Сюжеты

У НАС БОЛЬШЕ НЕТ «СТОЛИЧНОЙ» И «РУССКОЙ»

Этот материал вышел в № 49 от 16 Июля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Теперь все сорта водок можно назвать «Курганскими» — по имени известной бандитской группировки Незачем вводить в заблуждение доверчивых иностранцев. «Русской» водки больше не существует. Так же, как не существует «Столичной», «Московской»...


Теперь все сорта водок можно назвать «Курганскими» — по имени известной бандитской группировки
       

    
       Незачем вводить в заблуждение доверчивых иностранцев. «Русской» водки больше не существует. Так же, как не существует «Столичной», «Московской» и «Пшеничной». Надписи на этикетках ничего не значат. На самом деле любая отечественная водка теперь должна называться «Курганская».
       Российским производителям водки вскоре придется выдумать для самого национального российского продукта новое название. Старые, «раскрученные» еще советской антиалкогольной пропагандой марки вот-вот станут достоянием зарубежной компании «Баккарди-Мартини». Иностранцы готовы выложить за знаменитые на весь мир брэнды более полумиллиарда долларов. Правда, радоваться тут нечему. Сумма для такой эпохальной сделки, по мнению специалистов, довольно скромная. Да и государству из этих миллионов ничего не достанется. Дело в том, что товарные знаки отечественной водки давно приватизированы. Нового хозяина российских водочных брэндов зовут Юрий Шефлер. А частная собственность, как известно, понятие священное. Особенно если абстрактные слова подкрепить реальными стволами.
       
       «Новая газета» уже рассказывала историю продажи водочных марок. Процесс перехода национальной гордости в частные руки сомнительной чистоты был весьма незамысловат. Раньше гордые имена «Столичная», «Русская» и «Московская» принадлежали государственному «Союзплодоимпорту».
       По своей прибыльности продажа «огненной воды» вполне сравнима с нефтяным бизнесом: при полуторадолларовой себестоимости литра «Российской» его розничная цена в магазинах благополучного Запада достигает двадцати пяти «зеленых». Десятилетний доход от сорока самых раскрученных водочных марок составляет около пяти миллиардов долларов.
       Со временем «Союзплодоимпорт», как и все прибыльные российские предприятия, стал коммерческой организацией. Правда, по сравнению со своими менее известными собратьями результат процесса акционирования «Союзплодоимпорта» выглядел довольно странно. Новый совет директоров главного водочного экспортера по количеству опубликованного компромата на каждого новоиспеченного директора оставлял далеко позади любую фирму, торгующую пищевыми продуктами. Одно только перечисление связей главного фигуранта водочной аферы Юрия Шефлера в любой демократической стране наверняка послужило бы темой парламентских расследований.
       Основным талантом молодого бизнесмена Шефлера всегда была его черезвычайная коммуникабельность. Среди знакомых недоучившегося студента «Плехановки» можно найти как высших государственных чиновников, так и тех, кого государство, по идее, должно ловить. Улыбчивое лицо человека, как две капли воды похожего на Юрия Викторовича, мелькало то в кабинете помощника главы президентской администрации Назира Хапсирокова — бывшего завхоза Генпрокуратуры, то среди ныне покойных друзей знаменитого киллера Александра Солоника. Их совместное застолье как-то показали в программе «Криминальная Россия». Люди таких способностей редко остаются не у дел.
       Участие Шефлера означало успех любого предприятия. Административный ресурс «курганских» может прошибить любые барьеры. Властная цепочка выстраивалась просто. По всей видимости, сопротивление курировавшего «Союзоплодоимпорт» Министерства сельского хозяйства было сведено на нет дружеским участием минсельхозовского чиновника Леонида Холода. Холод в свое время был однокурсником небезызвестного банкира и политика Ашота Егиазаряна. А тот, на языке компетентных органов, тесно контактировал с бывшим управделами Генпрокуратуры Назиром Хапсироковым. (В свое время их связал скандал с «прокруткой» денег Генпрокуратуры через егиазаряновский Московский национальный банк. Тогда государство лишилось около семидесяти миллиардов рублей, а Хапсироков обзавелся новым шестисотым «Мерседесом».
       «Развести» саму прокуратуру — это вам не водочного экспортера «кинуть». Судьба «Союзплодоимпорта» была решена в считаные месяцы. Фирма «пошла по рукам». В хозяевах успели побывать все — начиная от начальства и заканчивая секретаршами. Чехарда смены акционеров закончилась вполне предсказуемо — крупнейшим акционером «Союзплодоимпорта» стала шефлеровская компания «Росвесталко», а сам Юрий Викторович занял кресло его президента. После этого продажа водочных торговых марок стала&127;делом времени.
       Схема вывода ценных активов с помощью предприятия-двойника изобретена не Шефлером. Правда, в околокриминальном бизнесе защиты авторских прав не существует. Для «приватизации» знаменитых торговых марок была создана фирма «Союзплодимпорт». В названии в отличие от ведущего экспортера водки не хватает одной буквы. Казалось бы, мелочь. Обычный ляп студента-недоучки. Зато океан возможностей. Учредителями новой фирмы выступили тульская фирма «Элери», записанная на некую Елену Кочерыжкину, и американская «Интеркэтрин Груп Корп.», принадлежащая неопознанному бизнесмену Королеву. То, что Кочерыжкина уже год как не появлялась дома, не имела среднего образования и вообще была далека от любого бизнеса, кроме сбора пустых бутылок, никого не смутило. Требования к подставным лицам всегда невысоки. А Королева вообще никто в глаза не видел.
       Вскоре все сорок три торговые марки старого «Союзплодоимпорта» стали собственностью новой конторы. Покупка обошлась недорого — в среднем по пятьдесят деноминированных рублей за штуку. И желающие приобрести «раскрученные» марки нашлись сразу. Еще бы — реальная стоимость только одной «Столичной», по предварительным подсчетам, определяется более чем в триста миллионов долларов...
       Продать национальные брэнды помешала случайность. Вмешалась российская прокуратура. В спешке комбинаторы сделали ошибку — позабыли ликвидировать старый «Союзплодоимпорт». А это значит, что водочные марки до сих пор формально шефлеровской конторе не принадлежат. По просьбе Счетной палаты сделка была опротестована как «незаконное отчуждение государственной собственности», а все сорок три торговые марки возвращены старому владельцу.
        Потери от прокурорского решения исчислялись миллионами. Речь шла даже не о банкротстве — в некоторых кругах не прощают потери платежеспособности. Спасти шефлеровский бизнес могло только чудо. Или налаженные связи. А их, как мы уже говорили, у Шефлера было предостаточно. Вскоре судьбой марок российского национального продукта занялся районный судья Гербеков из аула Хабез, что в Карачаево-Черкесии. На Минсельхоз, возродивший своими приказами старый «Союзплодоимпорт», жаловалась Асият Хизировна Аргунова. Оказывается, крах шефлеровской комбинации нанес ей глубочайший моральный ущерб.
       Обеспокоенность пожилой горянки судьбами марок российского алкоголя объясняется просто. Аул Хабез — родное село Назира Хапсирокова. Так что дело «незаконного отчуждения» российских водочных брэндов приобрело самый настоящий родоплеменной оттенок.
       В отличие от непотопляемого Егиазаряна и стойкого к уголовной ответственности Хапсирокова положение Шефлера устойчивым не назовешь. Курганский «терминатор» Салоник давно убит и покоится на греческом кладбище. Его друзья, в компании которых так славно проводил время Юрий Шефлер, тоже покинули этот мир не по своей воле. Смертность среди «курганских» превышает все мыслимые нормы бандитской жизни. В качестве «крыши» их ценность падает с каждым новым отстрелом. А чтобы найти новых друзей, даже при шефлеровской повышенной коммуникабельности требуется время. Так что сегодня от суда зависит не только судьба российских водочных брэндов, но самого Юрия Шефлера. Многие кукловоды без сожалений расстаются со старыми марионетками — особенно если спектакль был неудачен.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera