Сюжеты

ДАР — ЭТО ПОРУЧЕНИЕ

Этот материал вышел в № 59 от 20 Августа 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Сколько она помнит себя — постоянно пела. На всех утренниках в детской группе, на всех вечерах в школе. У сосланной в Казахстан многодетной ингушской семьи не было возможности дать талантливой девочке музыкальное образование. Зайнап была...


       
       Сколько она помнит себя — постоянно пела.
       На всех утренниках в детской группе, на всех вечерах в школе.
       У сосланной в Казахстан многодетной ингушской семьи не было возможности дать талантливой девочке музыкальное образование. Зайнап была десятым ребенком из одиннадцати в семье Кодзоевых.
       И все-таки в старших классах Зайнап настояла. Ее приняли в музыкальную школу по классу фортепьяно. За два года она прошла курс четырех классов музыкальной школы. Окончила десятилетку. Родители не обрадовались выбору дочери: поступать в училище искусств. Тем более в столице Осетии. Но Зайнап снова настояла и, блестяще сдав экзамены, была принята по классу вокала.
       За 45 лет существования училища в нем впервые училась девушка-ингушка.
       После окончания училища пела в ансамбле «Вайнах», преподавала пение в сельской школе в Ингушетии. Вскоре стала самым молодым в Чечено-Ингушетии директором музыкальной школы.
       А в 1991 году поступила в одну из лучших в Союзе Тбилисскую государственную консерваторию.
       Пять лет учебы. Но какие это были годы и для нее, и для Грузии! И счастливые, и страшные одновременно.
       В конце 91-го распался Союз. В следующем году Тбилиси был охвачен огнем междоусобной бойни — бойцы Кетовани и Иоселиани против сторонников Звиада Гамсахурдиа. Дом, где жила Зайнап, находился неподалеку от проспекта Руставели — в эпицентре перестрелки.
       Зайнап снимала комнату в грузинской семье (мать и дочь). Вместо платы за жилье она кормила своих хозяев на те скудные средства, что присылала ее старшая сестра. Фактически Зайнап голодала.
       Был момент, когда жестокая пальба продолжалась много дней. Люди боялись высунуть головы из подвалов домов. Закончились продукты. И когда голод стал невыносим, хозяйка сказала: «Зайнап, у твоей мамы одиннадцать детей, если ты погибнешь, у нее останется десять, а у меня одна дочь, если погибнет она, я останусь одна, поэтому за хлебом должна идти ты». Зайнап эту логику приняла.
       Омывшись холодной водой из ведра, она надела свое лучшее платье и пошла за хлебом.
       Перебегающие под обстрелом вдоль стен домов люди смотрели на нее с удивлением. За спиной она услышала чей-то знакомый голос: «Нас здесь убивают, а эта ингушка оделась, как на свадьбу». Зайнап еще выше подняла голову и сказала совсем тихо, больше сама себе: «Да, такие мы».
       Она несколько раз в этот день ходила за хлебом и по просьбе больных соседок.
       Тбилиси прожил этот первый год грузинской независимости под пулями, без тепла, почти без света. Но это не помешало Зайнап блестяще окончить первый курс консерватории. А когда училась на втором, на ее родине начался осетино-ингушский конфликт.
       В тбилисских больницах появились жертвы, в том числе раненые и изувеченные ингушские дети. Их матери приходили к Зайнап и просили спеть для раненых детишек любимые песни.
       ...На последние деньги Зайнап купила продукты. Приготовила плов. Его приготовление потребовало два дня: газа не было и готовить приходилось на электроплитке, а электричество давали на два часа в сутки.
       Сама голодная, она несла этот плов для чужих, но родных ей ингушских детей в больницу. А потом пела раненым ингушские, грузинские, русские, итальянские песни...
       Больничные палаты на несколько месяцев стали ее концертным залом.
       А через некоторое время Зайнап исключили из консерватории. Нет-нет, не за неуспеваемость. Просто Шамиль Басаев со своей бандой пришел с мечом в Абхазию. Теперь те же преподаватели, которые восторгались Зайнап, называли ингушскую девушку не иначе, как убийцей.
       Она не сопротивлялась, никому ничего не доказывала. Она, глубоко верующий человек, все в своей жизни принимала со смирением. Не обозлилась на Грузию. Наоборот, Зайнап была благодарна здесь многим замечательным людям...
       Собрала вещи, пошла за документами.
       Ее педагог профессор Нодар Давыдович Ангуладзе заступился. Он поднял такой шум, что нашу героиню вынуждены были восстановить.
       В 1996 году перед выпускным концертом знаменитая грузинская певица Ламара Чкония, уезжая на работу за рубеж, сказала Зайнап: «Наши чиновники от культуры «отлично» ставят только грузинам, но ты должна знать, что поешь лучше многих».
       Так Ингушетия получила свою первую и единственную оперную певицу...
       Но, оказывается, здесь, на родине, ее совсем не ждали. Нет-нет, люди были без ума от ее пения. После нескольких сольных концертов по популярности в республике Зайнап Кодзоева уступала разве только президенту Аушеву. Но между ней, ее талантом и людьми появились посредники — министры и мэры. Они считали, что по щелчку их пальцев певица должна бежать на устраиваемые ими для узкого круга людей торжества, собственные дни рождения... К родительскому дому Зайнап чиновники посылали «Мерседесы», зазывая петь для пьяных гостей.
       Зайнап показывала им на дверь.
       «Почему не поет Кодзоева?»— спрашивают люди. «Почему?» — спрашивает президент. «У нее свои капризы», — отвечают чиновники.
       Она с детства помнит слова мамы, сказанные еще там, в Казахстане: «Мы живем среди многих народов. Ты возьми в людях их лучшие качества, лучшее в их культуре». И Зайнап впитывала в себя культуру русских, казахов, осетин, грузин...
       Но она родилась ингушкой. И помнит о своем главном предназначении. Она может петь русские, грузинские, еврейские, итальянские песни. Но она должна спеть и записать песни своего народа.
       За пять лет после окончания консерватории Зайнап Кодзоевой не нашлось достойного ее предназначению места в родной Ингушетии. Сейчас она в Москве. Когда-то в Тбилиси она отвечала за рейды Басаева, сейчас ее останавливают московские милиционеры. На работу устроилась с трудом: здесь она — «лицо кавказской национальности».
       За гордость и сохраненный в чистоте (только таким он и нужен людям) талант она платит нищенским существованием. А ведь единство тела, души и таланта не вечно...
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera