Сюжеты

НАШЕСТВИЕ

Этот материал вышел в № 56 от 09 Августа 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

На фестивале «Нашествие» побывали 100 000 человек. Они же — «мертвые чебурашки»? Очередное «Нашествие», прошедшее в выходные на раменском ипподроме, подтвердило, что генеральный продюсер «Нашего радио» Михаил Козырев — один из величайших...


На фестивале «Нашествие» побывали 100 000 человек. Они же — «мертвые чебурашки»?
       
       Очередное «Нашествие», прошедшее в выходные на раменском ипподроме, подтвердило, что генеральный продюсер «Нашего радио» Михаил Козырев — один из величайших мифотворцев нашего времени. Анонсируя фестиваль, ведомое им радио использовало помпезный слоган «лучшие силы русского рока». Всерьез надеяться, что рекламный миф сработает в отсутствие «Аквариума», «Алисы», «Аукцыона», «Воскресенья», «Калинова моста», «Машины времени», «Пикника», «Чижа и Ко», мог только человек, уверенный в том, что созданная им реальность окажется достаточно убедительной.
       Но у Козырева получилось. Как получалось практически все, что он делал до сих пор, ведь именно его стараниями тысячи мальчиков и девочек пубертатного возраста узнали, что «русский рок» — это мяукающий Лагутенко и гнусавящий Петкун, заунывно-бессмысленная Линда и задорная, но не менее бессмысленная Чичерина.
       Еще лет десять назад подобное в страшном сне не приснилось бы тому, кто привык воспринимать песни, исходя из реалий 80-х, когда большинство творцов «русского рока» (в отличие от всевозможных деятелей эстрады) укладывалось в башлачевскую формулу: «Хороша любая проповедь, но лишь когда она — исповедь». И максимальное соответствие внутренней сути Художника избранной форме выражения роднило таких антиподов, как Курехин и Башлачев, Гребенщиков и Летов. Не говоря уж о поэтическом начале, которое властвовало почти безраздельно.
       Говорят, что революции задумываются романтиками, осуществляются прагматиками, а плодами их пользуются циники. Профанация самобытной культуры, объединившей отечественные поэтические традиции и современные западные ритмы, удалась Козыреву с блеском. Но у него же получилось связать силы музыкантов и продюсеров в жесткую и жизнеспособную систему. А теперь — собственно о фестивале.
       
       Для скорейшего включения публики в происходящее оба дня начинали группы, ставшие главным открытием «Нашего радио» за последний год и имеющие достаточную концертную энергетику, чтобы с ходу «взять» аудиторию в десятки тысяч человек. Второй, рок-н-ролльный, день открыли «Ночные снайперы». Первый, рокапопсовый, — «Конец фильма». Кульминацией их выступления стал выход на сцену лидера одноименной группы Башакова, на пару с вокалистом «... фильмов» Женей Феклистовым спевшего главный кавер ушедшего сезона «Элис».
       Дальше начался карнавал. Словно невидимый Полунин решил провести в Раменском мастер-класс и объявил соревнование — кто кого перечудит. Понятно, что если качество песен не является главным козырем на сцене, то приходится думать о других вещах.
       «Мультфильмы» выкрасили щеки серебристой краской, оделись в полиэтиленовые пакеты и в таком виде спели цоевскую «Мы ждем перемен». Юля Чичерина решила покидаться в музыкантов тортом, в итоге они с гитаристом ушли со сцены, облизываясь, в сладком гриме с головы до ног. Вскоре появился очередной повод для радости многочисленным пэтэушникам, готовым всерьез подпевать Найку Борзову про Вову, знающего три слова. Макс Покровский («Ногу свело») спел песню, припев которой состоял из многократно повторяемого слова на букву «х» (у артистичного лидера этой замечательно сыгранной и на редкость драйвовой группы вообще беда с текстами). Всех перещеголял Сид из «Приключений Электроников», решивший передать со сцены привет любимой бабушке, смотревшей выступление внука по телевизору. Чем сразу низвел происходящее до уровня «Поля чудес» и так часто пародируемых юмористами «Нашего радио» мексиканских сериалов. Как рыба в воде чувствовали себя в «обществе спектакля» артистов оригинального жанра Сергей Шнуров и его «спившийся диксиленд». Секрет популярности «Ленинграда», наверное, не только в том, что Шнуров через слово матерится и является кумиром тех, кто с трудом воспринимает нормативный русский язык. Максимально циничными песнями и эпатирующими высказываниями Шнур словно доводил стремления многих выступавших до их логического завершения. То есть до абсурда.
       Из молодых групп впечатлил только «Доктор Александров», вписанный в программу в последний момент. Песня-шутка «Стоп, наркотикс» рекордно быстро добралась до вершин хит-парада «Чартова дюжина» и держится там до сих пор.
       Как всегда, хорошо отыграл «Сплин», а некоторое время спустя Васильев привычно возглавил «Би 2» во время исполнения коллективного мегахита «Феллини». Однозначна была и реакция на «Чайф» (по словам очевидцев из палаточного лагеря, «Ой-ей» была самой популярной песней предфестивальной ночи). Завершился день грандиозным шоу «Арии», которой помогал симфонический оркестр п/р К.Кримеца. Играли они уже в полной темноте, и сцена буквально взорвалась многочисленными световыми эффектами. Толпы металлистов сходили с ума, в массовом порядке лезли через огораживающие сцену щиты и бросались на милицейское оцепление.
       На следующий день Евгений Федоров («Те-килладжазз») сказал: «Сейчас время, когда музыканты слишком повернулись лицом к слушателю и часто забывают о творчестве. Надо постоянно делать усилие над собой, иначе двигаться вперед невозможно». Если бы его слышали не только журналисты, но и коллеги, боюсь, не все бы поняли, о чем речь.
       
       Накануне фестиваля состоялась пресс-конференция организаторов, на которой Дмитрий Гройсман четко и однозначно ответил на вопрос, касающийся свободы секса во время фестиваля: «Мешать не будем. Охрана только будет следить, чтобы любовью занимались по согласию, а не против». Ответ не соответствовал действительности. По словам очевидцев, ночью милицейские патрули придумали себе следующее развлечение: найти парочку, спрятавшуюся между палатками, осветить ее фарами «уазика» и комментировать происходящее в мегафон. Со своими прямыми обязанностями стражи порядка справлялись заметно хуже, да и откровенных глупостей с их стороны, как обычно, хватало. Например, ближе к концу первого дня новоприбывшие и отлучавшиеся к станции или в Раменское около часа не могли попасть на ипподром (приказали «не пущать», хотя даже на главном входе было немноголюдно). И т. д., и т. п.
       
       Минусов у фестивалей, подобных «Нашествию», более чем достаточно. Когда песни звучат non-stop много часов подряд, восприятие притупляется. На сцене же, как правило, винегрет — от откровенной попсы до лауреата премии «Триумф» Бориса Гребенщикова. Думающая публика не особенно рвется на фестивали, зато изрядную часть слушателей составляют «мертвые чебурашки» (определение фестивальной публики принадлежит Нику Рок-н-роллу), которым без разницы, что звучит, лишь бы побольше пива, а там хоть трава не расти. Для организаторов в лице «Старого мельника» или «Афанасия» — раздолье. Чего не скажешь о тех, кто не согласен, что «пиво, секс и рок-н-ролл» — достаточное количество компонентов для счастья.
       На этот раз все получилось нестандартно, поскольку второй день завершала группа «ДДТ». По словам Михаила Козырева, «...переговоры с Шевчуком, который не участвует в фестивалях, организованных не им, велись полтора года. У него свое отношение к тому, что происходит в современной музыке, не самое благосклонное к нашей деятельности. Мы договорились на двух условиях. Первое — у фестиваля не будет алкогольных и табачных спонсоров, второе — он примет участие в отборе групп, которые будут выступать в его день».
       Юрий Шевчук прокомментировал отбор следующим образом: «От меня здесь группы, отличающиеся несколько иным отношением к миру и к себе, не рокапопс, который везде муссируется и уютно себя чувствует в рамках нашего современного коммерционализированного общества». Шевчук настаивал также на участии в фестивале «Зимовья зверей», «Черного Лукича» и «Гражданской обороны» Егора Летова, но от сибирских групп Козырев наотрез отказался (видимо, боялся, что фанаты Летова довершат разгром, начатый металлистами). Гитарист «Зимовья зверей» Саша Петерсон рассказал о причинах отказа своей группы: «Нам очень поздно сообщили о нашем участии, и уже были планы на это время. К тому же предложение было сделано так, что у нас не возникло желания бросить все дела и заняться подготовкой к фестивалю. Мы будем рады, если наши песни все-таки зазвучат на «Нашем радио», оно нам симпатично, но если этого не случится, никакой беды не произойдет». Поразительный контраст с детским энтузиазмом большинства дебютантов.
       
       Как и следовало ожидать, концерт второго дня начался с рискованных экспериментов. «Ночные снайперы», спев пару проверенных ротацией боевиков, исполнили несколько песен, незнакомых даже их поклонникам. Вышедший следом Башаков отказался от стоящей в плей-листе «Элис» и спел «Сердце, полное тишины», припев которого был тут же подхвачен просыпающимся полем. Вообще, именно привезенные Шевчуком питерцы заметно выделялись на протяжении всего дня. Настоящими любимцами публики стали «Пилот» и «Кукрыниксы» — они и оказались, наверное, главными открытиями фестиваля.
       Вариант девиза первого дня — фраза Сергея Шнурова: «...наверное, наши песни — продолжение наших комплексов, только я не считаю, что надо зачем-то от них избавляться, надо себя любить». Ко второму дню больше подошли бы слова Ильи «Черта» («Пилот»): «Я хотел бы вернуться домой, наверх, потому что здесь, на Земле, очень тяжело. Но я хочу вернуться достойно, чтобы меня приняли. Не под дверью скрестись, а нормально, достойно войти».
       Алексей Горшенев («Кукрыниксы»), кажется, первым на фестивале пренебрежительно отозвался о тех, кто позволяет себе петь матом со сцены: «... это последнее оружие, чтобы расшевелить зрителей, которое используют те, у кого нет ни таланта, ни внутреннего стержня. Под матом я подразумеваю также и пошлость, и спекуляцию высокими словами». А вот что он думает о современной ситуации в нашем роке: «В 80-е все было ясно, а сейчас ничего не ясно, кроме того, что есть мы и есть деньги. Меня очень бесит, что за такое короткое время люди настолько изменились в худшую сторону. Хочется своими песнями как-то осветлить эту ситуацию. Жалко маленьких мальчиков и девочек, которым задурили головы, и они не понимают элементарных вещей. Например, что если команда появляется на больших площадках после нескольких лет игры, то она, скорее всего, что-то из себя представляет, а если собралась год назад, в нее вложили деньги и раскрутили, то, как правило, наоборот».
       В свете того, что я уже писал о работе милиции, вполне предсказуемую реакцию вызвал хит «СП Бабай» «С кокардой в голове». Аж два полковника побежали к лидеру группы Михаилу Новицкому «разбираться».
       Вот как прокомментировал разговор сам Михаил: «К сожалению, с точки зрения нашей милиции, сломанные руки и побитые лица — всего лишь «недочеты». Я встретил совершенно трезвого человека с разбитым лицом. Просто ужас творился во время выступления «Арии», когда фанатов утаскивали в VIP-зону и там добивали. Операторов, пытавшихся это снимать, старательно оттесняли и продолжали самоутверждаться на живых людях. Что касается беседы с милицейскими чинами, то мне сразу начали рассказывать о том, какие санкции могут ко мне применить за устроенную провокацию. Я ответил им, что подписываюсь под каждым словом, что произнес со сцены. Нас не устраивает та милиция, которую мы видим. Налоги граждан не должны идти на их же унижение. В Питере милиционеры обычно берут автографы, прикалываются, например часто одно отделение заказывает «С кокардой в голове» по радио для другого отделения».
       
       Героем дня, оставшимся в тени, оказался барабанщик московского «Лосьона» Александр Силин, вышедший играть со сломанным запястьем. Музыканты тщательно скрывали его травму от своего директора (например, сыграли накануне в две гитары клубный концерт, сославшись на то, что надо отточить акустическую программу). На «генеральной» репетиции перед отъездом товарищи проверили Сашину боеспособность. Он показал себя парнем мужественным и, превозмогая боль, выдержал минут пятнадцать. Решили рискнуть. Выступление прошло на «ура», публика ничего не заметила. Как и журналисты, так и не обратившие внимания на перебинтованную руку Александра.
       После паузы предвкушения, около девяти вечера, на сцене появились музыканты «ДДТ». Не знаю, что почувствовал Козырев, когда в качестве увертюры они сыграли фрагмент седьмой симфонии Шостаковича, именуемый «Фашистское нашествие». А для не знавших подтекста концерт начался, когда к микрофону вышел Шевчук. И начал выступление с новых песен. Похоже, чем дальше, тем печальнее они становятся. Наверное, действительно радоваться пока нечему.
       Пьяные дети холодной страны
       сплевывают новый гимн.
       Инвалиды бескрайней чеченской войны
       атакуют магазин.

       И далее по тексту. Со всеми остановками.
       
       P.S. В понедельник впервые услышал по «Нашему радио» Инну Желанную. Интересно, Шевчук посоветовал или сами догадались?
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera