Сюжеты

НЕ ВАЖНО, КАКАЯ ЭПОХА, — ВАЖНО, КАКОЕ СЕРДЦЕ

Этот материал вышел в № 49 от 16 Июля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

15 июля исполнилось бы 75 лет академику Рему Хохлову Жизнь его оборвалась почти четверть века назад после трагического подъема к высочайшей вершине страны. Уже и страны той нет; и переименованная та вершина осталась за российскими...


15 июля исполнилось бы 75 лет академику Рему Хохлову
       
       Жизнь его оборвалась почти четверть века назад после трагического подъема к высочайшей вершине страны. Уже и страны той нет; и переименованная та вершина осталась за российскими пределами; и в краях, которые он когда-то мечтал покрыть высокогорными исследовательскими станциями МГУ, ибо альпинизм для него соседствовал с наукой, теперь неспокойно от близости талибов, от внутренних конфликтов; и множество былых кумиров повержено во прах перестроечными и постперестроечными великими потрясениями, пока что не сделавшими Россию великой.
       А Рем Хохлов остался не только образцом смело мыслящего и действующего ученого, но и нравственным эталоном для молодежи, идущей в науку, и камертоном для людей, уже работающих в ней.
       Когда сегодня в Москве собирается десятая мировая конференция по лазерной физике, имя Рема Хохлова называется среди ее первопроходцев. Его считают одним из отцов-основателей нелинейной оптики. Вместе с Сергеем Ахмановым он создал первый в мире параметрический лазер с перестраиваемой частотой. И кто знает, останься оба живы, их Ленинская премия, возможно, обернулась бы и Нобелевской — известно ведь: последняя порой находит своих лауреатов спустя десятилетия.
       Легендой стали и его купание в проруби после доклада о гамма-лазере в Горьком. И медаль первенства СССР по альпинизму, покорение всех семитысячников страны, кроме одного, последнего. И мечта слетать в космос, которой он поделился с другом, ныне академиком, Дмитрием Ширковым (он даже включил в зарядку несколько упражнений, показанных ему космонавтами). И марафонские утренние пробежки на Ленгорах уже в качестве ректора МГУ, окруженного студенческой любовью, как никто, пожалуй, из предшественников, а среди них были и такие выдающиеся личности, как Иван Георгиевич Петровский. Один из друзей спросил: «Рем, приходилось тебе идти против своей совести, будучи ректором?» Он ответил: «Пока, к счастью, нет».
       Легендарной была и его личная смелость. Прошел туда и обратно над пропастью по бревну. В вагоне электрички, когда все шарахнулись в стороны от хулигана с ножом, кинулся к нему, схватил за руку. Но эта открытая, обнаженная смелость человека, привыкшего ставить свою жизнь под эксперимент, естественно переходила у него и в поступки, требовавшие гражданского мужества. Когда власти разгоняли в Москве знаменитую Вторую физико-математическую школу, Рем Хохлов публично встал на защиту ее педагогов. И в этом, и во многих других случаях, когда многие предпочитали промолчать, он не промолчал ни разу, хотя по натуре был скорее человеком молчаливым, сдержанным.
       Почему же в нашем мире крушения репутаций, идеалов и жизненных ориентиров судьба этого человека по-прежнему является постоянной, эталонной величиной?
       Может быть, секрет в том, что Рем Хохлов обладал удивительным даром чувствовать точки долговременного роста в науке, дал старт в будущее многим новым идеям и людям. А будущее это стало нашим сегодня. И несмотря на все беды, обрушившиеся на наши культуру и науку, то, чему он когда-то открывал дорогу для роста, продолжается в его повзрослевших учениках и его выросших сыновьях.
       Оба стали физиками. Дмитрий в 1995 году удостоен Шуваловской премии (наряду с Ломоносовской самая престижная премия в Московском университете). Алексей в прошлом году, в 46 лет, избран академиком РАН (отец стал академиком в 48).
       И самое главное: именно такие люди, как Рем, в любые времена, в любых обстоятельствах, действуя не «по понятиям», а по долгу и совести, решают и судьбу дела, которому служат, и — в конечном счете — судьбы страны. Ибо не зря ведь сказано известным писателем: каждая эпоха проверяет сердца по-своему; неважно, какая эпоха, — важно, какое сердце. Конечно, важно и какая эпоха. Но все же, все же, все же...
       В сентябре, когда эмэнэсы вернутся в свои лаборатории из отпусков, а студенты снова заполнят вузовские аудитории, в том числе одну из самых больших в МГУ — аудиторию имени Хохлова, — мы посвятим Рему Викторовичу Хохлову специальный выпуск «Эврики».
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera