Сюжеты

ПАРИЖ ОЗАБОЧЕН СУДЬБОЙ ДОДОДЖОНА АТОВУЛЛОЕВА

Этот материал вышел в № 48 от 12 Июля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Всего две недели тому назад мы сидели с Дододжоном Атовуллоевым в садике у нашей общей приятельницы — в Париже есть такие скрытые от посторонних глаз уголки рая — и ели дивный плов, который он приготовил для своих парижских друзей....


       
       Всего две недели тому назад мы сидели с Дододжоном Атовуллоевым в садике у нашей общей приятельницы — в Париже есть такие скрытые от посторонних глаз уголки рая — и ели дивный плов, который он приготовил для своих парижских друзей. Накануне мы с Дододжоном приняли участие в конференции о положении женщин в посткоммунистическом мире, организованной Парижским институтом социальных исследований. Все, кто находился в зале Дома Европы в старом историческом квартале Марэ, были потрясены рассказом Дододжона о том, что произошло и происходит сегодня в Таджикистане. Практически никто из присутствующих (а это были в основном специалисты по различным бывшим коммунистическим странам) не был в курсе кровавой гражданской войны и кровавых властных разборок, которые за ними последовали, зажима свобод, убийств журналистов, массовой эмиграции из Таджикистана, преследований различных этнических групп.
       Бесстрашный издатель единственной независимой таджикской газеты в изгнании, «Чароги Руз», Дододжон должен был вновь прибыть в Париж не позднее 9 июля, чтобы принять участие в работе 10-й ежегодной Парламентской сессии ОБСЕ в качестве одного из трех сопредседателей Форума демократических сил Центральной Азии. Дододжон гордился этим форумом, созданным в апреле этого года в Лондоне, объяснял, что он сможет стать реальной политической силой, инструментом давления на авторитарные правительства стран Центральной Азии. Форум уже призвал западные страны, ОБСЕ, Евросоюз и Европарламент увязывать помощь государствам Центральной Азии с требованиями демократических реформ.
       Невольно думается, что арест Дододжона в «Шереметьево» 6 июля, практически накануне его поездки на сессию ОБСЕ, вряд ли был случайным совпадением: ведь, судя по «специальному» номеру «Огонька», вышедшему в начале года только в Таджикистане, таджикские власти явно заинтересованы в сохранении «глянцевой обложки» режима как для российского, так и для западного пользования.
       В мае 2001 года Дододжон Атовуллоев получил годичную стипендию от Гамбургского фонда помощи лицам, подвергающимся политическим преследованиям. Видимо, поэтому его арест вызвал наиболее бурную реакцию в Германии: в понедельник российский посол в этой стране был вызван в германский МИД, а во вторник министр иностранных дел Германии Йошка Фишер призвал российское правительство немедленно освободить Дододжона Атовуллоева. В своем призыве министр пишет: «С точки зрения правительства Германии, не вызывает сомнений, что таджикское правительство требует экстрадиции журналиста исключительно по политическим мотивам и что он окажется в смертельной опасности в Таджикистане». Йошка Фишер также предложил европейским партнерам Германии и США выступить с совместным обращением к правительству России.
       Не осталась безразличной к судьбе Дододжона и французская пресса. Самая влиятельная французская газета «Монд» поместила уже два материала, посвященные судьбе Дододжона. Как пишет газета в номере от 10 июля, его арест с последующей экстрадицией таджикским властям может оказаться весьма непродуктивным для попыток российских властей улучшить свой «имидж»: ведь, по мнению всех, кто знаком с ситуацией в Таджикистане, где с 1992 года уже были убиты 53 журналиста, экстрадиция Дододжона, обвиняемого по «политическим» статьям, означает на практике смертный приговор.
       Несмотря на летнее время, когда большинство французов находятся в разъездах, ряд французских интеллектуалов обратились к президенту Франции Жаку Шираку с призывом добиваться от российских властей освобождения таджикского журналиста. Это письмо, отрывки из которого были опубликованы в «Монд», подписали, в частности, такие известные французские общественные деятели, как академик Жан-Франсуа Ревель, один из самых крупных политических мыслителей Франции; философы Андре Глюксман и Бернар-Анри Леви, которые с 70-х годов неизменно выступают в защиту диссидентов и правозащитников разных стран; историки Франсуаз Том и Илиос Яннакакис, специалисты по России и по Восточной Европе; бывшие российские диссиденты Владимир Буковский и Александр Гинзбург, которые были изгнаны из СССР в брежневские времена, отсидев соответственно по 12 и по 10 лет в ГУЛАГе; журналисты, кинематографисты, актеры.
       Российский президент Владимир Путин выступил только что с заявлением, что, несмотря на множащиеся в российском обществе требования о введении смертной казни, он является убежденным ее противником. Ему остается применить эти убеждения на деле и не отдавать Дододжона Атовуллоева в руки таджикских спецслужб.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera