Сюжеты

КОГДА ЛИЦО РОССИЙСКОЙ ПРЕССЫ СТАНЕТ ЗЕЛЕНЫМ?

Этот материал вышел в № 49 от 16 Июля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Экологам не хватает четвертой власти Больше года назад руководство страны в лице Владимира Путина издало указ о реформировании структуры правительства, в рамках которого была обозначена и фактическая ликвидация системы охраны природы...


Экологам не хватает четвертой власти
       
       Больше года назад руководство страны в лице Владимира Путина издало указ о реформировании структуры правительства, в рамках которого была обозначена и фактическая ликвидация системы охраны природы Российской Федерации.
       Ликвидировали Рослесхоз — Федеральную службу лесного хозяйства, а заодно и Государственный комитет по охране окружающей среды, который возник на первой волне гласности. И функции всего этого были переданы в Министерство природных ресурсов, которое копает, роет и дает стране угля. И правильно делает. Потому что это его естественная функция. Только все-таки, по логике вещей, должен еще кто-то рядом ходить и смотреть: уголь роют случайно не там ли, где Байкал? Тот, кто сохраняет, по возможности не должен подчиняться тому, кто дает стране угля.
       Реакция со стороны экологов была, на мой взгляд, сокрушительно молниеносной. Все очень быстро собрались, чего не случалось за подотчетные 15 лет после Чернобыля, посмотрели друг другу в глаза и сказали: ребята, мы приплыли.
       Дальше пошла волна обращений — не только экологов, а и уважаемых депутатов, и руководителей регионов, Академии наук, и т.д. и т.д. — то, что мы привыкли называть словом «общественность». Порядка 400 раз общественность обратилась, а руководство ни разу не отреагировало. И 12 июня прошлого года коллектив озабоченных граждан собрал инициативную группу по проведению Всероссийского референдума по этому самому поводу и еще по одному, который по-прежнему актуален и сегодня, несмотря ни на что. Это — ввоз в Россию ядерных материалов.
       Мы собрали за 48 часов 170 человек из 70 регионов России и подали документы в Мосгоризбирком и&127;собрали 3 миллиона подписей! Все еще раз очень внимательно пересчитали, долго проверяли и перепроверяли и сдали в Центризбирком примерно 2,5 миллиона — избирком же заявил, что, к сожалению, 100 тысяч не хватает. Вот 1987 тысяч и одна подпись — нормальные, а остальные — нет. А по закону нужно больше двух миллионов. Мы, конечно, обратились в Верховный суд и в региональные суды. Догадываетесь, какой результат? Но история на самом деле не об этом, а о том, как пресса и общество на это все реагировали.
       Наше наивное предположение заключалось в том, что эта тема, которая затрагивает на самом деле каждого жителя страны, должна быть интересна. Однако очень быстро мы поняли, что все это вовсе прессе не интересно.
       Тогда мы стали придумывать. Не приходят журналисты на пресс-конференции в Дом журналиста — хорошо, давайте устроим пресс-конференцию на Горбатом мосту. Когда никто не пришел и на Горбатый мост, решили рассказывать страшилки: ребята, всем хана будет. Давали странички с реальными цифрами и фактами, сайт открыли. Ноль эмоций. Тогда мы стали устраивать «экшен». На тот же Горбатый мост приводили каких-то монстров, мы выводили детей (только собственных), выпускали голубей... И что? Три публикации про то, что экологи совсем рехнулись...
       А западная пресса сошла с ума. Все звонили и говорили: что у вас происходит? У вас, наверное, началась демократия? Всем было интересно, кроме наших журналистов.
       На мой взгляд, история Всероссийского природоохранного референдума — сокрушительная победа с точки зрения экологического движения в России. О таком объединении реально работающих экологов нельзя было и мечтать. Но с точки зрения освещения в прессе это был сокрушительный провал. Почему?
       Прежде всего прессе не хватило заметной политической интриги. Один из очень любимых мною телевизионных журналистов говорил: «Слушай, мы с тобой давно друг друга знаем, скажи честно — это Абрамович? Кто все это устроил?» Я в ответ: «Да нет тут никаких олигархов». — «Тогда это не история для прессы»...
       Вторая причина — отсутствие лица. Все мы видимся публике как некое чудаковатое и размытое странное сообщество — «зеленые», одним словом. За исключением разве что Алексея Яблокова, лицо которого чуть-чуть узнается. И поэтому в ответ на стандартный вопрос прессы: «Кто у вас будет на пресс-конференции?» — звучало: «Пупкин, Тютькин и Иванов из Нижнего Новгорода». И приходят три журналиста из числа друзей.
       Третья причина. Общее отношение к экологическому движению — ну такое хобби, ну такие немножко «шизики».
       И последнее, на мой взгляд, — самое существенное. Нам показалось, что пресса вовсе не интересуется тем, что называется «гражданское общество». То есть совсем. Вот правительство — хорошо, Березовский и Абрамович — тоже нормально (первый и второй секторы общества). А третий сектор — это как бы 95% населения страны — неинтересно. И ужас сюжета, на мой взгляд, здесь заключается вот в чем. Пресса — не только зеркало, это — формирующее зеркало. Понятен императив — заинтересовать читателя, а значит, издателя, а значит, рекламодателя. Но если вся пресса будет продолжать работать на поверхностных мотивациях людей, я не вижу выхода из этой ситуации. Люди ведь могут начать верить этому кривому зеркалу, и на самом деле сфера реальных интересов начнет съеживаться до уровня обсуждения интриг и модных новостей. А тогда не только у природы, но и у самого гражданского общества нет никаких перспектив в России...
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera