Сюжеты

У ГОРЦЕВ НЕ ПРИНЯТО ЗАНИМАТЬ ЧУЖОЕ МЕСТО

Этот материал вышел в № 52 от 26 Июля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

У ГОРЦЕВ НЕ ПРИНЯТО ЗАНИМАТЬ ЧУЖОЕ МЕСТО Руслан Аушев — это имя на слуху уже 20 лет. В начале 80-х он стал одним из первых героев афганской войны. Затем первым, повторно, добровольно после военной академии снова в Афганистане. В конце 80-х...


У ГОРЦЕВ НЕ ПРИНЯТО ЗАНИМАТЬ ЧУЖОЕ МЕСТО
       
       Руслан Аушев — это имя на слуху уже 20 лет. В начале 80-х он стал одним из первых героев афганской войны. Затем первым, повторно, добровольно после военной академии снова в Афганистане. В конце 80-х Аушев — заместитель командира дивизии на Дальнем Востоке. С этой должности в марте 1989 года избран депутатом Верховного Совета. С 1993 года Руслан Султанович Аушев — президент Республики Ингушетия.
       Он возглавил республику в сложное время, когда на Северном Кавказе разразились кровавые конфликты. Молодой президент генерал Аушев проявил мудрость, которая оказалась недоступна другим, значительно более старшим и опытным политикам федерального и местного уровня. Он не дал вовлечь республику в кровавую бойню и сохранил народ Ингушетии. За это президент Аушев пользуется уважением и любовью большинства жителей республики. За это уважают Руслана Аушева и журналисты нашей газеты и относят его к политикам со знаком плюс.
       В конце прошедшей недели Руслан Аушев принял приглашение главного редактора «Новой газеты» и пришел к нам на традиционный плов, который искусно готовят в нашем баре замечательные повара.
       Вот фрагменты беседы Руслана Аушева с журналистами «Новой газеты».
       — Население Ингушетии выросло за счет беженцев почти в два раза. Как вам удается выживать в этих условиях?
       — Население республики — 325 тысяч человек. После первой кампании в республике оставалась 21 тысяча беженцев. Сейчас их 180 тысяч. Это крайне тяжелая нагрузка для республики. Различные структуры федерального Центра задолжали на нужды беженцев более 530 миллионов рублей.
       Большая часть беженцев живет не в палаточных лагерях, а в частном секторе. Представляете, когда гости в доме три дня. Это уже непросто. А если два года. Сегодня беженцы, живущие в частном секторе, кроме булки хлеба, ничего не получают.
       И при этом еще говорят, что мне выгодно иметь беженцев в республике, что я их насильно удерживаю. Попробуй удержи насильно чеченцев. После бесконечного беспредела зачисток люди просто боятся возвращаться в Чечню.
       — Возможны ли какие-нибудь переговоры и с кем?
       — Переговоры возможны, и их нужно вести только с законно избранным президентом Масхадовым. Это неправда, что он не владеет ситуацией. Наоборот, после беспредела зачисток тяга к Масхадову усилилась. Перед тем как Басаев с Хаттабом в августе 1999&127;года напали на Дагестан, Масхадов был с ними в конфликте и готов был вести борьбу с террористами. Но эта борьба дала бы повод вмешаться России. Пошли бы обращения к президенту России о нестабильности в Чечне. Вмешательство России — это война. И тогда бы Масхадова обвинили, что он спровоцировал новую войну против чеченского народа.
       Есть и сегодня достаточно много моментов, где позиции России и Масхадова близки. Это борьба с террористами, похитителями людей. А что касается статуса республики — это можно было отложить до лучших времен.
       — Вы встречались с президентом Путиным, высказывали ему свою точку зрения?
       — Да, неоднократно. Он внимательно выслушивает. Но переговоры с Масхадовым отвергает. Аргумент: Масхадов не владеет ситуацией.
       Президент России находится под влиянием военных. Военные пугают, что переговоры приведут ко второму Хасавюрту. Этого Путин боится и потерять поддержку военных тоже.
       Военные считают, что президент им обязан, что они привели его к власти. А война генералам выгодна. Это огромные средства, которые в Чечне трудно проконтролировать.
       — Насколько оправданна ставка на Ахмада Кадырова?
       — Ахмад Кадыров ничего не сделает. Фактически вся власть у военных. И они своими противоправными действиями подставляют Кадырова и всю гражданскую администрацию.
       Потом нельзя забывать, что у горцев не принято занимать чужое место, место живого президента Масхадова. Нельзя навести порядок, игнорируя менталитет горцев.
       — Мы писали в нашей газете, что Басаев с Хаттабом на машинах стройными рядами вышли из Дагестана. Как им это удалось? Ведь военные говорили, что контролируют ситуацию. Здесь что — предательство, продажность военных?

       — Я не знаком с этими фактами. Но если это так, как вы говорите, то вы правы.
       — Допустим, вам предложат, оставаясь президентом Ингушетии и без претензий на место Масхадова, возглавить антитеррористическую операцию с самыми высочайшими полномочиями. Все военные будут подчинены вам. Согласитесь?

       — Нет.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera