Сюжеты

ВЛАСТЬ «СОВЕТОВ»

Этот материал вышел в № 53 от 30 Июля 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

«Антикризисный тренер» Александр Тарханов о своих «Крылышках» Промежуточно-периодическое лидерство самарских «Крыльев Советов» — не сенсация, а скорее надежда. Надежда на то, что провинциальный футбол перестанет ограничиваться осторожными...


«Антикризисный тренер» Александр Тарханов о своих «Крылышках»
       

  
       Промежуточно-периодическое лидерство самарских «Крыльев Советов» — не сенсация, а скорее надежда. Надежда на то, что провинциальный футбол перестанет ограничиваться осторожными вылазками в тройку лучших, а станет постоянным претендентом на призовые места. Надежда на то, что миллионы перифирийных мальчишек увидят воочию звезд европейского футбола и уйдут из подворотен на спортивные поля. Надежда на то, что у нас будет здоровая футбольная страна, а не больная футбольная столица.
       Несправедливая, но имеющая право на существование формула: победа — заслуга команды, проигрыш — вина тренера.
       «Крылья» — в лидерах. Значит, хорошо играют Каряка, Тихонов, Бушманов и компания. Опустятся в турнирной таблице — недоработал главный тренер Тарханов. Профессия у него такая. Именно о тренерском ремесле мы решили поговорить с Александром Федоровичем. «Искусстве управлять игроками, которые управляют мячом»
       
       — Каждый тренер старается воспитать психологию победителей у своих футболистов. Но почему-то никто не говорит о психологии победителя у тренера. Вообще, существует ли такое понятие? Если да, то что оно собой представляет?
       — Сложно сказать, что такое психология победителя у тренера. Наверное, это стремление побеждать, терпение, желание добиваться только самых высоких результатов. Но, с другой стороны, невозможно утверждать, что тренер, обладающий всеми вышеперечисленными качествами, непременно приведет свой клуб к успеху.
        Поймите, психологию победителя у наставника команды вырабатывают еще и хорошие игроки, которые хотят работать, и прекрасно организованный мощный клуб. Здесь все взаимосвязано. Вспомните Джованни Трапатони с теми командами, которые ему довелось возглавлять, — все, что мог, выиграл. Но когда он принял «Торино», то сразу вместе с ним вылетел. В принципе обычная ситуация. Великий тренер хочет большего, но у команды нет на это возможностей.
       — От вас часто можно услышать: пока Романцев в «Спартаке», красно-белые — первые претенденты на золото. Значит, вы здесь подразумеваете, что великий тренер попал в команду с большими возможностями?
       — «Спартак» есть «Спартак». Прими Олег Иванович другую команду, вполне возможно, все было бы иначе. Ведь работал же он в других клубах без великих результатов. Но Романцев прошел спартаковскую школу. Так сказать, получил воспитание этой команды. Проникся ее духом.
       Поэтому после ухода Бескова Старостин предпочел именно Романцева. Если «Спартак» возглавил бы человек с новыми принципами работы, то команда могла многое потерять. А методика Романцева, принявшего в свое время красно-белых, была схожа с методикой их прежних наставников.
       — В принципе и Олег Иванович, и вы не смогли себя ярко проявить в качестве игроков. Скажите, на вас лично не давит это обстоятельство, когда вам приходится требовать от своих футболистов ошеломительных результатов?
       — В то время, когда я играл за армейцев, проблема была не во мне, а в команде ЦСКА. Состав по именам в ней был очень неплохой. Но во всем остальном творился полный бардак. Брали в команду кого хотели, а не того, кого нужно. Как следствие — на поле не было коллективной игры. Соответственно, ЦСКА того времени показывал относительно посредственные результаты. Я же как игрок проявлял себя, все время был на виду. Но в основу сборной брали игроков из команд-лидеров.
       Из-за этого я сыграл всего шесть матчей в составе национальной сборной Союза. Но никто не считал, сколько мне довелось провести товарищеских матчей. А ведь их было очень много. Я всегда нравился наставникам сборной — и Лобановскому, и Бескову.
       Кстати, к тренерской карьере я готовил себя, еще будучи игроком. Делал различные записи. Следил за работой своих тренеров. Анализировал. Причем не только тактические схемы, но и климат в команде, отношения между игроками, реакцию футболистов на указания тренера.
       — Одной из первых команд, где вы заняли тренерское место, был грозненский «Терек». В нынешнем году этот клуб после долгого перерыва вновь вернулся в российский футбол, вызвав при этом весьма неоднозначную реакцию. А как вы отнеслись к этому событию?
       — Очень хорошо. Я с ними достаточно много был на сборах в Кисловодске, ничего страшного не узрел. Ведь Грозный в свое время был очень футбольным городом — это я по своему опыту знаю. Чем-то даже напоминал нынешнюю Самару. В той команде всегда были хорошие люди.Пусть во второй лиге, но у России должен быть клуб из Чечни.
       — В этом сезоне конкуренция за первые места в чемпионате России. В подобной ситуации большая ответственность ложится на судей. Скажите, нынешняя схема работы арбитров, когда они находятся под присмотром президентов клубов в обмен на их финансовое обеспечение, как-нибудь отразилась на качестве обслуживания матчей?
       — Я думаю, да. Ситуация действительно изменилась к лучшему. Ошибки по-прежнему есть, но по большей части из-за молодости нынешних арбитров. Со временем качество судейства должно стать лучше. А за хорошую работу должны платить хорошие деньги.
       Поговаривают, что я боюсь заходить к судьям. Вовсе нет. Просто никогда не хотел этого делать. Все равно ничего не докажешь, а лишний раз трепать себе нервы — не по мне. Вообще, я крайне редко заходил к судьям, чтобы поругаться. Если и посещал их, то только чтобы выразить свою благодарность за хорошую работу.
       Что касается несправедливых результатов матчей из-за подпольной «работы с судьями», то пока я этого не замечал. Во всяком случае, после игры «Крыльев» и ЦСКА президенты обоих клубов, Герман Ткаченко и Евгений Гинер, подошли к арбитрам и сказали, что они довольны их работой.
       Сейчас такая плотность в турнирной таблице, как снизу, так и сверху, что вполне можно исключить и возможность договорных матчей. Я просто уверен: подобного в нашем чемпионате точно не было, по крайней мере последних два года.
       Единственное, что нам может помешать побороться за высокие места, — это мы сами. Если будем продолжать так же бездарно терять очки налево и направо.
       — Вообще вы как тренер себя чувствуете больше кем: диктатором, психологом, учителем наконец?
       — Да всем вместе. Иногда приходится учить игроков не только футболу, но и просто жизни. Например, среди футболистов «Крыльев Советов» много молодых ребят, а разнообразных увеселительных заведений в Самаре еще больше. Вот и приходится разъяснять молодежи, что и когда можно делать, а что и когда — нельзя.
       В роли диктатора тоже приходится выступать. Вот недавно у нашего нападающего Анджело на его родине в Бразилии родился сын. Я его не отпустил. Если бы в Москве у него жена была, то на один денек, может, и отправил. И то подумал бы. А тут в Бразилию, четыре-пять дней, весь подготовительный процесс прахом пойдет. В конце концов, у него контракт с «Крыльями Советов» и клубу он нужен. Здесь нет ничего страшного — я сам в свое время старался ни одной тренировки не пропускать.
       Понять игрока тоже необходимо. Здесь главное — беседа один на один. В откровенном разговоре всегда можно понять, что человека волнует, раздражает, что выбивает его из нормального ритма жизни. Тогда проще помочь ему. Нравится, когда мне возражают. Когда игрок отстаивает свою точку зрения. Здесь можно поспорить и еще больше сблизиться с ним.
       — В вашей команде сейчас играют Андрей Тихонов и Евгений Бушманов. Их расставания с прежним клубом никак нельзя назвать простыми. Ведь они были вынуждены перейти из лиго-чемпионского «Спартака» в клуб, прошлогодний результат которого — 14-е место. У нормального человека в такой ситуации может возникнуть мысль: все кончено. Что-то подобное случалось в вашей футбольной жизни?
       — Во-первых, я хочу сказать, что брал Тихонова и Бушманова только как игроков. Чтобы они влились в состав команды, усилили ее и укрепили боевой дух. Мои надежды ребята пока оправдывают.
       А что касается резких, неожиданных падений в своей карьере, то у меня их было предостаточно. Но самое тяжелое — уход из ЦСКА, я тогда там еще игроком был. В тот год наша команда вылетела из высшей лиги. А я в том сезоне получил травму и отыграл всего шесть игр. Но почему-то в вылете команды обвинили именно меня, настоятельно посоветовав закончить карьеру...
       Как выкарабкался? Да легко. Просто я хотел играть в футбол. В наказание меня отправили в одесский СКА. Но в конце концов, я все же доказал свою невиновность. До самых высоких инстанций добирался. Доходило до того, что клал партбилет на стол. К счастью, на моем пути встретился понимающий человек Волкогонов. Он выслушал меня, понял мою правоту во всем. Я боролся за себя и выиграл.
       — Теперь понятно, почему в одном из своих интервью президент «Крыльев» Герман Ткаченко назвал вас настоящим «антикризисным менеджером». Кстати, а как вы оцениваете свою деятельность на этом посту?
       — Учитывая, что мы приняли команду полностью в разобранном состоянии, это касается и игроков, и баз, и прочего хозяйства, можно сказать: точно, Ткаченко — антикризисный менеджер, а я — антикризисный тренер. Ведь чтобы сделать команду, не дать ей опуститься, нужно очень много работать. Хотя иногда бывало, что хотелось бросить все, уйти из клуба, вообще из тренерской деятельности. У меня еще характер такой — бывают минуты вспыльчивости.
       — Настоящий антикризисный менеджер всегда стоит очень дорого. В свое время у Ткаченко был выбор: купить автобус для команды или нового голкипера Лавренцова. Президент «Крыльев» выбрал вратаря. А во что обходитесь команде вы?
       — Гораздо меньше, чем автобус. Я обошелся команде в мизерную сумму.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera