Сюжеты

ХОТЕЛОСЬ БЫ НАЧИНАТЬ С НОВОСТИ, ЧТО ГРАЧИ ПРИЛЕТЕЛИ. В ПРЯМОМ ЭФИРЕ

Этот материал вышел в № 48 от 12 Июля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

ХОТЕЛОСЬ БЫ НАЧИНАТЬ С НОВОСТИ, ЧТО ГРАЧИ ПРИЛЕТЕЛИ. В ПРЯМОМ ЭФИРЕ Вячеслав Крискевич на телевидении давно. Новости — его профессия. Его можно было увидеть в эфире RENTV и ОРТ, ТНТ и НТВ. Сейчас он ведет дневные эфиры программы «Сегодня»...


ХОТЕЛОСЬ БЫ НАЧИНАТЬ С НОВОСТИ, ЧТО ГРАЧИ ПРИЛЕТЕЛИ. В ПРЯМОМ ЭФИРЕ
       

    
       Вячеслав Крискевич на телевидении давно. Новости — его профессия. Его можно было увидеть в эфире RENTV и ОРТ, ТНТ и НТВ. Сейчас он ведет дневные эфиры программы «Сегодня» на ТВ-6. Серьезному в эфире Крискевичу всего тридцать лет — на этой неделе день рождения. Легкого эфира!
       
       – Свою карьеру в большой журналистике вы начинали на «Эхе Москвы».
       — Я начинал в детской редакции Гостелерадио. Я как раз получил диплом журфака МГУ (отучившись там десять лет), когда пришел к тогдашнему главному редактору «Эха» Сергею Корзуну на интервью. Мы поговорили, а через пару дней он мне перезвонил и предложил поработать в только что возникшей службе информации «Эха Москвы». У меня было удостоверение штатного сотрудника радиостанции номер один!
       — Почему же вы променяли «Эхо» и удостоверение номер один на быстротечную славу телезвезды?
       — В какой-то момент я понял, что уже научился работать на радио, и захотел чего-то другого — я ведь не только на «Эхе» работал, но и в русской службе ВВС. И я ушел к Владимиру Ворошилову — стал редактором «Что? Где? Когда?». Это потрясающая школа жизни. Среди телевизионщиков говорят, что поработавший у Ворошилова может работать где угодно.
       — А у сына Ворошилова вы снимались в «Любви с первого взгляда» — едва ли не в первом выпуске! Кажется, даже выиграли...
       — Да, действительно! Это было очень забавно. Участвовать в пилотном выпуске редакторы «Любви» отбирали из знакомых или знакомых знакомых. Нас смотрели последними — Сашу Бугаева из чешской редакции Иновещания, артиста Театра оперетты Сережу Олимпиева и меня. Мы были люди бывалые, камеры не боялись, говорить умели, друг друга знали — сели, поболтали про девчонок, и нас троих отобрали для первых съемок.
       Первую «Любовь» снимали в Лондоне. Девушки и молодые люди летели разными рейсами, жили в разных гостиницах и до съемок друг друга не видели — как полагается по правилам. И я, правда, совпал с одной из девушек — мы выиграли. Пошли в призовой ресторан, поговорили, выяснили, что у меня в Москве девушка есть, у нее парень. Но мы доиграли как ни в чем не бывало. Даже призы какие-то выиграли. В Москве мы еще некоторое время общались, а потом жизнь раскидала.
       Как раз после «Любви с первого взгляда» я попал к Ворошилову, но проработал там недолго. Скоро я забросил телевидение и журфак и занялся бизнесом. Фирма существует до сих пор, называется «Город-инфо». Я был там генеральным директором. Cовмещать бизнес c какой-то другой деятельностью было невозможно, надо было постоянно присутствовать в деле.
       — Но на телевидение вы все-таки вернулись.
       — Да, благодаря Сергею Корзуну, который меня на «Эхо» позвал. Он предложил мне работать в информационной службе RENTV. Информационную службу реформировали, готовили к работе в прямом эфире — до того выпуски новостей записывали за полчаса до эфира. Я, конечно, согласился, потому что всегда хотел попробовать себя в роли телеведущего. Все, с кем я начинал на «Эхе Москвы», — Петя Марченко, Гриша Кричевский — уже давно светились на экране. И предложение Корзуна пришлось очень кстати.
       Вначале было очень страшно. Ответственность огромная — на первый эфир в коридорах и аппаратной собрались человек сто, все стоят и смотрят на меня — а я как назло что-то перепутал, что-то не сказал. Потом, конечно, все выровнялось. Когда садишься за стол, страх автоматически пропадает, и думаешь только о том, какой материал готов и что ты будешь говорить.
       На телевидении успех зависит не только от тебя — это на радио ты сам пишешь текст, сам читаешь. Здесь, на телевидении, все зависит от команды. Очень важно, чтобы все друг друга понимали с полуслова. На ТВ-6 я наконец понял, что такое настоящее чувство команды, когда все делают одно дело.
       — Сейчас информационная служба есть на каждом канале. Казалось бы, все делают одно и то же, но результат разный. И новости ТВ-6 сильно отличаются, скажем, от ОРТ или ТВЦ. На ваш взгляд, с чем это связано?
       — Я думаю, секрет в людях. Раньше я работал с одними людьми и не мог делать то, что хотел. Сейчас работаю с другими и делаю то, что хочу. Тут вопрос психологической совместимости. Мне довелось поработать на нескольких телеканалах, но комфортнее всего я себя чувствую в этой команде, с которой я работал на НТВ и теперь на ТВ-6. Тех энтэвэшников, кто остался на четвертой кнопке, я не осуждаю. У них были свои причины, навряд ли политические. Просто им бы пришлось долго идти к тому, что они делают сейчас.
       — Вы общаетесь со своими бывшими коллегами с НТВ?
       — Руку подаю, конечно. Просто с некоторыми уже не о чем говорить.
       Из моих сегоднящних коллег мне очень нравится работа Михаила Осокина. Он суперпрофессионал! У него есть архив на все случаи жизни. Что бы ни случилось, он пороется в своих книжечках и выдаст почти все — кто это, какая у него бабушка, когда его за ногу собака укусила. Такие подробности — важная часть новостей.
       — Часто новостийщиков упрекают в смаковании самых ужасающих и удручающих событий, как будто нет в нашей жизни ничего светлого и доброго. Вы как пишущий и читающий эти кошмары от негатива не страдаете?
       — Какая страна, такие и новости. Например, в Канаде на первых полосах газет пишут про то, что машина сбила лося. А потом всей страной обсуждают, стоит ли делать тропинки для лосей. Ну разве будет наша страна на полном серьезе обсуждать тропинки для лосей?
       — Да, главред «Эха» Алексей Венедиктов как-то рассказывал, как трепетно японцы обсуждают, сколько цветков сакуры распустились сегодня в разных районах страны.
       — Это как-то не по-нашему. Но все-таки позитивные тенденции есть. Высокий рейтинг был у «Столичных новостей» ТНТ, и сейчас «Вести в Москве» имеют более высокий рейтинг, чем у обычных выпусков новостей. И ведущим, конечно, хотелось бы начинать выпуски с новости, что прилетели грачи, — с прямым включением из грачиного гнезда. Людям интересно знать, что происходит в городе помимо меткого удара депутата А по физиономии депутата Б из-за земельного кодекса.
       — Вы смотрите новости других каналов?
       — Когда есть время, смотрю все новости, везде. Близкие мои удивляются — ведь я уже слышал это сто раз. Смотрю, чтобы понять, как это сделано, чтобы выяснить, как можно сделать лучше. Все всегда можно сделать лучше. И мне в том числе.
       — Вы не будете возражать, если ваши дети решат стать журналистами?
       — А почему? Может, это и не лучшая профессия, но уж точно не самая худшая.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera