Сюжеты

БАНК «НАЦИОНАЛЬНЫЙ КРЕДИТ»: СКОРЕЕ ЖИВ, ЧЕМ МЕРТВ

Этот материал вышел в № 48 от 12 Июля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Кредиторы утверждают, что пока банк существует, существует и возможность вернуть свои деньги На днях Арбитражный суд г. Москвы принял решение об окончательной ликвидации банка «Национальный кредит», некогда одного из ведущих коммерческих...


Кредиторы утверждают, что пока банк существует, существует и возможность вернуть свои деньги
       
       На днях Арбитражный суд г. Москвы принял решение об окончательной ликвидации банка «Национальный кредит», некогда одного из ведущих коммерческих банков России. В его яркой, со множеством всевозможных оттенков истории формально поставлена последняя точка. Похоже, однако, что решение суда в действительности совсем не закрывает растянувшееся на пять лет дело о банкротстве «Нацкредита», о злоключениях его кредиторов, а лишь открывает в нем новую главу. Потому что за решением московского арбитражного суда по чисто гражданскому делу отчетливо просматриваются типичные черты дел чисто уголовных
       
       Как известно, любая коммерческая организация подлежит ликвидации, если она не в состоянии рассчитаться по долгам со своими кредиторами. Назначенный на свой пост в декабре 1999 года арбитражным судом конкурсный управляющий «Нацкредитом» А. Гладков убежден, что свои обязательства (поиски принадлежащего банку имущества, его продажа и удовлетворение за счет выручки требований многочисленных кредиторов банка) выполнил честно и до конца и больше ни на копейку ничего для тех, кому банк остается должен, сделать не в силах.
       Суд с такой позицией согласился. А это означает, что три с половиной тысячи семей, доверивших некогда банку свои сбережения на общую сумму 150 миллионов рублей, так никогда больше своих кровных и не увидят.
       Это означает также, что должны поставить крест на надеждах вернуть свои деньги около 70 различных организаций, которым «Нацкредит» должен 1200 миллионов рублей.
       Это означает также, что и государство никогда не получит уже с банка 15 миллионов рублей, которые тот должен по платежам в бюджет и внебюджетные фонды...
       Ситуация для России вроде бы хорошо знакомая: банк обанкротился, а с банкрота — какой спрос? Именно это и имел в виду управляющий Гладков, когда ставил перед судом вопрос о ликвидации банка.
       Проблема, однако, заключается в том, что на самом деле «Нацкредит» все же скорее жив, чем мертв. Во всяком случае, подавляющая часть кредиторов банка убеждена: «Нацкредит» мог бы рассчитаться с ними по всем своим долгам. Но для этого нужно, чтобы банк продолжал существовать. Только тогда он сможет добиваться возврата денег, которые уже не «Нацкредит» был должен, а ему — «Нацкредиту» — были должны, и из этих средств рассчитываться с теми, кому должен он сам.
       Возможности на этом направлении существуют, похоже, немалые.
       Простенький пример: один из предыдущих конкурсных управляющих банком, Г. Черепанов, поручил специализирующейся на таких операциях фирме «Вымпел» выколотить с нерадивых должников «Нацкредита» задолженность в шесть миллиардов рублей (деноминированных!). Долги были реальные, подтвержденные безупречными юридическими документами. И в результате судами было выдано около 50 исполнительных листов, по которым значительную часть этой суммы можно было бы получить. Тогда остались бы удовлетворенными и три с половиной тысячи частных вкладчиков банка, и организации — кредиторы «Нац-
       кредита», и государство.
       «Вымпел», однако, с получением денег от должников и передачей их «Нацкредиту», мягко выражаясь, не спешил. Ясно, что заняться истребованием этих миллиардов в такой ситуации должен был бы сам управляющий Гладков. Но заниматься такой черновой и, несомненно, трудоемкой работой счел, по-видимому, ниже собственного достоинства. В результате долги так и остались невостребованными. А затеянная Гладковым ликвидация «Национального кредита» может поставить на этих шести миллиардах рублей огромный жирный крест.
       На чем покоится лихое обращение конкурсных управляющих «Нацкредита» с чужой собственностью — загадка. В том числе и для следственных органов, возбудивших по результатам их деятельности за последние пять лет несколько уголовных дел, связанных с хищениями имущества «Нацкредита» в особо крупных размерах.
       Не избежал внимания следственных органов и А. Гладков. Не далее как в апреле нынешнего года в связи с происшедшими в «Нацкредите» при его непосредственном участии событиями было заведено новое дело. На сей раз — по ст. 177 УК РФ («злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности»). Тоже небезынтересное.
        Еще в 1995 году «Национальный кредит» взял в Сбербанке в долг 34 миллиона рублей. А в залог передал Сбербанку принадлежавшие «Нацкредиту» 348 тысяч акций, стоивших на рынке раз в десять больше. Поскольку сделка носила явно неэквивалентный характер, суд в 1998 году обязал Сбербанк вернуть все эти акции их исконному собственнику — «Нацкредиту». Но Сбербанк расставаться с добром, нечаянно свалившимся к нему в руки, не захотел. Однако и против судебного решения ведь не попрешь... Как же быть? Тот же А. Гладков решил проблему предельно просто: в самом начале апреля нынешнего года он перепродал право требования на 348 тысяч акций Сбербанка стоимостью порядка 500 миллионов рублей одной фирме с бесцветным названием всего за 50 миллионов рублей. То есть в десять раз дешевле их реальной стоимости. На этой блестящей операции кредиторы «Национального кредита» потеряли еще 450 миллионов рублей, за счет которых можно было бы погасить около 30 процентов общей задолженности банка.
       Узнавшие об этой операции вкладчики «Нацкредита», поняв, что при таком конкурсном управляющем они могут вообще остаться лишь с грудой несбывшихся надежд, возмутились и начали требовать восстановления справедливости. В результате уже 9 апреля 2001 года и было возбуждено это самое свежее уголовное дело.
       Оно и по сей день находится в стадии расследования. Но с затеянной Гладковым скоропостижной ликвидацией банка оно может кануть в небытие: нет банка — нет и проблемы...
       Возможно, в результате разбирательств по заведенным на ниве «Нацкредита» уголовным делам все или многие сделки по наглому разбазариванию активов банка будут признаны ничтожными. В таком случае могла бы открыться возможность начать процесс восстановления кредитоспособности «Нацкредита» с новой точки отсчета. Но своим решением о ликвидации банка московский арбитражный суд такую возможность перекрывает: нет банка — нет и его должников.
       Личная заинтересованность А. Гладкова в скорейшей ликвидации «Нацкредита» объяснима: исчезновение банка, которым он управлял на протяжении полутора лет, позволит оставить без ответов все вопросы, накопившиеся к нему и его предшественникам у следствия и у кредиторов.
       А таких вопросов — и лично к Гладкову — немало. Почему он постоянно отказывался проводить собрания кредиторов? На каком таком основании он не давал им возможности познакомиться с ликвидационным балансом банка? Почему вычеркнул из числа кредиторов фирму «Конвент», которой переуступили свои права требования к «Нацкредиту» четыре тысячи индивидуальных вкладчиков банка? Пока «Нацкредит» существует — сохраняется и надежда получить ответы на эти вопросы. Но управляющий отвечать на них не хочет. У него другое на уме — поскорее покончить с «Нацкредитом»: нет банка — нет и неприятных вопросов по нему.
       Впрочем, было бы несправедливо валить все на одного Гладкова. Он — далеко не единственный, кто заинтересован в похоронах «Нацкредита» по упрощенно-ускоренной процедуре.
       С ликвидацией банка вздохнет с облегчением, наверное, Национальный фонд спорта, «руливший» «Нацкредитом» с 1996 года и приведший в конечном итоге его к банкротству (среди кредиторов «Нацкредита» распространено мнение, что А. Гладков, прежде никогда никакого отношения к банковскому бизнесу не имевший, получил пост управляющего «Нацкредитом» именно благодаря поддержке НФС).
       Добрым словом помянет «дорогого покойника», наверное, и Сбербанк России, который был должен «Нацкредиту» более 120 миллионов долларов, но — по договоренности с тем же конкурсным управляющим — сумел отделаться платежом всего в 10 миллионов.
       Не будет лить горькие слезы по усопшему «Петровский пассаж», под гарантию которого «Нацкредит» дал 2 миллиона долларов фирме «Сатурнит», так и не погасившей свой долг перед банком...
       В свете всех этих обстоятельств решение суда о ликвидации банка выглядит весьма странным. Тем более что принято оно до завершения расследования по уголовным делам, связанным с деятельностью конкурсных управляющих «Нацкредита». Совсем ведь не исключено, что в ходе расследования этих дел будут доказаны факты расхищения имущества банка и тем самым откроется возможность для возврата разворованных активов и для использования их на удовлетворение законных интересов вкладчиков и кредиторов. Но вот цена такой возможности будет нулевая: ведь с ликвидацией «Нацкредита» ликвидируются одновременно и права всех тех, кому банк сегодня остается должен около полутора миллиардов рублей.
       Впрочем, такой исход все еще отнюдь не предрешен. Около пятидесяти корпоративных кредиторов «Национального кредита», хорошо знакомые с действительным положением дел, убеждены, что при грамотной работе можно быстро отыскать тех, кто должен самому «Нацкредиту», и заставить их платить по старым счетам. Ничего нового эти кредиторы тут не изобретают. Просто руководствуются старым принципом «Спасение утопающих — дело рук самих утопающих». Действуя по этому принципу, можно было бы и свои деньги вернуть, и общественно полезную задачу решить — погасить задолженность банка перед тремя с половиной тысячами рядовых граждан.
       Именно поэтому, как сообщил нам представитель одного из кредиторов — Космо-банка — Ю. Поляков, кредиторы «Нацкредита» намерены протестовать против ликвидации банка и требовать подписания мирового соглашения. Оно, по их мнению, позволит сохранить «Национальный кредит» и на новой базе — безо всяких конкурсных управляющих — излечить больного, уже приговоренного московским арбитражным судом к скоропостижной кончине. Как стало известно, обратились кредиторы и в прокуратуру с ходатайством о проверке законности действий «похоронной команды». По словам Ирины Акимовой, на протяжении многих лет представляющей интересы индивидуальных вкладчиков, и эта часть кредиторов «Нацкредита» намерена добиваться пересмотра судебного решения: «Мы знаем, что пока банк существует, существует и возможность вернуть наши деньги. И позволять грабить нас только потому, что кому-то это очень выгодно, не собираемся».
       По всему по этому время для ответа на вопрос «Быть или не быть «Национальному кредиту»?» еще, кажется, не созрело.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera