Сюжеты

ПУТЕШЕСТВИЯ ИЕРОМОНАХА ФИЛАРЕТА К МАРСУ

Этот материал вышел в № 49 от 16 Июля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Ученый, 40 лет занимавшийся космосом, долетел до него без помощи летательных аппаратов Никогда бы не подумала: в маленькой деревушке Атлашкино Зеленодольского района Татарстана, где из очагов культуры только школа-девятилетка и магазин, в...


Ученый, 40 лет занимавшийся космосом, долетел до него без помощи летательных аппаратов
       

   
       Никогда бы не подумала: в маленькой деревушке Атлашкино Зеленодольского района Татарстана, где из очагов культуры только школа-девятилетка и магазин, в котором всегда есть водка и пиво, а хлеб и молоко надо подкарауливать, живет человек, беседовавший в Ватикане с Папой Римским. Бывший профессор Казанского авиационного института Сергей Златоустов, когда-то занимавшийся космическими устройствами, известен местным жителям как иеромонах Филарет.
       Нынче он периодически совершает путешествия к Марсу, но это уже никак не связано с космосом. 77-летний иеромонах Филарет ездит на электричке и двух автобусах в Зеленодольский дом-интернат для престарелых и инвалидов к Марсу Равильевичу Гильманову, не владеющему ни руками, ни ногами. За этой дружбой православного священника с мусульманином — даже не две, а три удивительные человеческие судьбы. Третья — судьба швейцарского инвалида Нины Дорицци, тоже не владеющей руками и ногами, но при этом помогающей российским инвалидам...
       
       Мир вашему дому-интернату!
       Когда мы с иеромонахом Филаретом вошли в комнату 52-летнего Марса Гильманова в корпусе для лежачих, он взял зубами с тумбочки шариковую ручку и ткнул ею в дистанционный пульт. Так он выключил телевизор, предоставленный ему администрацией дома-интерната.
       Сразу заметим, что шариковую ручку Марс использует и по прямому назначению, — он пишет, держа ее во рту. Умение писать таким образом помогло Марсу окончить заочное отделение юридического факультета Казанского университета. Преподаватели приезжали к нему в интернат. Среди тех, кто принимал у него экзамены, был преподаватель юрфака Василий Лихачев, который в дальнейшем стал председателем парламента Татарстана и заместителем председателя Совета Федерации, а сейчас является постоянным представителем России при европейских сообществах.
       Изучать статьи Уголовного кодекса Марс мог на живых примерах. Шесть лет он жил в комнате на 10 человек, у большинства из которых — тюремное прошлое. У самого Марса Равильевича прошлое было домашним: до 28 лет он жил в своей семье. Родители ухаживали за сыном, родившимся инвалидом. Когда они постарели и стали часто болеть, Марс сам настоял на своем переселении в интернат.
       Сначала попал в село Столбищи. Он вспоминает, как обитатели интерната в день пенсии ездили в Казань и возвращались с сумками, заполненными «Тройным одеколоном». Некоторые инвалиды даже преодолевали пару десятков километров до Казани на казенных велоколясках, которые в городе сразу же продавали. Обратно они, пьяные и грязные, приезжали уже на машинах. На милицейских, разумеется.
       Когда в Столбищах стало совсем невыносимо — помимо всего прочего, некому было работать, и к Марсу вместо санитарки прикрепили женщину из тамошних постояльцев, имевшую десять судимостей, — Марс перевелся в Зеленодольский дом-интернат. Сейчас он живет в неплохих условиях. Конечно, и в Зеленодольском интернате случались пьянки, драки и даже убийства. Но это происходило, понятно, не в корпусе для лежачих.
       Главная проблема для Марса то, что он не может найти применение знаниям, полученным с таким трудом. «В России инвалидам с высшим образованием уделяется мало внимания, — огорченно говорит Марс. — Я двадцать с лишним лет нахожусь в этой системе и мог бы хотя бы интернату быть полезен».
       Он где-то прочитал, что в Америке одного инвалида с парализованными ногами и руками взяли даже на работу в банк. А его мечта проще: телефон с громкоговорителем, по которому он мог бы оказывать юридическую помощь. Ну а совсем уж несбыточная мечта — компьютер с интернетом. Ясно, что сам он не накопит даже на коврик для «мышки» — ему выдают на руки 113 рублей в месяц. На эти деньги он покупает любимый цейлонский чай, подсолнечное масло и сладости. А что остается, копит на подписку. Марс выписывает несколько газет, включая «Поле чудес». Может, когда-то и ему в жизни выпадет приз.
       
       Дороги, которые ведут в Рим
       В Зеленодольском доме-интернате есть молельные комнаты для мусульман и православных, расписанные одним из интернатских художников-любителей. Видно, что ценил человек свободу творчества (хотя саму свободу он ценил несколько меньше, судя по тому, что двадцать лет провел в тюрьме). Сюда-то в качестве священнослужителя и приходил иеромонах Филарет. Религиозная тема сблизила его тогда с мусульманином Гильмановым.
       Марс, ныне соблюдающий традиции своего народа, когда-то был ярым атеистом, а иеромонах Филарет вообще преподавал основы коммунистического воспитания в вечернем университете марксизма-ленинизма!
       Сергей Златоустов — человек с двумя высшими техническими образованиями, кандидат наук, 25 лет заведовавший кафедрой и 15 лет руководивший одним из факультетов в Казанском авиационном институте. В 1985 году он уходит из института — учителем информатики в школу. Причем в деревенскую школу. Он переехал в Атлашкино и в школе соседней Айши, до которой надо добираться три с половиной километра пешком, создал первый в Татарстане полнокомплектный компьютерный класс. Через десять лет заслуженный учитель республики Златоустов решает быть священником. Для этого ему требовалось стать монахом. И он им становится еще будучи школьным учителем.
       Потом его можно было встретить в разных поселках и городах — где в качестве священника, где как настоятеля строящегося храма. Собственно, один из строящихся храмов — Никольский в марийском городе Волжске — и вывел его на встречу с Папой Римским. Тогда в Волжске существовало совместное предприятие «Совиталпродмаш», на котором работали итальянцы. Они много пожертвовали на строящийся храм, а иеромонах подружился с директором Гаспаре Кириадия и по его приглашению поехал в Италию. Поскольку мощи святителя Николая находятся в итальянском городе Бари, возникла идея привезти оттуда в Никольский храм какую-нибудь реликвию. С этой просьбой иеромонах Филарет обратился к епископу города Бари и к Папе Римскому. В результате состоялась встреча с Папой, и итальянская делегация привезла в Волжск миро из гробницы.
       Сейчас 77-летний священник ездит в исправительно-трудовую колонию № 5 строгого режима в городе Свияжске. В колонии, называемой в блатном мире Свияга, содержатся 2000 заключенных, 400 из которых, по его словам, — с открытой формой туберкулеза. Иеромонах Филарет уже крестил там 11 человек. В колонии выделили комнату для молений, для которой он сам пишет несколько основных икон. А одну икону пишет заключенный, отбывающий наказание за убийство.
    
       Инвалид инвалида видит издалека
       В своем доме в Атлашкине, где иеромонах Филарет живет с собачкой Амико (взятой из дома-интерната) и тремя кошками, он рассказал мне про Нину Дорицци из Швейцарии.
       О Нине случайно узнал Марс Гильманов. Схожесть их судеб подтолкнула Марса Равильевича к тому, чтобы найти ее. Все, что он знал, — страну ее проживания. И тогда иеромонах Филарет, владеющий немецким, направил по его просьбе письмо в парламент Швейцарии. Спустя какое-то время он получил ответ... от спикера парламента. С адресом Нины Дорицци, с благодарностью за проявленную заботу об инвалидах и добрыми пожеланиями Марсу Гильманову.
       Так началась переписка с Ниной Дорицци. Нина — отчасти русская по происхождению, православная, ее бабушка до революции вышла в Петербурге замуж за швейцарца, а после 1917 года вместе с дочерью бежала на родину мужа. Нина родилась в Швейцарии и до шестнадцати лет была совершенно здорова. Вспышка полиомиелита в стране сделала ее инвалидом: у нее поражены не только руки и ноги, но и дыхательный центр — она пользуется электронным стимулятором дыхания. При всем при этом она не только получила высшее образование, но и вместе с мужем в память о бабушке основала «Фонд помощи для самопомощи инвалидам России» и даже в 1998 году приезжала в нашу страну с гуманитарным грузом.
       По словам иеромонаха Филарета, тогда груз задержали на таможне и опечатали все, включая аккумуляторы для дыхательного аппарата Нины и ее электрической коляски. Когда аккумуляторы в аппарате сели, Нина начала задыхаться. «Однако нашлись энергичные люди, которые начали стучаться во все двери, — рассказывает иеромонах. — Наибольшую помощь оказала Раиса Горбачева. И Нина смогла отправиться в Москву и Воронеж».
       В результате переписки с Ниной Дорицци гуманитарная помощь — кровати для инвалидов, коляски — пришла недавно и в Зеленодольский дом-интернат. Марс получил от Нины в подарок магнитофон и коляску, управляемую подбородком. И он, как и Нина Дорицци, будет своей жизнью по-прежнему доказывать, что судьба человека — в его руках, даже если эти руки бездействуют.
       

       наш соб. корр., Зеленодольский район, Татария

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera