Сюжеты

КОТЛОВАН

Этот материал вышел в № 55 от 06 Августа 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

400 МИЛЛИОНОВ ДОЛЛАРОВ В Петербурге вырыта самая дорогая в мире яма Все российские «проекты века» по сути своей одинаковы. На первом этапе их реализации нам говорят, что такой-то объект (магистраль, дворец спорта, вокзал, отель — нужное...


400 МИЛЛИОНОВ ДОЛЛАРОВ
В Петербурге вырыта самая дорогая в мире яма
       

       Все российские «проекты века» по сути своей одинаковы.
       На первом этапе их реализации нам говорят, что такой-то объект (магистраль, дворец спорта, вокзал, отель — нужное подчеркнуть) необходим, а противники строительства — тупые ретрограды.
       На втором этапе нам говорят, что на строительство не будет истрачено ни одной бюджетной копейки, потому что деньги дадут инвесторы, которые уже стоят в очереди.
       На третьем этапе выясняется, что очередь инвесторов куда-то делась, но нам говорят, что деньги готовы дать кредиторы, от которых также отбою нет.
       На четвертом этапе выясняется, что кредиторы настаивают на государственных гарантиях по своим кредитам, но нам говорят, что это — пустая формальность, потому что объект окупится и принесет прибыль.
       На пятом этапе выясняется, что необходимость строительства была сильно преувеличена, об окупаемости объекта (а тем паче о прибыли) не приходится и мечтать, а истраченные на строительство деньги надо отдавать за счет бюджета, но нам говорят, что все это — дела давно минувших дней, потому что затевается новый проект, еще более необходимый, против которого выступают только тупые ретрограды...
       Печальная история строительства в Петербурге вокзального комплекса РАО «Высокоскоростные магистрали» (ВСМ) — одна из наиболее ярких иллюстраций к описанной схеме.
       
       ВСМ-эпопея скоро отметит 10-летие — 13 сентября 1991 года Борис Ельцин подписал указ № 120 «О создании высокоскоростной пассажирской железнодорожной магистрали Петербург—Москва». На следующий год, 17 июля 1992-го, последовал новый указ № 786 «О строительстве высокоскоростной пассажирской железнодорожной магистрали Петербург—Москва и организации производства электроподвижного состава». И семь лет назад — 15 июня 1994-го — первый вице-премьер Олег Сосковец подписал правительственное постановление № 671 «О финансовой поддержке государства в создании высокоскоростной пассажирской железнодорожной магистрали».
       Правительство решило считать ВСМ «одним из приоритетных инвестиционных проектов, осуществляемых при участии государства»; Минфину было велено в двухмесячный срок рассмотреть обращение РАО «ВСМ» о выпуске им в 1994—1999 годах облигационного займа под государственные гарантии. Тут же предписывалось выделить для РАО «ВСМ» 60 миллиардов рублей (по тогдашнему курсу — более 20 миллионов долларов) за счет целевых инвестиционных государственных кредитов. Погашение кредитов предусматривалось «по мере ввода мощностей акциями РАО «ВСМ». В апреле 1995 года правительство распорядилось «подкинуть» РАО «ВСМ» еще немного денег. Распоряжением Виктора Черномырдина № 447-р было велено «согласиться с предложением Минфина РФ о предоставлении РАО «ВСМ» казначейских обязательств на сумму 10 миллиардов рублей для проведения первоочередных работ по строительству экспериментального участка магистрали, а также строительству и реконструкции действующих вокзальных комплексов в Петербурге и Москве».
       Затрагивать в этой статье тему несостоявшегося строительства самой высокоскоростной магистрали не будем, об этом уже немало написано. Изначально запланированная с грубейшими нарушениями природоохранного законодательства, а в перспективе могущая погубить уникальную природу Валдая, эта стройка, к счастью, осталась лишь на бумаге. Также на бумаге осталось и строительство нового «высокоскоростного» вокзала в Москве. А вот в Петербурге лоббисты ВСМ — при необъяснимо энергичной поддержке правительства — развернулись на всю катушку.
       Для начала РАО «ВСМ» получило в бессрочное пользование земельные участки в северной столице для строительства транспортно-коммерческого центра (ТКЦ) около существующего Московского вокзала.
       Предполагалось построить некий симбиоз вокзала, пятизвездочной гостиницы, магазинов и офисных помещений. Общая стоимость проекта тянула на 377 миллионов долларов, из которых 200 миллионов предполагалось получить у английских банков в качестве специального инвестиционного кредита. Естественно, англичане соглашались дать такие деньги не просто так, а под гарантии правительства России. Правительство же, в свою очередь, потребовало от Петербурга контргарантий возврата кредита. С этим согласились сперва мэр Анатолий Собчак, а затем сменивший его Владимир Яковлев, и 27 июня 1996 года было издано очередное правительственное распоряжение № 1016-р, где говорилось: «Принять предложение правительства Петербурга о заключении с Минфином России соглашения о контргарантиях возврата инвестиционного кредита Великобритании за счет средств бюджета Петербурга».
       
       Прошло еще полтора года, и 14 октября 1997-го в Лондоне было подписано соглашение между Внешэкономбанком РФ и банками «Агриколь Индосуэц» и «Эс би си Варбург» о предоставлении на строительство ТКЦ кредита на 200 миллионов долларов сроком на 10 лет с процентной ставкой 7,3% годовых.
       21 октября Владимир Яковлев поставил свою подпись под договором поручительства, по которому Петербург обязывался «безотзывно и безусловно» отвечать в полном объеме перед Минфином за то, что РАО «ВСМ» вернет английский кредит с процентами (общая сумма долга за десять лет должна была составить 400 миллионов долларов). И в случае чего по первому требованию Минфина рассчитаться до копеечки. Минфин, кстати, представлял тогдашний заместитель министра Михаил Касьянов, именно его подпись стоит под договором...
       «Высокоскоростные» строители быстренько снесли несколько исторических зданий на месте будущего ТКЦ (невзирая на протесты общественности) и приступили к рытью котлована. Но, согласно питерскому законодательству, подписи губернатора было недостаточно для выдачи контргарантий по кредиту: договор должно утвердить Законодательное собрание. А с этим вышла незадача — противники проекта во главе с тогдашним первым вице-губернатором Игорем Артемьевым (ныне — депутатом Госдумы от «ЯБЛОКА») встали буквально стеной против выдачи поручительства.
       Аргументов было более чем достаточно, но хватило бы и одного: не было ни малейших оснований считать, что строящийся комплекс хоть когда-нибудь окупится. Лоббисты РАО «ВСМ», правда, хором утверждали, что строящийся ТКЦ будет небывало прибыльным и они легко рассчитаются с долгами, но это выглядело как ненаучная фантастика. Ценой различных ухищрений процесс утверждения договора удалось «замотать», а в июле 1998 года появился президентский указ, фактически отменивший строительство магистрали. А еще через полтора месяца грянул августовский дефолт, и абсурдность выдачи от имени Петербурга поручительства по английскому кредиту стала очевидной. К вопросу об утверждении договора больше не возвращались никогда.
       
       Казалось бы, можно поставить точку. Как бы не так! РАО «ВСМ» не собиралось сдаваться за здорово живешь. И, несмотря на то что с лета 1998 года «высокоскоростная» стройка оказалась фактически заморожена, а кредит Великобритании остался без контргарантий, он продолжал активно расходоваться!
       К осени 1998 года истраченные суммы достигли 36 миллионов долларов, а затем появилось прелюбопытнейшее распоряжение правительства от 20 декабря 1998 года
       № 1837-р, подписанное Евгением Примаковым. В нем говорилось о «принятии предложения правительства Петербурга, согласованного с МПС России», а суть предложения заключалась в том, что гарантом возврата кредита становилась Октябрьская железная дорога (ОЖД). При этом в качестве залога ОЖД и правительство Петербурга передавали федеральным властям имеющиеся в их распоряжении акции РАО «ВСМ».
       Каким путем удалось уговорить МПС взять на себя гарантии по скандальному кредиту, неизвестно, но возможность железнодорожников вернуть долг в 400 миллионов долларов вызывала большие сомнения. Заметим, что эксперты сходились в том, что стоимость переданных в залог акций оказывалась как минимум в 3000 раз меньше суммы долга. При этом акции РАО «ВСМ» уже тогда на рынке практически не котировались, и было непонятно, на что рассчитывает правительство. Во всяком случае, не на то, что железную дорогу удастся в случае чего объявить банкротом и пошпально распродать ее имущество...
       Все это, тем не менее, чудесным образом не мешало РАО «ВСМ» тратить деньги. Уже к марту 1999 года сумма «освоенных», а точнее, закопанных в питерском котловане средств достигла 49 миллионов долларов. Еще через полтора года — к осени 2000 года — эта сумма возросла до 65 миллионов. В общем, было трудно объяснить, почему российское правительство и МПС безучастно взирают на закапывание кредитных миллионов, — до тех пор, пока не выяснилось, что Центр нашел простой и гениальный способ снять с себя «высокоскоростные» обязательства.
       
       В феврале 2001 года достоянием гласности стало 35-е приложение к Закону о федеральном бюджете на 2001 год, где была расписана программа внешних долгов страны. В большом списке имелся и кредит для РАО «ВСМ» (при этом до 1 января 2002 года предполагалось израсходовать еще 20 миллионов долларов), но самое любопытное, что поручителем по кредиту значился... Петербург. Последовала серия депутатских запросов, на которые Минфин начал давать ответы в известном стиле: «они нам про Фому, а мы им про Ерему». Первый заместитель министра финансов Сергей Игнатьев сообщил, что, мол, питерская администрация неоднократно подтверждала свои обязательства быть гарантом английского кредита и просила продолжать финансирование. При этом г-н Игнатьев якобы не знает, что договор поручительства не был утвержден питерскими депутатами, что контргарантом по кредиту определена Октябрьская железная дорога. Кстати, весной этого года распоряжение Примакова № 1837-р пытались отменить — но не смогли.
       Как выяснилось, упоминание о Петербурге появилось в проекте бюджета-2001, который правительство вносило в Думу осенью 2000 года. Питерские депутаты (в том числе Игорь Артемьев) пытались внести поправки, исключающие город на Неве из списка «гарантов», но представители Минфина заявили на заседании бюджетного комитета Думы, что Яковлев водил их за нос, много раз обещая, что договор вот-вот утвердят и, дескать, теперь пусть пеняют на себя. На недавний запрос «яблочного» депутата Госдумы от Петербурга Александра Шишлова все тот же Сергей Игнатьев ответил, что в ноябре 2000 года на заседании думской комиссии по государственному долгу и зарубежным активам рассматривался вопрос о возможности «питерских» гарантий, и «комиссией было принято решение оставить данную позицию без изменений».
       Позиция Минфина очень странная. Одной рукой министерство Алексея Кудрина разрешает почти обанкротившемуся РАО «ВСМ» (сегодня по облигациям РАО «ВСМ» уже рассчитывается государство) продолжать тратить кредитные миллионы, чем увеличивает внешний долг страны на 400 тысяч долларов в неделю. А другой пытается переложить бремя возврата кредита на чужие (в данном случае питерские) плечи. Причем незаконно: объяснения, что питерский губернатор обещал, что договор вот-вот утвердят, годятся для политических дебатов, но не в зале суда, до которого вполне может дойти, если с Питера попытаются взыскать «высокоскоростной» долг.
       Кстати, о суде. Законным образом обратиться в него и потребовать снять с Петербурга незаконные «гарантии» может только Владимир Яковлев. Но он в суд не торопится, в этом, возможно, и заключается иезуитский расчет правительства.
       Во-первых, именно Яковлев в свое время из кожи вон лез, упрашивая депутатов Законодательного собрания дать гарантии. Во-вторых, суд означает ссору губернатора с Михаилом Касьяновым и Алексеем Кудриным, ответственными за составление федерального бюджета. Оба высших чиновника — президентские фавориты, между тем степень лояльности Яковлева к Путину просто беспредельна. В-третьих, Минфин, защищаясь, может в суде «выкатить» доказательства того, что Яковлев действительно добивался финансирования РАО «ВСМ», после чего Владимир Анатольевич будет выглядеть не экономным хозяйственником, собирающим средства на городские нужды, а авантюристом, проматывающим городскую казну. В-четвертых, впереди 300-летие Петербурга, под которое губернатор надеется получить значительные средства из Центра. Между тем, проиграв суд, правительство может просто-напросто урезать обещанные Питеру средства.
       И все же суд возможен — сейчас прорабатываются иные варианты обращения в храм Фемиды. Ежели он состоится, на нем, вполне вероятно, встанут и другие вопросы, помимо незаконных действий должностных лиц правительства. На что истрачены британские миллионы? Зачем потребовалось привлекать гигантский кредит на реализацию изначально сомнительного и безнадежно неокупаемого проекта? Что за могущественные лоббисты, наконец, стоят за спиной у «комплексных» строителей?
       
       И напоследок — депутатский запрос председателя комитета по экологии Государственной Думы второго созыва Тамары Злотниковой на имя тогда и.о. премьер-министра Сергея Кириенко (дело было в апреле 1998 года, когда его еще не утвердили полноправным премьером). Говорится в нем следующее: «Для получения кредита Великобритании (того самого. — Б.В.) Правительство РФ (А. Б. Чубайс) ввело в заблуждение, а по существу, обмануло Государственную Думу, указав, что транспортно-коммерческий центр в Петербурге не имеет отношения к высокоскоростной магистрали. Это заявление противоречит официальным документам Правительства РФ, в которых сказано, что указанный центр является неотъемлемой составной частью комплекса строительства ВСМ Петербург—Москва».
       «ВСМ, как об этом не раз предупреждало Минэкономики России, заведомо убыточно и никогда не окупится, и все кредиты (а они немалые), взятые РАО «ВСМ» под государственные гарантии, придется возвращать государству, что в данной экономической ситуации для страны не просто невыгодно, но, по сути, преступно».
       Напомним: на дворе апрель 1998 года. До дефолта далеко, и доллар еще стоит шесть рублей.
       Между тем уже в следующем году должны начаться выплаты по кредиту для РАО «ВСМ». Еще пять лет — и из кармана российских налогоплательщиков (как бы ни решился спор о гарантиях, деньги в любом случае возьмут из него) будут вынуты 400 миллионов долларов, потраченных на самый дорогой котлован в стране.
       А может быть, и в мире.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera