Сюжеты

ТИХИЙ ПОЛУДЕННЫЙ КОМПРОМАТ

Этот материал вышел в № 49 от 16 Июля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Казалось бы, лето. Жара, мошкара, сиеста. Телевизор спит, зритель дремлет. Но не дремлет ОРТ: первый общефедеральный канал ни днем, ни ночью не забывает, что в Нижегородской области скоро губернаторские выборы. И неустанно всей полусонной...


       
       Казалось бы, лето. Жара, мошкара, сиеста. Телевизор спит, зритель дремлет. Но не дремлет ОРТ: первый общефедеральный канал ни днем, ни ночью не забывает, что в Нижегородской области скоро губернаторские выборы. И неустанно всей полусонной стране, насколько позволяет могучая ретрансляционная сеть, об этом напоминает.
       ОРТ есть о чем беспокоиться: выборы в Нижнем, конечно, не чета традиционно скандальным приморским, но и тут есть свои проблемки.
       Во-первых, есть действующий губернатор Скляров, прославившийся фразой «Кролики — это такие зайцы, у которых дети, и они это много». Склярова поддерживают местный полпред Кириенко и «Единство», но Склярову этого мало — в опросах он не поднимается выше третьего-четвертого места.
       Во-вторых, есть Андрей Климентьев, уже избранный однажды мэром Нижнего, но мэром не ставший после аннулирования результатов выборов, зато угодивший в тюрьму и там порядком посидевший. Климентьев и его стабильно высокий рейтинг — главная головная боль полпреда Кириенко, который согласен хоть на коммуниста Ходырева, хоть на депутата Булавинова, только бы нижегородцы не посадили в губернаторское кресло уголовника Климентьева. И все идет на борьбу с Климентьевым.
       В том числе и Общественное российское телевидение. Но это уже не то ОРТ, которое мы имеем счастье помнить с выборного сезона 1999 — 2000 гг. Где наследники импрессионизма Доренко? Где тот распиленный тазобедренный сустав? Где предвыборный ролик Жириновского, снятый в том же интерьере, что и ролик Примакова? Где страстно зовущий мэра Флоренции мэр Москвы?
       Нет, теперь контрпропагандисты не ищут новых форм. Лето — время тихого, как будто стыдливого черного пиара. Он застенчиво маскируется под реплику Максима Соколова в «Однако» или программу «Человек и закон».
       Максим Соколов банально напоминает нижегородцам, что есть нехороший «глубоко конкретный бизнесмен Андрей Климентьев», у которого «ходка в зону, пальцы веером», и есть еще один нехороший «просвещенный товарищ Савельев», который разослал простодушным нижегородским старушкам бумажки в виде пятисотрублевой купюры и обещает их после выборов поменять на настоящие. Скучновато.
       Скромная контрпропаганда в виде «Человека и закона» куда миловиднее — там главным обвинителем выступает не бородющий Соколов, а блондинистая жена Андрея Климентьева. Бывшая жена.
       Основной грех кандидата в губернаторы Климентьева, по версии «Человека и закона», — семейная жестокость. Вроде бы любящий муж, но своей любовью пугал тещу. Решив оформить на жену кое-какое имущество, Климентьев предложил жене оформить фиктивный развод и заодно записать на него сына, чтобы в случае еще одного суда ему вышла скидка. Оксана согласилась, «как-то не подумав», а потом пожалела, что «оставила сына отцу, который уходит утром, когда сын еще спит, а приходит, когда он уже спит!»
       Между этими семейными страданиями нам малозаметно напоминают о том, что Климентьев взял долг для завода и не отдал, что Климентьев собирался бежать от тюрьмы в Германию, что Климентьев отсидел два года... Но главное для программы «Человек и закон» — не финансовые махинации и уголовное прошлое, главное — человек-то Климентьев злой. Прямо не «Человек и закон», а «Женские истории» получаются. И невероятный успех и популярность Климентьева на предыдущих выборах «Человек и закон» объясняет по-женски просто: «А у нас любят обиженных. Никто не задумывался, а зачем, собственно, он пошел во власть? Достаточно было, что его обидели!»
       Подключается жена: «В заключении... произошло ну полное разложение личности. Мне стало страшно...» Активизируется теща: «Я его отстаивала перед следователем пять часов, но он сказал мне, что это страшный человек. И я поверила, что он страшный».
       Строгий закадровый голос резюмирует для непонятливых: «Сегодня Климентьев хочет выиграть губернаторские выборы. Этот человек... даже с самыми родными людьми ведет себя как расчетливый бизнесмен, они для него — разменные карты!» И возвращаясь к нашим баранам, то есть выборам: «Климентьев в кресле губернатора опасен для нижегородцев! Он ведет игру, ставки в которой — судьбы сотен тысяч человек!»
       Съемка не то зевающего, не то потягивающегося Клима-Прыща (так его называет в ролике конкурентов весьма выразительный бандюг) ударно завершает программу. И по экрану ползут титры настолько мелкие, что прочитать их можно только на экране какого-нибудь «Кодак-Киномира».
       Я девичье-нежную контрпропаганду эту называю «Человек и закон» потому, что так она называлась в программе ТВ. Она не похожа на пимановский «Человек и закон». И подпись в конце была непохожа на РТС, компании-производителя «ЧиЗ». И жена не слишком на жену похожа. Так, на агитатора противоположной стороны.
       Кстати, именно им сейчас Оксана Климентьева и работает. Она агитирует за лидера предвыборной кампании Вадима Булавинова. Не на ОРТ, конечно, а на просторах Нижегородской области. Там это уместно и понятно. Куда понятнее, чем в стыдливой контрпропаганде в тихий полдень на ОРТ.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera