счету отвечает общенациональным интересам: благоприятного делового климата, единого экономического пространства, стабильности и т.п. А гарантировать все это способно только сильное государство. Значит, государство и бизнес становятся естественными союзниками. Но оба пока не очень это сознают.
       Государство не особенно спрашивает у предпринимателей, какая экономическая политика им нужна. Планы реформ по-прежнему утверждаются исходя почти исключительно из видения экспертов и чиновников, большинство из которых сами в частном секторе экономики не работали.
       Предпринимательские круги, в свою очередь, не особенно беспокоятся о том, что там планирует государство через десять лет. Бизнес в массе своей по-прежнему «не видит за деревом леса»: взаимодействие с государством означает для предпринимателей исключительно лоббирование интересов каких-то отдельных предприятий или, в лучшем случае, отраслей, причем, как правило, интересов текущих, тактических. Бизнес практически не использует шанс, который дает нынешний поворот в государственной политике, — возможность сформировать благоприятную среду обитания, общие правила игры для всего частного сектора.
       Предпринимателей понять можно. У каждого свои проблемы: конкуренты, продажи, поставщики, налоги и т.п. Если он чего-нибудь и ожидает от государства, то главным образом участия в решении этих текущих проблем: чтобы помогли устранить конкурентов, дали денег или, на худой конец, отбирали их поменьше. Кому какое дело до того, что понадобится государству и бизнесу лет через десять? Далеко не все предприниматели в нашей стране привыкли заглядывать надолго вперед и жертвовать сиюминутными интересами ради перспективных выгод.
       
       Чего не хватает, чтобы бизнес начал мыслить стратегически?
       Прежде всего каждый предприниматель должен реально почувствовать связь между общенациональными и собственными деловыми интересами. Дело отнюдь не в том, чтобы просто понять эту связь, — людей с широким кругозором в бизнесе хватает. С «общими» ценностями можно соглашаться, но мало кто станет на этом строить свои действия. Хотя бы потому, что каждый в отдельности предприниматель, пусть даже крупный, сегодня просто не верит, что его личные усилия способны повлиять на окружающую деловую среду и в конечном итоге благотворно отразиться на его собственном бизнесе. Чтобы изменить подобное отношение, необходима консолидация деловых кругов в единую силу, которая сможет реально влиять на ситуацию в масштабах страны. Тогда забота бизнеса об общих интересах сможет перейти из области абстрактных идей в разряд совместного продвижения выгодного долгосрочного проекта — оздоровления делового климата страны. Эта цель отвечает интересам подавляющего большинства представителей деловой России. Это то поле их общих интересов, которое стоит над конкурентными противоречиями, над проблемами отдельных рынков и отраслей. Большинство предпринимателей заинтересованы в ясных и стабильных правилах игры, едином экономическом пространстве, отсутствии привилегированных конкурентов, соблюдении на рынке цивилизованных деловых стандартов, социальной стабильности, развитом среднем классе, значительном платежеспособном спросе и т.д. В этом же заинтересовано и государство, которое впервые за многие годы начало реально решать многие из этих проблем.
       Ясно обозначившееся пересечение интересов бизнеса и государства является без преувеличения историческим шансом, использование которого может определить перспективы развития экономики России. Возникает возможность установления того стратегического альянса бизнеса и государства, который способствовал экономическому и политическому взлету некоторых стран.
       Важно только с самого начала заложить определенные принципы подобного взаимодействия. Прежде всего государство не должно использовать объединение предпринимателей для излишнего вмешательства в бизнес, подчинения частного сектора, что перечеркивало бы саму государственную политику либерализации экономики. В то же время объединение должно принципиально отказаться от корпоративного лоббизма, чтобы не стать ширмой для проведения чьих-то частных интересов. Цель консолидации — исключительно отстаивание общих для всех представителей деловой России интересов. По существу, речь идет о необходимости появления наконец бизнес-сообщества как такового вместо аморфной, расколотой на кланы массы предпринимателей.
       

       председатель парламентского объединения «Деловая Россия»,
       доктор экономических наук

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera