Сюжеты

НАША СИЛА В НАШИХ ПЛАВКАХ И ТРУСАХ

Этот материал вышел в № 46 от 05 Июля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

О влиянии нижнего белья на верхние эшелоны власти Кент приканал в Москву. Зовут вышеизложенного Кента Майкл, что само по себе уже неплохо. Кроме того, сэр Миша является членом королевской семьи Британии (это клево!) и даже принцем в натуре...


О влиянии нижнего белья на верхние эшелоны власти
       
       Кент приканал в Москву. Зовут вышеизложенного Кента Майкл, что само по себе уже неплохо. Кроме того, сэр Миша является членом королевской семьи Британии (это клево!) и даже принцем в натуре (это вообще круто!).
       В принципе, дорогой читатель, автор — не большой специалист по светской хронике. Последним крупным мероприятием такого рода, которое мне пришлось наблюдать, было посещение Г. Н. Селезневым, тогдашним главным редактором «Комсомольской правды», а ныне спикером Госдумы, ежедневной планерки в газете. Но все же, согласись, читатель, большой вопрос: можно ли приравнивать спикера к принцу? Сомневаюсь.
       Так или иначе, приезд Майкла Кентского в Москву вызвал даже в заскорузлых административных сердцах восторг, плезир и благолепие. Так сказать, уважение, достигающее потолка патологии.
       По сирости своей и неполноте гениальности автор настоящей заметки не был приглашен на историческую встречу принца Майкла Кента с вице-мэром Москвы Валерием Шанцевым. Даже млекопитающему ежу понятно, что вице-мэр гораздо главнее любого принца. Даже островов Тринидад и Тобаго. Тем не менее столичный руководитель был с Кентом очень предупредителен и ни словом не намекнул ему на разницу их общественного положения.
       Ходят неясные слухи, в которые, впрочем, автор решительно не верит, что составлен секретный протокол о перестройке здания КГБ на манер английского Тауэра и переделке статуи девушки с веслом, поврежденной в прошлом году шальным метеоритом, в скульптуру адмирала Горацио Нельсона. Последнее мероприятие, в сущности, несложно: главное, отобрать у девицы весло, в которое она вцепилась, как в жениха, и выбить ей, простите великодушно, глаз. Тогда ее от Нельсона не отличит даже первый лорд Адмиралтейства.
       Но все это пока только домыслы, дорогой читатель. Достоверно же известно, что на встрече принца и вице-мэра один английский журналист со стороны Кента спросил Валерия Шанцева насчет рекламы женского белья на уличных щитах. Не оказывает ли, мол, она негативного влияния на духовность горожан? Нет чтобы разобраться со своими англоязычными непристойными журналами, так он навалился на лучшую, быть может, часть нашей рекламы. Экое империалистическое, извиняюсь, мышление. А что касательно духовности, то у нас ее — сколько хошь и больше. Вежливого ответа в этом духе и ожидали все присутствующие.
       Однако вице-мэр высказался в том смысле, что состояние уличной рекламы «вызывает тревогу», кое-что, мол, пора на товарищеской основе искоренить, но по закону «О рекламе» мэрия может лишь продавать рекламные места. Содержание же рекламных щитов, ихний нравственный задор должно контролировать Министерство по антимонопольной политике (МАП), но делает это спустя рукава.
       Не в силах вынести такой вседозволенности, столичные власти обратились в Госдуму с предложениями об изменениях закона «О рекламе». Нравственный пафос вышеизложенных предложений сводится к тому, что за благопристойностью уличной рекламы должны следить местные власти.
       Любопытно, что даже в мэрии никто точно не знает, сколько в Москве рекламы, посягающей на моральные устои горожан. Оно и понятно: здесь несут трудовую вахту в основном нормальные люди, не фетишисты и не эротоманы. Большинство жителей Москвы (как мужчин, так и женщин) видели потрясшие английского журналиста детали туалета много раз и хорошо представляют себе их устройство. Автор не исключает, что и в Британии неистребима порода злобствующих импотентов в лучшем смысле слова. Здоровый человек никогда не докатится до того, чтобы ехать через всю Европу с принцем Кентским лишь для того, чтобы спросить, почему на рекламном щите изображены женские трусики. Во времена Просвещения одна дама похвалила видного ученого и создателя толкового словаря живого великофранцузского языка:
       — Вы поступили великолепно, мсье, что не внесли в свой словарь непристойные слова!
       — Откуда вы знаете, мадам? Значит, вы их искали специально?
       Ситуация схожая. Однако знающие люди говорят, что контроль над содержанием уличной рекламы нужен столичным властям лишь для того, чтобы увеличить свои доходы. Тогда за рекламу женского белья, к примеру, можно будет брать на порядок большую плату, чем за демонстрацию на уличных щитах юбки системы макси.
        Но вообще-то вся эта история да еще рядом с именем принца Кента выглядит глуповато. Конечно, можно вообще запретить рекламу женского белья. Рассказывают, что однажды в Одессу приехал москвич и у него как назло сломались часы. Он нашел лавочку, на витрине которой были развешаны разные марки часов и стояли будильники. Москвич протянул свои часы старому еврею за конторкой и попросил их починить.
       — Молодой человек, мы не чиним часов!
       — А что же вы делаете?
       — Мы уже двадцать лет делаем обрезание!
       — Зачем же вы повесили часы?
       — А что бы вы хотели, чтобы я повесил? — грустно ответил хозяин лавочки.
        Видно, тогда в Одессе шла конкретная, в натуре, борьба за повышение заборной морали.
        Назло британскому империализму женское исподнее существует и будет существовать. Отмахнуться от этого факта невозможно. Даже ежели вместо отдельных деталей туалета разместить на улицах портреты представителей городского руководства.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera