Сюжеты

БОЛЬШОЕ ПЛАВАНИЕ

Этот материал вышел в № 54 от 02 Августа 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Проект «Корабль мечты», организованный по инициативе образовательного центра «Весна жизни», «Новой газеты» и хозяев яхты «Новая», рассчитан на то, чтобы планомерно, из года в год, возить детей из детских домов и интернатов в двухнедельное...


       
       Проект «Корабль мечты», организованный по инициативе образовательного центра «Весна жизни», «Новой газеты» и хозяев яхты «Новая», рассчитан на то, чтобы планомерно, из года в год, возить детей из детских домов и интернатов в двухнедельное морское плавание по Эгейскому и Средиземному морям. И не только. Все участники понимают, что просто вырвать детей из привычного и обязательного ритма жизни — мало. Уже был печальный опыт, когда 200 детдомовцев погрузили на большой теплоход и отправили в круиз, — дети поглазели на недоступные им шикарные виды, пожили в комфортабельных каютах, тяжело перенесли испытание морской болезнью, вернулись в свои нищие интернатовские спальни. И о них забыли.
       «Корабль мечты» рассчитывает дать каждому ребенку реальный опыт преодоления социальной обреченности. Трудно? Разумеется, особенно в стране, где социальная обреченность — статистический факт. Где главное — входить в клан, группировку или банду и иметь родственников. У детдомовцев родственников нет

       

       «Ангел завис надо мной»
       Они идут к детям и говорят: «Кто хочет поплыть?» Это не значит, что все они сразу же хотят. Их приглашают, а ехать ли — решение сугубо добровольное.
       Психологи из образовательного центра, который работает вместе с «Кораблем мечты», недавно вернулись из керченского лагеря, где три месяца отдыхают воспитанники 24-го московского интерната.
       — Им надоели море, Крым, лагерь, им ничего не надо. Они ездят сюда из года в год — все вместе, как на скучную процедуру. От них ничего не зависит, поэтому они и не ценят, — говорит Галина Шматова, отбиравшая детей для путешествия.
       — Едва я произнесла эти слова о яхте, пошла мгновенная реакция. И четко — одни приняли, другие отвергли. Из 109 детей 67 написали заявления. Вот уже первый шаг осуществлен. Они преодолели сопротивление среды, давление коллективного мнения, собственную инертность.
       Дальше каждому предложили написать анонимный список из десяти имен тех, кого он хотел бы видеть в своей команде на яхте.
       — И это тоже был труд — мысленно перенестись в море, в чужую страну, в незнакомую ситуацию, принять на себя ответственность и разделить ее с десятью другими.
       Эти списки обработают, составят группы.
       Те, кто отказался, тоже пребывают в ажиотаже — они переживают, делают выводы. Эмоциональный штиль сиротского уныния нарушен. Но ни для кого ничего не закрыто — ни для оставшихся, ни для тех, кто отправится в плавание.
       — Дети окажутся в непривычной для них нише — нужно будет переносить качку, драить палубу, вязать узлы, стирать свою одежду, слушать, что им будут рассказывать, и видеть, где высадились греки, где умирал Ахилл. Поверьте, это потрясает. Когда они вернутся, у них будет такой стимул, какого не имеет благополучный ребенок. У них все переживания более мощные.
       Михаил Кашин, главный зачинщик и координатор проекта, не хочет сглазить. Он рассказывает только о том, что сделано.
       — Разумеется, всегда есть те, которые смекнут: на дармовщинку прокатили. Но мы ориентированы на тех, кто подумает: ангел почему-то завис надо мной.
       По возвращении детей уже будут ждать взрослые «добровольцы». Сколько времени они готовы проводить вместе с детьми, что они будут делать — зависит от их обоюдной фантазии. Психологи подсказывают, но осуществлять — им.
       — Неужели есть люди, которые имеют время и силы, чтобы отвлечься от привычного ритма жизни и начать ходить к детдомовским детям?
       — Я не встречал пока отказа. Наверное, я обращаюсь к людям по наитию. Мы должны поменять систему ценностей в обществе, корректируя закон и обращаясь к каждому конкретному человеку.
       Скажем, Московский комитет по образованию кое-что уже продвинул: отныне детдомовец не имеет права в течение пяти лет свою жилплощадь кому-либо передавать. Теперь они сдают свои квартиры. А мы хотим, чтобы они не жили, по сути, на очередном пособии, а активно входили в жизнь. Вот для этого мы их везем на яхте.
       
       Яхта, или Как все начиналось
       Начиналось все с бесконечных бесплодных мечтаний. Небольшая группа бывших походников, каэспэшников и энтузиастов много лет грезила, как когда-нибудь они разбогатеют, купят яхту и будут бороздить моря. После долгих поисков они нашли старую зверобойную шхуну, которая все еще была на плаву, имела рабочий дизель и крепкие борта. Они влезли в долги, скинулись и купили ее. Назвали яхту «Новая», принялись ее отделывать, чинить и обустраивать. И, странное дело, кататься просто так, для собственного удовольствия, как они некогда мечтали, им показалось скучно.
       Случай послал им других энтузиастов, которым, видно, решительно нечего делать, кроме как заниматься проблемой детских домов. Непаханая зона и неблагодарная.
       Короче говоря, вместо того чтобы включиться в туристический бизнес и катать буржуев, эта компания затеяла проект, который им не принесет ни денег, ни славы. Но очень много хлопот.
       Пока что они заканчивают ремонт и готовятся к первому пробному плаванию вдоль южного турецкого берега. 22 детдомовца увидят греческие руины, Трою, прекрасные острова... Потом еще пять групп детишек. На первые три заезда у них уже деньги есть.
       
       Зачем вся эта головная боль
       Все они уже родители, некоторые даже дедушки и бабушки. В детдома никого не сдавали и сами в них не воспитывались. Вышло так, что сначала они познакомились со статистикой. И ужаснулись: только в нашей стране существует и плотно укоренен курс на детдомовское детство.
       Сироты отделены от «большой жизни» плотной стеной государственной опеки, даже живут и учатся отдельно от «родительских» чад. Они почти ничего не знают о реальной жизни за оградой интерната. Они довольно наивны, хотя на первый взгляд несут предельно циничный взгляд на общество и их место в нем. Они очень легко попадают в руки мошенников, отбирающих то немногое, что сиротам предоставляет государство, — жилплощадь.
       Сироты, родившиеся от сирот, по выходе из приютов немедленно производят на свет потомство, которое они не в силах прокормить, содержать и воспитывать. Они и сами-то в этой жизни едва ориентируются, куда уж им отвечать за младенцев. Так что круг замкнутый. Немногие выбиваются, что называется, в люди. Почему? Потому что о жизни они знают, что питание — трехразовое, учеба — скучная, «хорошие» места — заняты, а страсти — как в мыльных операх...
       Этот детдомовский набор представлений усугублен неверием в свои силы и отсутствием мотивации для социальной активности любого рода. «Мне все должны» — это основной мотив выпускника детдома. «Я ничего не смогу достичь честным трудом» — это глубинная установка вообще детей постсоветской эпохи. Сирот — тем более.
       Дети после интерната получают квартиру. Начинают ее сдавать. Стайки таких детдомовцев живут «коммунами» у кого-то из своих же. Пьянка, гулянка, наркотики. И через год — пополнение для Домов малютки...
       В стране, где больше никто не верит в альтруистические устремления энтузиастов, вполне работает эгоистическая мотивация: эти люди хотят, чтобы их благополучные отпрыски жили и работали не в полукриминальной социальной среде, усвоившей мораль зоны, а в обществе, где налажен механизм солидарности и взаимовыручки. А значит, пора идти в тюрьмы, детские дома и лагеря беженцев. Они начали с детских домов.
       Можно прорвать круг? Можно. В Самарской области детдомовскую проблему победили. Там всех детей разбирают в семьи, берут опекуны, усыновляют. Московский Никулинский центр работает с 15-м интернатом: клоуны и акробаты абсолютно бескорыстно ходят к детям и учат их цирковому мастерству. Эффект потрясающий — для обеих сторон, между прочим.
       План этих отчаянных людей прост: они вырывают детей из привычного круга и на две недели погружают их в трудный и романтический ритм морского путешествия. Когда они возвращаются, с ними постепенно начинают работать волонтеры, их будущие вероятные друзья, шефы, обретенные, может быть, родители.
       План долгий и трудный. Так что есть вероятность, что судьбы детишек начнут выпрямляться.
       
       Грубая реальность непаханого поля
       Только в Москве 41 интернат, 5 интернатов для больных детей, в состав которых включены «сиротские» группы, и 21 Дом ребенка. По стране около миллиона беспризорных детей — цифра приблизительная и, следовательно, не существующая для чиновника. Это громадная зона бедствия. Причем если в провинции не хватает еды, одежды, воспитателей, то в столице эта проблема более или менее решена. «Выйти в люди» в Москве намного сложнее. Мегаполис располагает к маргинальному прозябанию, он разбит на невидимые зоны, ниши, в которые детдомовец попадает и откуда ему выбраться можно только чудом.
       Вот — обычные дети, вот — сироты. Они нигде не встречаются — ни в классе, ни на детской площадке, ни на отдыхе, ни в трудовом лагере. Добиться взаимного обучения сирот и благополучных детей — уже глобальное достижение. Этого не хотят родители, директоры не только элитных и «продвинутых» школ, но и самых обычных. Этого не хотят и многие дети, четко ориентированные на «хорошие» компании.
       В сознании общества есть четкие границы, разделяющие «чистых» и «нечистых». Для одних — круизы и банковские счета, для других — беспросветное будущее. Проект «Корабль мечты» ориентирует сироту на достижимость цели, которую даже ставить как бы не по статусу. Работают не маргиналы, а люди осуществившиеся, реализовавшиеся. Это — важный момент. Взрослые люди пришли на этот «Корабль мечты» не от скудости, не от желания найти теплое местечко — тогда бы они не ввязывались в столь щекотливое, трудоемкое и тяжелое предприятие. Они обращаются к каждому: захоти! А мы тебе поможем!
       Они работают, чтобы таких «захотевших» было много. В каждом детском доме, интернате. И чтобы вокруг этих детей оказывались добросердечные и открытые люди, которым можно было бы позвонить, которым можно задать вопрос, пусть наивный и глупый. Кто такие троянцы? Или где покупают стиральный порошок?
       
       А что дальше?
       С этим у них нет проблем, с перспективами. «Корабль мечты» перегружен проектами и идеями. Юрий Щекочихин, который входит в попечительский совет, планирует проводить маршруты для детей из «враждебных» лагерей: русских и чеченцев, армян и азербайджанцев, грузин и абхазов, палестинцев и евреев. Драить палубу, петь песни, карабкаться по античным развалинам вместе с «врагом» — действует мощнее, чем многолетние переговоры взрослых о прекращении огня. А пока — всего шесть групп по 22 детдомовских ребенка.
       
       P.S. Все вопросы по телефону: 245-48-43, Галина Шматова и Михаил Кашин.
       Сайт проекта: http://children.comtv.ru
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera