Сюжеты

ПОСОЛЬСКОЕ МОЛЧАНИЕ

Этот материал вышел в № 50 от 19 Июля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

И для США Путин — превыше всего? Борьба за мир в Чечне приобретает формы, близкие к заведомо безуспешным. Накануне саммита в Генуе столичные правозащитники, объединенные в комитет «За прекращение войны и установление мира в Чеченской...


И для США Путин — превыше всего?
       
       Борьба за мир в Чечне приобретает формы, близкие к заведомо безуспешным. Накануне саммита в Генуе столичные правозащитники, объединенные в комитет «За прекращение войны и установление мира в Чеченской Республике», решили провести антивоенные пикеты у посольств США (17 июля) и Франции (18 июля) в Москве. Смысл — передача писем в адрес послов этих государств, главы которых будут встречаться с президентом Путиным в Италии и, значит, по идее организаторов пикета, смогут высказать свое негативное отношение к войне в Чечне, воодушевленные этими самыми письмами... Другие требования: просьба к государствам-»семерочникам» содействовать в постановке вопроса о ситуации в Чечне на Совете Безопасности ООН, а также в Организации международного расследования нарушений прав человека и военных преступлений на территории Чечни. Среди подписантов — Елена Боннэр, Сергей Ковалев, Олег Орлов (правозащитный центр «Мемориал»), Лев Пономарев (общероссийское движение «За права человека»), доктора философских наук Игорь Яковенко и Лев Гудков, Станислав Дмитриевский (Общество российско-чеченской дружбы).
       Однако... Ни один из них, кроме Льва Пономарева, в пикетах даже не появился... А журналистов, стремящихся осветить мероприятие, там оказалось куда больше, чем граждан с плакатами в руках... По крайней мере, так случилось у монументальных стен посольства США на Новинском бульваре. И пока мы, представители СМИ, терпеливо ждали, переговариваясь с миролюбовой посольской охраной, когда же, наконец, соберутся правозащитники для изъявления своих требований, с удивлением обнаружили, что давным-давно хотим остановки проклятой войны на Кавказе и готовы поддержать, своей работой конечно, подобные мероприятия...
       Но... Поддерживать было просто нечего. Пикет, как представляется, это прежде всего воля, активность и гражданская страсть тех, кто чего-то хочет добиться. А вот уж этого там не было напрочь! Правозащитники казались инертными, и было их человек не более семи. Причем Льва Пономарева, развернувшего плакатик и терпеливо стоявшего посреди нестерпимой московской жары, окружали люди, лица которых давно знакомы — они с самого начала бойни на Кавказе были абсолютно убеждены в несправедливости происходящего.
       Выходит, за 22 месяца войны даже в правозащитной среде к ним так никто и не прибавился? И где, в конце концов, сами чеченцы?.. Пикет был проигнорирован всей многотысячной чеченской диаспорой в Москве. Лишь ко второму получасу пришли две красиво одетые женщины, представившись «от чеченцев», с нескрываемым удивлением все осмотрели, недолго постояли и отправились восвояси, что-то недовольно бурча себе под нос. Это было все. И это выглядело позорно.
       Журналисты переговаривались: «А чеченцы-то где? Будто бы это не их народ страдает? Мы не можем за них сделать то, что должны делать они...»
       Борются ли так за мир против надоевшей всем войны? Сомнительно...
       И каков был вопрос, таков получился ответ. Американское посольство отреагировало на пикет адекватно пикетчикам — равнодушным молчанием. Ни одна занавеска за час не колыхнулась в посольских окнах. Ни один сотрудник, пусть даже самого младшего дипломатического ранга, не вышел, чтобы узнать требования пикетчиков и забрать петицию для посла. На что, конечно, рассчитывали пикетчики, насмотревшись по телевизору, как это обычно бывает у стен посольств в иных странах, традиционно именуемых демократическими.
       Увы, под влиянием российской действительности даже правозащитно ориентированные американцы теряют остроту базовых мироощущений. Американские дипломаты стойко проигнорировали вялое волеизъявление отечественных правозащитников. Быть может, потому, что оно — вялое?
       Итак, мы все поулыбались друг другу — взяли друг у друга интервью... И надо же было что-то делать с невостребованной петицией... В 14 часов Лев Пономарев решительно двинулся к посольской проходной в сопровождении журналистов. Там оказались российские граждане, исполняющие обязанности сотрудников охраны американского посольства. Они терпеливо втолковывали правозащитнику, что надо идти все дальше и дальше вдоль стены, и там где-то будет дверь, в которой петицию обязательно возьмут. Однако появлялась следующая дверь, и тамошние «секьюрити» объясняли, что надо идти еще дальше...
       Это было похоже на китайскую пытку под палящим солнцем. Наконец, милиционеры препроводили Льва Пономарева к так называемым Северным воротам, и письмо у него, наконец, забрал непредставившийся гражданин, по обличью и разговору наш, отчественный. Часы показывали 14.25...
       — Вы передадите письмо послу? — поинтересовались журналисты.
       — Мы забрали письмо... — проронил гражданин, обессиленный то ли жарой, то ли ответственностью.
       На улице уже никого не было. Правозащитники разбежались раньше журналистов...
       Столичные игры в миротворцев выглядят все более опасными. Пока в Москве продолжается невнятное бормотание на эту тему, спираль эмоций на Кавказе потихоньку закручивается. Доведенные до отчаяния люди, в основном бездомные грозненцы и беженцы, сорганизовались и наметили на 1 августа Марш Мира на Москву. В этот день рано утром толпа в две сотни человек (желающих куда больше, но организаторы решили ограничить их число во избежание эксцессов) выйдет пешком из станицы Орджоникидзевской на границе Чечни и Ингушетии и пойдет в столицу через Владикавказ, Минводы, Ростов-на-Дону, Воронеж и Рязань. Люди будут нести плакаты, требующие остановки военного беспредела в Чечне, вывода войск и начала мирных переговоров Путин—Масхадов. Протестестующие считают, что они обязательно дойдут до Москвы, смогут там расположиться голодающим лагерем у стен Кремля (предположительно на Васильевском спуске) и требовать, требовать, требовать... Столько времени, сколько необходимо. Если же власть останется глуха, Марш Мира планирует двигаться дальше, в Страсбург, где и собирается завершить голодовку, начатую в июне в лагерях беженцев.
       Надо сказать, участники марша уже послали в Москву «своего человека» — правозащитника и издателя Александра Любославского, избранного председателем оргкомитета Марша Мира. И Любославский, конечно, был на посольских пикетах и поделился своими сомнениями относительно активности столичных правозащитников. Выяснилось: они не очень-то принимают идею Марша Мира, и даже «Мемориал», занимающийся мониторингом нарушений прав человека в Чечне и лучше других знающий положение дел, отказался, ссылаясь на пору летних отпусков, помогать в организации марша.
       Что делать дальше? Как остановить войну? Вопросы остаются открытыми — как 22 месяца назад, так и сейчас.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera