Сюжеты

ДЕНЬ КРОКОДИЛА

Этот материал вышел в № 52 от 26 Июля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Всем жарко, только Даше холодно Синоптики каждый день объявляют о рекордных температурах — «не было с тридцать восьмого», «не поднимался с пятьдесят первого». Людям плохо. Дышать тяжело. Но у людей есть статистика. Еще у них есть...


Всем жарко, только Даше холодно
       


       Синоптики каждый день объявляют о рекордных температурах — «не было с тридцать восьмого», «не поднимался с пятьдесят первого». Людям плохо. Дышать тяжело. Но у людей есть статистика. Еще у них есть синоптики, которые могут примерно сказать, когда все это закончится. И тогда гипертоники с гипотониками смогут выйти из дома.
       Животные ничего не знают. Они думают, что с миром что-то не так...

       
       * * *
       — Видишь, Угрюм в лёжку лежит.
       Паша поливает из шланга бурого медведя Угрюма. Медведю — четыре года, он такой жары еще не видел. Паша закончил десятый класс и подрабатывает в зоопарке. По тарифу у него — 1154 руб. 46 коп. Медведь не выполняет свои профессиональные обязанности. Не хочет показываться публике. Залезает в помещение и врастает в прохладный бетон.
       Жара влияет на активность. Сейчас вышел только ради купания. Быстрыми шагами измеряет периметр клетки. Туда—сюда...
       Набежали большие люди с фотоаппаратами и маленькие — с шариками и мороженым.
       Пять минут, и Угрюм опять в тени...
       Паша оставил шланг и пошел собирать куриные яйца. Курицам тоже жарко. Они потеют и плохо несутся. Глотают клювами раскаленный кислород, пьют воду (изредка). Вообще, Паша в день собирает по 8—10 яиц. Все яйца регистрируются — на какой территории и когда собраны, кто автор, а потом их отправляют в инкубатор.
       Через три недели подведут статистику и поймут, что рождаемость цыплят упала на 2—3 головы в день.
       Жара влияет на демографическую ситуацию...
       
       * * *
       Даже обычно активные в смысле разврата приматы приуныли и ничего в этом смысле не делают.
       В суматранском орангутане я узнал одного своего старшего приятеля. У них у обоих — приятеля и орангутана — нет ни предрассудков, ни комплексов, ни воспитания. Орангутан все время жрет, у него пузо и желтые зубы. Сидит на полу, смотрит вам пристально в глаза и тянет руку: «Дай на пиво! Это... Жарко все-таки, тудыть-мудыть!»
       Ползет, опираясь на локти, и вытирает задницей пол.
       Мой приятель недавно не рассчитал свои силы. Выпил полбанки. Потом еще. А солнце было в зените. И его разморило. Пришлось проводить. Я вырывал его из лап застенчивого курносого сержанта. Уходил от хуков справа. Извинялся перед девушкой, которой он обслюнявил руки. А мужику, между прочим, сорок...
       С каждой минутой его развозило все больше. С каждой минутой он все больше напоминал дикое, необузданное животное. Он тоже вытирал задницей и боками мостовую.
       Он не поддавался ни на какие уговоры. По-прежнему хулиганил. Пытался бить витрины. Домой ехать отказывался.
       Пришлось вызвать маму...
       А вот животные в отличие от нас в жару стараются пить меньше. Чтоб не усугубить.
       Лежат и терпят.
       
       * * *
       Снежные козы тяжело дышат, грязно-белые спины подрагивают, как кисель на тарелке. Ослы валяются в песке. Высокомолочные швейцарские козы пали мордами на бетон и спят.
       Воробьи без страха залетают в кондоровы клетки и пьют воду из тазиков. В городе-то луж не осталось. Девушки, не стесняясь, лезут в фонтанчики, снимают маечки и трут водой подмышки.
       
       * * *
       Звери плохо едят. Мрачная, как имя бурого медведя, женщина выносит на доске тринадцать дохлых крыс в огромную клеть с бородачами (такие птицы, любящие падаль). Птицы ни с места. Женщина кричит:
       — Катюша, иди сюда!
       Но даже Катюша не реагирует. Не летит.
       — У, коз-за!
       Жара влияет на аппетит.
       Какая-то тетка-наседка рухнула на стул, под зонтик. Собрала троих детей. Достала из пакета колбаску, курочку, яички, помидорчики, хлебушек и соль. Заставила детей кушать.
       А потом купила себе пиво-«девятку» и принялась сама.
       Видимо, «девятка» помогает забыть о жаре. И вообще обо всем.
       На улице было плюс тридцать три.
       Жара делает людей легкомысленными.
       Пони, которая катает детей, надевают кепку на голову. Дети — без кепок.
       Медпункт в последние дни фиксирует по 3—4 обморока за смену. Фельдшер Наталья Богданова, мать пятерых детей, бабушка одного внука. Возраст. У самой давление. А приходится бегать на жаре по зоопарку. Только что позвонили от КПП-4, сказали: кому-то плохо у вольеры с жирафами...
       ...На скамейке сидит бабушка лет шестидесяти. Бледная, глаза закатила, голову запрокинула. Дышать, говорит, тяжело.
       Валидол, укол какой-то.
       — По жаре нельзя ходить в такую погоду! Особенно гипертоникам...
       — Так я в кепке.
       — Тем более...
       Бабушка выпила таблетку и перекрестилась. Легче не стало. Повели в медпункт. Там — тень и кондиционер. По дороге Наташа развлекает бабушку:
       — А у нас недавно волчица родила...
       — Та-а-а, — безучастно прошептала бабушка.
       — Угу. Волчонка...
       
       * * *
       Только нильская крокодилица Даша лежит на солнцепеке и не теряет сознания.
       Эта дама точно доживет до глобального потепления...
       Пасть у Даши перемотана изолентой. В Даше один метр, ей 4 года, и она фотомодель. Усатый Андрей фотографирует с ней особо впечатлительных провинциалов...


       Сам сидит под зонтиком и зазывает клиентов. Вдруг берет Дашу и прячет под зонтик. Бросаюсь к нему:
       — Ну признайтесь, — кричу я, — ведь ей жарко!
       Почему жарко? Вообще-то, она родом из Африки...
       Девушка в форменном зеленом комбинезоне пьет прямо из брошенного Пашей шланга. Парень в форменном зеленом комбинезоне зачем-то набирает воду в пакет.
       Мама спрашивает у сына лет трех:
       — Хочешь помочиться? Вон фонтан...
       — Побрызгаться, мама? — уточняет пацан...
       
       P.S. Бабушку спасли. Ни одно живое существо при написании материала не задохнулось...
       
       P.P.S. Не забывайте о прозорливости нашего обозревателя Самсона Ленинградова. Выходя из дома, берите зонты.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera